Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Религия негров. Негритянская семья
Этнография - Народы Америки

Привезенные в Америку негритянские раоы были язычниками-вудуистами2. Они поклонялись олицетворенным силам природы и обожествленным предкам. Долгое время рабы продолжали поклоняться своим африканским богам и в Америке. По ночам на плантациях, заслышав тихую дробь священных барабанов, осторожно скользили темные фигуры рабов, спешивших в потайные места, в леса, пустыри, на болота. Там, перед импровизированным алтарем, у которого лежали жертвоприношения, их ждал жрец. Священная церемония могла варьировать, но обычно богу приносили жертвы — резали кур, голубей, коз или свиней, а затем начинались священные танцы.

Впоследствии плантаторы нашли выгодным распространить среди рабов христианское учение, которое приучало их к покорности, терпению, безропотному повиновению хозяевам. Первые христианские негритянские организации были созданы в конце XVII в. белыми плантаторами. Реакционная роль религии, отравляющей сознание трудящихся проповедью терпения и покорности и позволяющей господствующим классам безнаказанно эксплуатировать трудящиеся массы, особенно ясно видна на примере негритянской церкви. В проповедях, которые произносили перед рабами ставленники плантаторов, в уставах первых негритянских церковных организаций основной упор делался на те положения христианской доктрины, которые говорят о смирении, о труде в'поте лица своего и о воздаянии после смерти. Христианская религия не просто утешала несчастных мечтой о блаженстве в раю, о награде за горе и унижения на земле; она парализовала протест негритянских масс против несправедливости и угнетения, препятствовала борьбе негров за освобождение от рабства. Более того, церковь натравливала самих же негров против тех, кто звал их к борьбе. В уставах некоторыхпервыхнегритянских церковных организаций прямо говорилось: «Если негр в неурочное время окажется вне дома или если кто-либо из негров убежит от своих господ, мы не только не предоставим им убежища, но сделаем все от нас зависящее, чтобы они были найдены и наказаны»1.

Реакционную роль сыграла церковь белая и негритянская в период гражданской войны 1861—1865 гг., когда церковники, за небольшим исключением, вели яростную пропаганду против освобождения негров.

Самостоятельные негритянские церковные организации появились в конце XVIII — начале XIX в. Так, в 1816 г. была создана африканская методистская епископальная церковь, которую возглавил первый епископ- негр Ричард Аллен. Самостоятельной, отдельной от белой, негритянской баптистской церкви до гражданской войны и освобождения негров не существовало. Негры были членами тех же церковных общин, что и белые. После гражданской войны, когда была введена система полной изоляции негров во всех областях жизни (джим-кроуизм), сегрегации подверглись негры и в пределах «божьего храма». Отделение негров от белых в церковных организациях на Юге закреплено законом. Но и на Севере негры посещают только негритянские церкви. В противном случае им грозят оскорбления, а иногда и физическая расправа.

По данным Бюро переписи США, в 1941 г. церковь посещало 44% всех негров и 42,6% белых. Тот факт, что процент негров, посещающих церковь, несколько выше, чем процент белых, понятен: «Религия,— писал В. И. Ленин,— есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством»2. Естественно, что негры, составляющие самую забитую, самую темную часть американских трудящихся, испытывают этот духовный гнет в еще большей степени, чем остальные трудящиеся. У. Дюбуа высказал также предположение, что значение церкви в жизни американских негров объясняется, кроме того, еще и силой традиции: в Африке «жрецы пользовались огромной властью»3.

Влияние церкви более сильно на Юге Америки, где невежество и забитость большинства населения создает благоприятную почву для религиозной пропаганды. На Юге наиболее отчетливо выявляется и связь церкви с интересами господствующих классов. Негритянские священники находятся в полной зависимости от местных властей и местных землевладельцев, по первому слову которых они могут быть смещены и подвергнуты преследованию и расправе. Поэтому проповеди, произносимые ими перед паствой, целиком подсказаны интересами господствующих классов. Однако в условиях широко развертывающегося освободительного движения негров часть представителей негритянской церкви включается в борьбу. Характерным примером этого являются, например, события в Монтгомери (см. выше, стр. 446).

Большинство негритянских церквей—это не только места, где совершаются богослужения и религиозные обряды. Это также своего рода клубы, места развлечений. Так, например, на Юге церкви организуют лекции, концерты, спортивные соревнования и даже просмотры кинокартин. Само посещение церкви, при ограниченности развлечений, стало развлечением. Идя в церковь, негры надевают лучшие платья, здесь они встречаются с друзьями, беседуют, завязывают знакомства. По воскресеньям церкви открыты до 10—И час. вечера, и многие негры проводят там весь день. В церкви устраивают деловые совещания и политические митинги. Здесь можно даже пообедать.

Из числа всех посещающих церковь негров 68,8% принадлежат к баптистским общинам, 24,6% —к методистам, 2,3% составляют католики. Около 5% приходится на различные религиозные секты и культы —Мавританский орден, Миссия мира божественного отца, Синайская святая церковь и т. д. В основе религиозного разделения среди негров в известной степени лежит классовая принадлежность. Крупная и средняя негритянская буржуазия принадлежит в основном к пресвитерианской и епископальной церкви. Мелкая буржуазия и часть трудящихся посещают церкви баптистов и методистов, учения которых родились среди городской мелкой буржуазии, ремесленников и рабочих еще в конце средних веков.

Некоторые этнографы (например, М. Дж. Херскович) находят в негритянской религии следы влияния прежних языческих верований африканских негров, так называемых речных культов. Среди возможных «африканизмов» в христианской религии американских негров Херскович называет значительную роль танцев и пения в богослужении для приведения верующих в состояние религиозной экзальтации и транса, случаи «одержимости духом» (spirit possession) во время богослужения и т. д. Однако негритянские религиозные общины не отличаются в принципе от соответствующих общин «белой» церкви ни по учению, ни по характеру богослужения. Богослужение обычно состоит, так же как и в «белых» церквах, из чтения проповеди и священного писания, пения гимнов и молитвы. Большая эмоциональность богослужений и большая роль музыки, пения и танцев отмечены лишь в некоторых сельских районах Крайнего Юга и в районах, населенных городской беднотой.

Следы прежних верований негров сохранились, очевидно, лишь в том, что сейчас считается суеверием: это пережитки культов животных, вера в приметы, заговоры, амулеты и т. д., которые еще бытуют преимущественно в южных штатах. Таковы, например, культ змей, существовавший до конца XIX в. в Новом Орлеане (жрецы этого культа назывались королями и королевами, а обряды напоминали обряды первых негритянских рабов), вера в колдунов и ведьм, обожествление сил природы, большое значение, придаваемое похоронным обрядам, и т. п.

В негритянских общинах существуют многочисленные похоронные лиги и распространено так называемое похоронное страхование — сбережение денег для устройства похорон, причем деньги для этой цели откладываются прежде всего, а при наступлении тяжелых времен тратятся в последнюю очередь. Для того, чтобы устроить родителям или родственникам пышные похороны, многие верующие негры входят в непосильные расходы и потом нередко выплачивают долги всю жизнь. У негритянских бедняков существуют «блюдечковые похороны» (saucer-burials). «Блю- дечковые похороны» устраиваются на деньги, собранные в блюдечко, которое ставят на пороге дома умершего и куда бросают деньги друзья покойного и прохожие. Особое внимание к похоронам связано, возможно, с традицией обожествления предков у африканских негров. В могилу или на могилу в южных штатах иногда кладут пищу, вещи, лекарства, и т. п., умершего, что, очевидно, также является пережитком африканских обычаев. В большинстве случаев установить истоки того или иного поверья или обычая очень трудно. За 300 лет пребывания негров в Америке поверья и обычаи, уходящие своими корнями в Африку, тесно переплелись с поверьями и обычаями, перенятыми неграми у белых американцев: например, празднование различных религиозных праздников и обычаи, связанные с ними (крашение яиц и т. д.).

Влияние церкви на негритянские массы постепенно уменьшается. Особенно наглядно проявляется высвобождение из-под власти религии среди молодого поколения.

Негритянская семья

В условиях официального рабства негритянская семья законом не признавалась. Плантаторы поощряли неузаконенное половое сожительство, видя в нем путь для увеличения числа рабов. Нередко в газетах появлялись объявления о «продаже хороших производителей» — негров и негритянок. Работорговцы не задумываясь разрушали семьи невольников, продавая мужей отдельно от жен, детей отдельно от родителей. В оправдание своей бесчеловечной практики они утверждали, что негры — якобы низшие существа, близкие к животным, что они все равно были полигамистами у себя на родине в Африке. Только после окончания гражданской войны 1861—1865 гг. негритянская семья была легализована. Но тяжелые последствия дискриминации и жестокой эксплуатации негров в США разрушительным образом сказываются на негритянской семье и в настоящее время.

Статистические данные 1936 г., приводимые Г. Мюрдалем показывают более высокий процент одиноких мужчин и женщин (one-person families), незарегистрированных сожительств (common-law marriages) и разрушенных семей (broken families) среди негров, чем среди белых американцев. Так, процент покинутых негритянских женщин был равен 19,7 при 9,7% для белых женщин. Эти цифры отнюдь не говорят о каких-то «расовых» негритянских качествах — половой распущенности, легкомыслии, непостоянстве. Решающее значение имеют здесь социально-экономические и жилищные факторы. Ведь аналогичное положение обнаружено и среди беднейших слоев американцев, особенно среди иммигрантов. Теснота, скученность, нищета и высокая квартирная плата, заставляющая брать квартирантов, в огромной степени мешают нормальной семейной жизни негров. Мужчины часто оставляют семьи и скитаются по Америке в поисках работы. Женщины, работая с утра до ночи по найму, чтобы свести концы с концами, не могут уделять семье и детям достаточного внимания. Нищета негров настолько велика, что у них иногда нет денег, чтобы заплатить за регистрацию брака.

Особенностью негритянской семьи является большая самостоятельность женщины, ее во многих случаях доминирующая роль в семье, связанная с ее значительной экономической ролью. Женщина в негритянской семье часто — глава семьи, ее главный добытчик. Как говорят негры, негритянская женщина часто в семье — мужчина.

Известную роль здесь играет и традиция. Большинство негров-рабов, привезенных в Америку, принадлежало к западноафриканским племенам, сохранявшим отношения матриархата. Происхождение и родство считалось у этих племен по материнской линии, женщина пользовалась полной имущественной самостоятельностью и принимала активное участие в общественной жизни. Во времена рабства, когда «законного» брака среди негров не существовало, женщина была естественным центром семьи, на ней одной лежала забота о воспитании детей. И сейчас в сельских местностях Юга можно найти большие негритянские семьи, включающие внуков и правнуков, во главе которых стоит женщина — бабушка или прабабушка.

В семьях негров обычно много детей, особенно на Юге, среди негритянского сельскохозяйственного населения. Дети с раннего возраста начинают работать и становятся помощниками в семье. Так, на хлопковых плантациях Юга дети работают с шести лет. Обычное пожелание на свадьбах в южных штатах: «Пусть у тебя будет от него (или от нее) 12 детей» («Mayst thou beget twelve children with her or him»). Для буржуазных негритянских семей многодетность, напротив, не характерна.

Негры очень любят детей, заботятся о них, стремятся, если возможно* дать им образование. Эту черту подметил еще Марк Твэн, создавший в своей известной трилогии1 один из лучших в американской литературе образов негра — образ беглого негра Джима, нежного и любящего отца. Образ негритянской женщины, беззаветно привязанной к своим детям и даже к своим белым воспитанникам, стал стереотипным в американской литературе.

В США зарегистрирован ничтожный процент смешанных семей белых и негров. В вопросе брака наиболее ярко проявляются расовые предрассудки2, и сегрегация здесь проводится полнее, чем в какой бы то ни было другой области. В 29 штатах и в округе Колумбия смешанные браки запрещены законом. За нарушение этого закона полагается от 1 месяца тюремного заключения (Монтана, Делавэр) до 10 лет каторги (Флорида, Миссисипи, Мэриленд) и штраф от 100 до 5 тыс. долларов (Делавэр, Кентукки). В остальных штатах смешанные браки белых и негров законом формально признаются. Однако в США смешанной семье грозит не только общественный остракизм, но потеря работы, выселение из квартиры, иногда и физическая расправа: совсем недавно в дом умалишенных была помещена абсолютно здоровая женщина, вышедшая замуж за негра. Совершившие это насилие родственники женщины заявили, что, будь она в здравом уме, она никогда не поступила бы таким образом. В декабре 1949 г. в г. Валдоста (Джорджия) власти арестовали супругов Уайт и. запретили их детям посещать школу для белых на том «основании», что кто-то из предков жены Уайта якобы был негром. Если же в каком-либо из южных штатов негр будет уличен в связи с белой женщиной, он будет линчеван или приговорен судом к смертной казни по обвинению в изнасиловании, даже если связь была добровольной. Подобное обвинение — традиционный предлог для линчевания негра на Юге. Доктор Оукли Джонсон, тщательно изучив архивные материалы штата Луизиана, установил, что с 1900 по 1950 г. по обвинению в «изнасиловании» здесь были казнены по приговору суда 40 негров, причем ни один белый американец не был за это время казнен по аналогичному обвинению. За это же время, кроме того, в Луизиане было зарегистрировано 355 линчеваний, и в одном из каждых четырех случаев линчевание было совершено в связи с обвинением в «изнасиловании»*.