Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Негры США: расселение, сельское хозяйство
Этнография - Народы Америки

По переписи 1950 г., в США насчитывалось 15,5 млн. негров, что составляло около 10% всего населения Америки

Большая часть негров (не менее 11 млн.) живет на юге США, на территории бывших рабовладельческих штатов. В некоторых районах Крайнего Юга, так называемого Черного пояса (Black belt), негры составляют большинство населения.

Черный пояс начинается на побережье Атлантического океана в штате Виргиния, пересекает Северную и Южную Каролину и Джорджию, врезается во Флориду, проходит через южную и центральную части штатов Алабама, Миссисипи и Луизиана, вклинивается в восточную часть Техаса и юго-восточную часть Теннесси и кончается на западе в южной части Арканзаса. Эта территория граничит со штатами Пенсильвания, Огайо, Иллинойс и Индиана на севере, с р. Миссисипи на западе, с Мексиканским заливом на юге и Атлантическим океаном на востоке. Здесь живет около 5 млн. негров.

По сведениям Бюро переписи США, в 1950 г. одна треть общего числа негров проживала в сельских районах Юга, одна треть — в городах Юга и одна треть — в северных и западных штатах, причем наиболее крупные массы негров этих штатов были сосредоточены в городах — Нью-Йорке, Чикаго, Филадельфии, Детройте, Кливленде, Сент-Луисе и т. д. Согласно официальным данным, негритянское население южных штатов в целом неуклонно сокращается, северных и западных — возрастает. Так, за время, прошедшее после переписи 1940г., негритянское население штатов Мичиган и Калифорния почти удвоилось, тогда как в Джорджии, Кентукки, Алабаме, Миссисипи и других штатах оно уменьшилось и абсолютно и относительно.

Перепись 1940 г. показала, что больше половины негров (51,4%) жило в сельских местностях, 48,6% — в городах. По опубликованному в 1952 г. сообщению Бюро переписи США, в городах жило уже более 60% негров. Процент городского населения среди негров на Севере и Западе значительно выше, чем на Юге: 90% по сравнению с примерно 50%.

Размещение негров по географическим районам США в общем соответствует распределению их по различным областям американской экономики. Так, негры, живущие на Юге, заняты в основном в сельском хозяйстве, в то время как негры, живущие на Севере и Западе США, заняты главным образом в промышленности. Росту негритянского пролетариата на Юге препятствует политика крупных землевладельцев, собственников хлопковых плантаций, и связанных с ними текстильных промышленников, которые зачастую не нанимают негров, чтобы не лишать плантации избытка дешевых рабочих рук. Однако в последние годы, в результате перемещения ряда промышленных предприятий с Севера на Юг и индустриализации Юга, численность рабочего класса на Юге заметно увеличилась.

 

Негры в сельском хозяйстве

До освобождения негры были рабами на плантациях в южных штатах. Поскольку большинство негров продолжает жить на Юге, в главном сельскохозяйственном районе США, негритянский вопрос в известной мере представляет собой вопрос аграрный, хотя теперь большинство негров — рабочие (в 1940 г. в сельском хозяйстве было занято 40,7% негритяпского населения США — мужчин, а в 1950 г. эта цифра сократилась до 25,2% *).

Юг США — отсталый по сравнению с промышленным Севером сельскохозяйственный район, с низким органическим строением капитала, что приводит к большей эксплуатации рабочей силы, к мизерной заработной плате, к чрезвычайно низкому жизненному уровню трудящихся.

Капитализм в сельском хозяйстве Юга США начал развиваться после гражданской войны 1861—1865 гг. Сельское хозяйство Юга выросло из рабства и до сих пор окутано густой сетью пережитков рабства, которые оказались выгодными и новому эксплуататорскому классу — капиталистам. Поэтому для сельского хозяйства Юга, наряду с господством сельскохозяйственных монополий и банков, наряду с ростом крупных хозяйств и разорением мелких, что показывает высокое развитие капитализма, характерно также наличие отношений, промежуточных между рабством и капиталистической арендой,— отношений издольщины и пеонажа.

Гражданская война 1861—1865 гг. уничтожила плантационное хозяйство, основанное на рабстве, но крупное частное землевладение в южных штатах сохранилось. Небольшое число южных магнатов по-прежнему владеет огромными латифундиями, которые они сдают в аренду мелкими участками. Кроме крупных землевладельцев-плантаторов (landlords) среди сельскохозяйственного населения Юга США выделяются следующие категории: 1) мелкие самостоятельные хозяева (farmers); 2) арендаторы, платящие землевладельцу определенную устойчивую ренту деньгами или натурой (renters, standing renters); 3) арендаторы, владеющие некоторыми орудиями труда и скотом (tenants); 4) издольщики — арендаторы, лишенные средств производства и скота (share croppers); 5) плантационные рабочие, получающие за работу плату натурой в виде определенной части урожая (plantation hands); 6) наемные батраки (work hands).

Самостоятельных владельцев небольших земельных участков среди негров мало. Число их, в связи с общим процессом дифференциации фермерства и разорением мелких владельцев, * непрерывно уменьшается. С 1910 по 1940 г. число негров — владельцев ферм сократилось с 220 до 173 тыс.— более чем на 20%. В 1950 г. только 10% сельского негритянского населения Юга было собственниками небольших ферм, 71% — арендаторами (причем 57% из них издольщики), остальные — батраками.

Участки земли, которыми владеют негры, в среднем значительно.мельче, чем у белых. В 1940 г. площадь земли под негритянской фермой равнялась в среднем 58,7 акра, под фермой белого — 122,3 акра1, причем 30% земли, принадлежавшей в 1940 г. неграм, было заложено в ипотечных банках.

Хозяйство, которое ведут негритянские фермеры, экстенсивно и малопродуктивно. Выращивание из года в год одной сельскохозяйственной культуры, чаще всего хлопка, приводит к истощению почвы и низким урожаям. Плодородие почвы не восстанавливается достаточным применением удобрений, недоступно дорогих для большинства фермеров.

Оснащенность негритянских хозяйств машинами также крайне низка. Стоимость машин, приходящихся на негритянскую ферму, в среднем в два- три раза меньше, чем на ферму белого владельца. При этом нужно иметь в виду, что оснащенность машинами сельского хозяйства Юга в три раза ниже, чем в среднем по Америке. В 1936 г., согласно данным Джеймса Аллена2, стоимость машин на Юге на одну ферму составляла 100—150 долларов при сродней для США сумме в 450 долларов на ферму.

Все это свидетельствует о нищете негритянских фермеров, неустойчивости их хозяйства, что является причиной их массового разорения и превращения в арендаторов и наемных рабочих.

Огромное большинство негритянского населения Юга — издольщики и сельскохозяйственные батраки. «Типичный белый фермер в Америке есть собственник своей земли, типичный фермер-негр — арендатор»,— писал В. И. Ленин в 1914 г.3 Это положение остается в целом верным и в наши дни. Издольщина — это переходная ступень между рабством и капиталистической арендой, это кабальная, голодная, отработочная рента на мелких участках, на короткий срок, без гарантии сохранения договора со стороны землевладельца. Издольщикам сдают обычно малоплодородные или истощенные участки земли, часто на болотах или пустырях. Орудия издольщиков— соха и мул — сохранились в неизменном виде со времен рабства.

Издольщики платдт огромную арендную плату, отдавая владельцу земли треть, половину или даже три четверти урожая. Так как урожаи с этих земель очень низки, оставшейся после уплаты за аренду части урожая издольщику на жизнь не хватает. Денег, вырученных осенью от продажи хлопка, в годы низких цен не хватает даже до января. Издольщик вынужден брать в долг деньги или продукты. Кредитором обычно оказывается тот же землевладелец или торговец, связанный с определенным банком. Банки, таким образом, держат в своих руках и контролируют производство и продажу сельскохозяйственных продуктов и в первую очередь хлопка. Продукты, орудия труда, рабочий скот ссужаются издольщикам под огромные ростовщические проценты (37—50%).

Авансы начинают выдаваться в конце марта — в апреле. До этого времени, т. е. два-три зимних месяца, издольщик и его семья живут впроголодь, перебиваясь с хлеба на воду. В июле авансы прекращаются, и снова два-три месяца у негра-издольщика нет ни денег, ни пищи. Самые холодные и самые жаркие месяцы года бывают для негра-издольщика и самыми голодными.

Но вот урожай собран. Однако издольщик не может сам его продать. Во многих штатах закон передает право продажи урожая арендаторов землевладельцу, а это открывает простор для нового обмана арендаторов, В результате действительный производитель хлопка — издольщик получает только 15 центов от каждого доллара, получаемого плантатором при продаже хлопка. «Нуль к нулю и цифра к цифре, все — белому человеку и ничего негру»,— говорится в негритянской песне о расчетах белого землевладельца с издолыциком-негром («Nought to nought, an’ figguh to figguh, all full de white man, an’none fuh de nigger»).

Низкая продуктивность хозяйства, непосильная арендная плата, а также прямой обман и жульничество плантаторов, пользующихся темнотой и забитостью негров-издолыциков, не дают неграм возможности погасить долг. Для того, чтобы существовать, издольщик вынужден вновь брать авансы. Из года в год его долг землевладельцу увеличивается, и в конце концов издольщик становится кабальным должником плантатора. По закону или по обычаю южных штатов издольщик не может уйти в другое место, пока он не выплатит всего долга. Кроме того, между землевладельцами существуют негласные соглашения — не заключать договоров с издольщиками, арендовавшими ранее землю у других плантаторов. Таким образом, издольщик на всю жизнь прикрепляется к одному участку земли, к работе на одного хозяина. Так создается на Юге система пеонажа, принудительного труда на белого хозяина за невыплаченный долг, по существу не отличающаяся от настоящего рабства. В 1953—1954 гг. в Алабаме было вынесено несколько судебных приговоров лицам, виновным в «насильственном удержании негров в услужении и пзонаже»1. Однако достоянием гласности случаи пеонажа становятся весьма редко. По подсчетам Кеннеди, пеонаж распространяется на Юге США не менее чем на 300 тыс. негров и на значительное число белых издольщиков2.

Издольщик находится в полной зависимости от землевладельца и не имеет никакой защиты от его произвола. По свидетельству Гарри Хэйвуда, менее 2% издольщиков на Юге имеют «даже такую незначительную гарантию от произвола, как письменный договор»3. Плантатор решает, что и когда будет посеяно на участке издольщика, какую пищу и в каком количестве он будет получать, каким сельскохозяйственным инвентарем и рабочим скотом пользоваться. Плантатор определяет и продолжительность рабочего дня, который фактически длится от зари и до зари. Во многих случаях для наблюдения за работой негров приставлены вооруженные надсмотрщики4.

Землевладельцы эксплуатируют труд не только издольщика, но и членов его семьи, его жены и детей. Часто работа членов семьи издоль^. щика ставится обязательным условием аренды. В целях эксплуатации детского труда в хлопковых и фруктовых районах Юга под давлением землевладельцев установлен сокращенный учебный год в школах. Подсчитано, что в южных штатах число детей 10—15 лет, не посещающих школу, в десять раз больше, чем в северных штатах.

Удел негра-издольщика — голод, нищета и бесправие. Годовой бюджет подавляющего большинства негров намного меньше необходимого прожиточного минимума. Основная пища негра-издольщика — кукурузный хлеб, кофе, немного фруктов и овощей, меласса (черная патока), иногда бекон. Молока, мяса, масла издольщики не видят месяцами. И взрослые, и дети редко имеют обувь, одеждой часто служат перешитые старые мешки. Простыни, матрацы, рубашки и другое белье — «роскошь, недосягаемая для издольщика.

Тяжелая жизнь издольщиков толкает их на борьбу за улучшение своего положения. Однако эта борьба наталкивается на организованный отпор плантаторов и их куклуксклановских прислужников, которые разгоняют кооперативы издольщиков и убивают организаторов профсоюзов. Попытки негров-издольщиков штата Арканзас объединиться и потребовать справедливого расчета и письменных договоров привели в 1919 г. к кровавой бойне, во время которой было убито 50 негров. Возникший в 1931 г. в Алабаме Союз издольщиков также был разгромлен плантаторами в сообщничестве с полицией.

В 30-х годах были организованы Союз негритянских сельскохозяйственных рабочих, арендаторов и издольщиков, Союз южных арендаторов, объединявших и белых арендаторов и негров, и др. Однако до сих пор организаций издольщиков очень мало, и они слабы. В своем выступлении на пленуме Национального комитета американской коммунистической партии в марте 1950 г. член Национального комитета Бенджамин Дэвис подчеркнул необходимость обратить особое внимание на работу среди негритянских издольщиков, на организацию союзов и на вовлечение в борьбу за улучшение своего положения широких масс негритянского сельскохозяйственного населения.

В последние годы исследователи экономики Юга обратили внимание на некоторое сокращение числа негров-издолыциков. Так как число негров — владельцев ферм при этом почти не увеличилось, сокращение числа издольщиков следует, по-видимому, объяснять их разорением и превращением в сельскохозяйственных батраков или рабочих.

Негритянские сельскохозяйственные батраки находятся на самой последней ступени нищеты. В своем большинстве они являются сезонными рабочими, в периоды сева или уборки урожая кочующими с плантации на плантацию, из одного района в другой. Получаемая ими заработная плата крайне низка. Часто они вообще не получают никакой гарантированной заработной платы и вынуждены довольствоваться лачугой и продовольствием, которое хозяин дает им в кредит под огромные проценты.

Дешевизна рабочих рук на юге США сделала невыгодной механизацию сельского хозяйства. Хлопководство и табаководство поэтому — самые отсталые отрасли американского сельского хозяйства. А это, в свою очередь, влияет на уровень жизни, обусловливая низкую заработную плату и нищету народных масс.