Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельские поселения американцев. Некоторые бытовые черты американцев
Этнография - Народы Америки

Сельские поселения в США — двух основных типов: фермерские и деревенские. Обычно фермы" располагаются на сравнительно большом расстоянии одна от другой. Особенно характерен первый тип для Среднего Запада, где земли раздавались по закону о гомстедах. Фермы тяготеют либо к большой плантации, хозяин которой сдает землю в аренду, либо к ближайшему городу, живущему торговлей с фермерами. Распространены и деревенские поселки, которые также обслуживают ближайшие фермы. Такие поселки образуются около мельницы или какого-нибудь другого предприятия, связанного с сельским хозяйством. Здесь обычно находится почта, аптека, закусочная, магазин, холодильник, хозяин которого принимает у фермеров на хранение скоропортящиеся продукты. Но в общем деревенское поселение более характерно для районов, где остались потомки колонистов, селившихся общинами. В них живет всего 6,4% населения страны. В таких деревнях постройки, жилые и служебные, стоят кучно, близко одна от другой, а земельные участки находятся да деревней. Примером подобного поселения могут служить деревни мексиканцев в юго-западных штатах, деревни мормонов в штате Юта, деревни молокан в Аризоне, швейцарцев в Висконсине, деревни потомков английских переселенцев в глухих местечках штата Кентукки и т. д.

Обычная ферма небогатого хозяина — это одноэтажный дом, с одной- двумя комнатами и кухней. Дом снабжен двумя входами — парадным и задним крыльцом. На заднем крыльце хозяйка фермы чистит овощи, моет посуду; во дворе около колодца с воротом стирает белье. Дома зажиточных фермеров бывают и двухэтажные или с мезонином, с террасой и задним крыльцом. Амбары крупных американских ферм похожи внешним видом на ангар, к амбару примыкает элеватор. Такие фермы снабжены всеми удобствами: электричеством, телефоном, водопроводом и пр. Большинство же фермерских жилищ ничего подобного не имеет. Здесь в ходу керосиновые лампы, керосинки для приготовления пищи, маленькие окна, уборные во дворе, колодцы вместо водопроводов.

В штате Небраска, где зимы снежные и очень холодные, некоторые фермеры зимой живут в городе. Весной всей семьей направляются на своп участок, где и живут до сбора урожая. Так как на несколько месяцев строить прочный дом не имеет смысла, делают времянки из привезенных пз города фанерных листов, которые осенью опять увозят в свой городской дом. Более зажиточные приобретают специальные вагончики на колесах, которые прицепляют к автомобилю. Такие вагончики удобны и для переездов, и как временное жилье.

Правительственные комиссии, обследовавшие жизнь сельскохозяйственных рабочих-сезонников, или, как их называют в США, мигрантов, не раз отмечали их тяжелые жилищные условия. «Их жилища,— писал один пз членов комиссии, обследовавшей в 1940 г. поселки рабочих луковых плантаций в Кентукки,— большей частью представляет собой однокомнатное строение,в котором ютится семья в 8—12 душ. Здесь они едят, здесь они и спят. Многие семьи поселены в хлевах вместе со скотиной. Два амбара, коптильня, гараж и кузов старого грузовика также использованы под жилье»1.

Американцев называют нацией на колесах. Автомобиль — наиболее принятый вид транспорта в стране. Прокладываются новые автострады, улучшаются старые дороги, чтобы облегчить движение автотранспорта. «Миллионы акров плодородной земли,— пишут Э. и С. Ниринги,— изымаются из культивации и отводятся под транспорт. По этим сверхмагрь стралям сейчас движется более 50 млн. машин, тогда как в 1945 г. их было лишь 30 млн.»2.

Автострады с пересечениями поверху или понизу, с большими перекрестками в форме клеверного листа и почти без светофоров намного увеличивают темп движения. В США ежегодно давят насмерть 35—40 тыс. человек3. Вместе с тем огромное количество автомобилей в крупных населенных центрах превращает автомобиль в обузу. В Нью-Йорке по воскресеньям легче и скорее добраться метрополитеном, чем пробиться через множество машин, забивающих магистрали. Все увеличивающийся размер легковых автомашин еще более осложняет положение. IJ Нью-Йорке и в ряде других городов на многих улицах машины пропускают только в одном направлении.

Большие многоместные автомобили и грузовички, специально для этого оборудованные, дают приют целым семьям во время загородных .прогулок или в далеких путешествиях в дни отпуска.

Некоторые бытовые черты американцев

Американская семья. Семейные традиции американцев восходят к далекому прошлому, к тяжелым условиям колониального периода. Наиболее ярко проявляются эти традиции в семье американских трудящихся, в воспитании детей, в самостоятельности и авторитете женщины — матери семейства. Колонистки — жены и дочери переселенцев несли на своих плечах трудности, связанные с устройством на новом месте, мужественно переносили лишения и опасности. Подавляющее большинство колонистов были мелкими землевладельцами, которые своими силами возделывали землю. Для них держать батраков и прислугу было не под силу. Их труд и труд их детей играл важную роль в хозяйстве. Кроме железных сельскохозяйственных орудий, железных котлов, оловянной посуды и других немногочисленных предметов, все остальное изготовляли ремесленники, жители той же общины либо сами фермеры. Мясо коров и свиней засаливали впрок, кожи их шли на одежду, седла, из овечьей шерсти женщины ткали холсты. Одежду шили и женщины и мужчины.

В зимние дни мужчины мастерили деревянные сельскохозяйственные орудия, домашнюю утварь, украшенную резьбой, деревянную мебель. «Все мужчины кругом — плотники, столяры, колесники, медники, булочники, дубильщики, башмачники, торговцы сальными свечами, моряки»,— писал о колонистах XVII—XVIII вв. каролинский миссионер Армитсон4.

В этих условиях от количества членов семьи — от числа рабочих рук в хозяйстве в известной мере зависело благосостояние семейства. Многосемейность почиталась христианской добродетелью. Женщина — мать семейства пользовалась всеобщим уважением. Некоторую роль в этом играло и то обстоятельство, что первое время в колониях европейских женщин было мало. В браки вступали колонисты разных национальностей- И хотя различие религии, национального происхождения, незнание языка не могли не ограничивать общения, тем не менее смешение различных национальных групп шло очень быстро. Складывались семьи с различными этническими традициями, семьи, в которых существовало двуязычие^ Особенно частыми были браки между людьми разных национальностей, но одной* религии. Браки между англичанами и голландцами, немцамиг французами-гугенотами были самым обычным явлением. Естественно,, что и в быту таких семей происходило смешение, вытеснение одних традиций другими.

Условия капиталистической действительности отразились и на американской семье. По сравнению с колониальным периодом, она прежде всего стала меньше по размерам. По переписи 1790г., средняя величина семьи по всей стране равнялась 5,5 человека. Если в 90-х годах XVIII в. семьи из двух-трех человек составляли всего 20,2% всех американских семей, то в 1948 г. число таких семей увеличилось более чем вдвое (56,9%)г. Конечно, в различных районах страны численность членов семьи варьирует: на Юге больше многодетных семейств, в сельских районах детей больше, чем в городских2.

Большие изменения произошли и в положении женщины. С уменьшением численности семьи и с упрощением ведения хозяйства, сокращением жилой площади, а также с ухудшением экономических условий увеличивается число женщин, работающих по найму. В 1940 г. работало только около 15% всех замужних женщин, а в 1950 г.—уже 25% 3.

Ухудшение экономического положения трудящихся города и деревни, неуверенность в завтрашнем дне не могут не вызвать снижения числа браков и уменьшения численности детей в этой среде. В годы кризисов, число браков понижается особенно резко (в 1932 г. на тысячу человек было заключено менее 8 браков, т. е. соотношение достигло 1 : 125, в та время как до кризиса это соотношение было равно 1 : 60). Соответственно* снижается и рождаемость. Между 1860 и 1910 гг. она понизилась с 41 до 27 на тысячу4 и в 1954 г. спустилась до 24,9 на тысячу.

В качестве еще одной отличительной черты современной семьи исследователи указывают на ее непрочность. Так, в 1867 г. по всей стране было* зарегистрировано около 10 тыс. разводов; в 1914 г. их было уже 100 тыс.5 И далее число разводов неуклонно повышается. В 1950 г. численность населения США в два с половиной раза превышала численность их населения на 1890 г. Число же разводов за это же время соответственно увеличилось в 12 раз 6.

Все приведенные цифры относятся к так называемым средним показателям, они не помогают раскрыть процессы, которые происходят в семьях различных классов. Указывая на общую тенденцию, исследователи американской семьи не вскрывают причин отмечаемых ими процессов, а они. не одинаковы для различных слоев населения.

В семействах крупной буржуазии, где браки часто закрепляют сделки между фирмами, средний возраст вступления в брак 27 и более лет. С тегением времени все более богатеющая американская олигархическая верхушка превратилась в нечто подобное аристократическим семьям Европы. Члены семейств из династий Морганов, Дюпонов, Мелонов и прочих вступают в брак в пределах своего ограниченного круга. Часто браки заключаются даже внутри разросшихся семей. Не так давно глава семьи Дюпонов из боязни нездорового потомства запретил членам своего многочисленного семейства вступать между собой в брак. Состоятельные американцы позволяют себе не придерживаться канонов пуританской морали, которые они считают обязательными для простых смертных. Деньги помогают обходить строгие законы штатов. За деньги можно найти священников (marrying parsons), которые свяжут брачными узами несовершеннолетних, а чтобы обойти законы о разводах, существует город Рено (штат Невада), известный по всей стране. Сюда приезжает богатая публика, так как, по законам штата, для развода достаточно прожить в штате шесть недель. Город Рено сделал разводы своим бизнесом, предоставив к услугам ожидающих развода буржуа роскошные отели и увеселительные заведения — рестораны, казино и т. п.

Совершенно не освещаются в американской научной литературе вопросы семьи и быта американских рабочих и фермеров. Кроме клеветнических измышлений по поводу якобы низкого морального уровня или чего-либо в этом роде, трудно что-нибудь найти. Зато богатый материал в этом отношении дает прогрессивная американская литература. Она знакомит нас с бытом простых американцев, с их душевным миром, семей- лыми отношениями в той мере, в какой это обычно дает художественная литература. В рассказах прогрессивных американских писателей перед нами встает вереница американских семей — рабочих, фермеров, интеллигентов с их горестями и радостями, с их обычным кругом деловых и домашних забот.

Тяжелое материальное положение вынуждает всех членов рабочей семьи искать работу. Это не значит, что они ее находят. Если же мать семейства остается дома, то работает она не меньше, чем все остальные члены семьи, уходящие на завод, шахту и пр. На ее обязанности лежит трисмотр за маленькими детьми, починка одежды, изыскание наиболее дешевых продуктов.

Как правило, семья рядового"американского рабочего не имеет сколько-нибудь значительных сбережений; те деньги, которые удается с большим трудом скопить, откладываются на случай потери работы или болезни. Медицинская помощь в США обходится очень дорого. И заболевание кормильца семьи на два-три месяца может грозить полным разорением. При большой разбросанности американских городов и поселков, автомобиль почти единственное средство сообщения. В тех случаях, когда семья имеет автомобиль, обычно мать семейства, если она не работает, отвозит мужа к месту работы, детей в школу и доставляет их обратно. Если мать семейства, кроме дома, еще и работает на производстве, на ее плечи ложится двойная тяжесть изнурительного труда на фабрике, заводе и работы по дому. Приготовление пищи с широким использованием консервов занимает минимум времени.

Стол американцев все более и более стандартизируется, а вкусы потребителей находятся в полной зависимости от рекламируемых пищевыми монополиями продуктов, непитательных, а зачастую и прямо вредных. Об этом последнем обстоятельстве свидетельствуют проходившие весной 1948 г. в конгрессе дебаты по вопросу об отмене налога на маргарин. Один из конгрессменов едко заметил: «Если бы американские домашние хозяйки придавали хоть малейшее значение нашим аргументам, высказанным в сегодняшних дебатах, то, конечно, большинство из них весь остаток своей жизни стали бы употреблять яблочное повидло»1 (которое хозяйки готовят сами).

Семья зажиточного фермера покупает в основном бакалейные продукты; мясо, масло, яйца, молоко — свои. Припасы часто хранят в холодильниках, содержащихся предпринимателем в ближайшем городке. Сельская беднота и мелкие фермеры не в состоянии обеспечить, разнообразный, питательный стол. Большей частью такие фермерские- семьи не едят ни масла, ни яиц, ни фруктов, которые производятся на их фермах, так как все эти продукты идут на рынок и еще на корню закуплены какой-либо монопольной компанией. Маргарин заменяет, им. масло, а бобы, лепешки из кукурузной муки, изредка мясо составляют их однообразный рацион.

Трудящиеся городов питаются довольно однообразно. Утром кофе или чай, хлеб с маслом, но чаще с маргарином. Во время лэнча идут в кафетерий с самообслуживанием, или в аптеки, где можно получить сандвич с мясом, пирог с фруктовой начинкой, супы из консервов и, конечно, кофе — излюбленный напиток американцев. Основная еда — обед (supper) вечером, после работы. В обед подают мясо с бобами различных сортов, супы (в очень небольшом количестве), овощи. Хлеба едят мало.

Обращаясь к истории американского быта, следует отметить большое влияние индейской кухни на пищевой рацион пришлого населения Северной Америки. Культурные растения, выращиваемые индейцами,— кукуруза, бобы, а также табак прочно вошли в обиход американцев, как и всего человечества. Некоторые способы приготовления пищи, как известно, европейцы также переняли у индейцев. Прибывавшие в Америку иммигранты из разных стран сохраняли свои вкусы, привычки к тому или иному виду пищи. Они привозилп семена злаков и фруктов своей родины и выращивали их на новой почве. Украинцам Америка обязана лучшими сортами пшеницы, японцам и китайцам — культурой риса и целого' ряда овощей, жителям Средиземноморья — виноградниками, виноделием, а французам, кроме того, тонкой французской кухней. Итальянские maccaroni и spagelli (макароны) знает каждый американец, а украинский borsch (борщ) — одно из любимых блюд американских хозяек. Множество французских, итальянских, греческих, китайских, русских ресторанов и кухонь сохраняют традиционные национальные блюда. Американцы очень охотно посещают такие рестораны и столовые. Но> в домашней жизни приготовление национальных блюд требует больше времени и денежных затрат. Надо также отметить, что умение- в домашних условиях консервировать овощи и фрукты -- большое подспорье для американских хозяек.

Спиртные напитки поглощаются американцами в довольно больших количествах. Во многих домах имеется своп шейкер — несложный прибор для смешивания коктейлей. Вина и разного сорта виски пьют со льдом, как вообще почти все напитки. В США имела место длительная, хотя и безуспешная борьба против употребления спиртных напитков. Еще в 1838 г. штат Массачусетс провел у себя закон, ограничивавший продажу алкогольных папитков в тавернах и магазинах. Вокруг этой меры поднялась борьба. Несмотря на сопротивление владельцев магазинов и салунов (бар, кабачок), которые были не только очень богатыми людьми, но, как правило, и политическими воротилами, держащими в своих руках местную власть, к 1855 г. все северные штаты, кроме Ныо-Джерси, приняли ограничительные законы. В борьбу вокруг сухого закона были вовлечены самые различные слои населения. При очередных выборах кандидаты получали голоса в зависимости от того, были ли они за или против сухого закона.

В конце XIX в. в США поднялось движение женщин за избирательные и другие гражданские права (суфражизм, от suffrage — право голоса).

Противники сухого закона были самыми ярыми врагами суфражизма: они боялись, что, получив право голоса, женщины, и без того проявившие активность в борьбе с алкоголизмом, сыграют решающую роль в проведении запретительного закона.

В 1895 г. наряду с множеством религиозных, женских и других трезвеннических общественных организаций была создана Антисалунная лига Америки. После первой мировой войны борьба вокруг сухого закона достигла апогея. На торговцев спиртными напитками смотрели как на предателей, немецких агентов, ослаблявших нацию. В 1920 г. в конституцию была включена статья (18-я поправка к конституции) о запрете производства, продажи и перевозки спиртных напитков в США.

Бутлегеры, промышлявшие подпольной продажей спиртного, неимоверно богатели, а пить виски, вопреки всем рогаткам, стало модным. Шайки гангстеров, стакнувшихся с полицейскими и муниципальными властями, буквально наводнили крупные города страны. «Столицей» организованного бутлегерства стал Чикаго. Глава гангстеров, Ал Капоне, заработал jaa сухом законе 20 млн. долларов.

С наступлением кризиса 1929 г. и депрессии стремились открыть рынок для избытка пшеницы. В отмене сухого закона многие видели спасение от затоваривания пшеницы, из которой изготовляли спиртные напитки. Однако эта частная мера, конечно, не могла уменьшить экономические трудности в стране. Не привела она и к снижению преступности в США.

Обратимся к другим сторонам быта американцев. Одежда американцев, как и многие другие стороны жизни, стандартизована. Вкусы американцев воспитывает реклама, одно из сильнейших средств, которым пользуются американские монополии. Производство одежды и создание мод монополизировано немногими трестами, которые развивают самую оживленную деятельность по сбыту своих товаров. Большинство американцев покупает готовое платье. Услугами модисток и портних пользуются лишь состоятельные люди. Моды диктуют Голливуд и различные торговые фирмы, среди которых наиболее влиятельна фирма Вулворта. Работа в учреждении требует от служащих, чтобы они были одеты нарядно и но моде. Смена мод вынуждает американскую женщину, служащую в учреждении и обязанную следить за модой, менять туалет из сезона в сезон. Выходом из этого положения является приобретение дешевых и недолговечных вещей. Женщины, работающие на производстве, часто носят такую же спецодежду, как и мужчины, комбинезон и мужского покроя рубашку. Очень часто — при работе по дому, на поле или в огороде — американские женщины носят брюки. Своих детей американцы стараются одевать нарядно и по моде.

В скотоводческих районах фермеры часто носят классический ковбойский костюм, только без кольта за поясом: клетчатая рубаха «ковбойка», широкие брюки и широкополая шляпа с довольно высокой тульей и полями, слегка загнутыми кверху по 5окам.

Национальный костюм для отдельных областей и иммигрантских групп уходит в прошлое. Отход от национальных форм одежды вполне понятен. Непривычная одежда иммигрантов привлекала недоброжелательное внимание толпы, выделяла иммигранта из общей массы, указывая на его происхождение. Обидные клички, приставания хулиганов, насмешки обывателей, удивленных чуждым для них видом, заставляли иммигранта спешить одеться в обычное для американца платье.

Потомки переселенцев колониального периода, задержавшиеся в сельских местностях и живущие компактно, до некоторой степени сохраняют старые национальные формы одежды. Остается самобытной и одежда национальных меньшинств (индейцев, китайцев, мексиканцев юго-западной области). До сих пор удерживается национальная одежда у американских армян, голландцев, норвежцев, швейцарцев и др. Но большей частью ее надевают по праздникам, а также в целях рекламы. Так, на праздник тюльпанов потомки голландских пионеров наряжаются в деревянные башмаки и прочие атрибуты голландской одежды. В Сан-Антонио в дни карнавалов юноши и девушки, изображая испанцев эпохи колонизации, щеголяют в дедовских костюмах. На карнавалах в Новом Орлеане французы рядятся в костюмы маркизов XVIII в. Швейцарцы Висконсина, собираясь в дни праздников, обязательно надевают тирольские шляпы, короткие курточки и прочие аксессуары швейцарских костюмов.