Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Язык американцев. Американские города, их архитектура
Этнография - Народы Америки

Государственный язык США — английский. На нем говорит большинство населения страны, в том числе негры и часть индеицев. В настоящем своем виде англиискии язык американцев довольно сильно отличается от языка жителей Англии. Все же англичане и американцы прекрасно понимают друг друга, хотя некоторые лингвисты даже выделяют язык американцев как особый. Деиствительно, в языке американцев много своеобразия. Его лексические и фонетические особенности вызваны тем, что с XVII в. английский язык американских колоний, а впоследствии США, развивался в особых условиях в ходе развития американской нации. Он подвергся большому влиянию германо-скандинавских, а затем некоторому влиянию славянских языков, итальянского, еврейского, а также индейских языков. Эти влияния сильнее всего сказываются в разговорной речи. Такие индейские слова как «тобогган», «пеммикан», «вигвам» прочно вошли в литературный язык и в разговорную речь американцев. То же можно сказать о словах испанских («ранчо», «сьерра», «каньон»), немецких («пумперникель»), итальянских («спагетти»), еврейских («метцие»), украинских («борщ») и многих других. Названия штатов, населенных пунктов, озер, рек и гор звучат на языках всех национальностей. На географической карте США можно встретить Москву (Москау), Одессу, Киев, Санкт-Петербург, Новый Орлеан, Афины (Атене), Бостон, Ланкастер, Брин-Маур, Данбар, Мпсиланти, Макдональд, Сан-Антонио, Сан-Франциско — по большей части в зависимости от того, кем тот или иной город был основан; или чисто индейские названия — Омаха, Дакота, Юта, Оклахома, Аппалачи, Гурон и др.

Наряду со словами, воспринятыми из других языков, американский язык имеет в своей лексике черты, которые были вызваны отличными от английских условиями жизни, особенностями капиталистического развития США. Так, например, американская терминология в области железнодорожного транспорта основана на сравнении железнодорожного сообщения с водным, в то время как соответствующая терминология англичан построена на сравнении с дилижансом. И если англичанин говорит, что он едет в поезде (in a train) и выходит из него (out of it), то американец едет на поезде (on a train), как и на пароходе (on a boat), и сходит с него (off it). Приспособление впереди паровоза, устраняющее с пути случайные помехи, англичане называют плугом, а американцы «уловителем коров» (cow-catcher).

Различают три местных диалекта языка американцев: восточный, южный и западный (или общий). Восточный, или диалект Новой Англии, основан на развившемся в американских условиях английском языке колонистов-пуритан XVII в. В 1947 г. насчитывалось 9 млн. человек, говоривших иа этом диалекте. Культурный центр этой области — г. Бостон. На южном диалекте говорит около 40 млн. американцев, среди них 11 млн. негров. Две трети населения страны говорит на западном диалекте, который некоторые лингвисты склонны считать общеамериканским языком.

Американские города, их архитектура

В истории американской архитектуры городов повторяется, как в зеркале, сложная история американской нации. Городская архитектура идет от примитивных срубных построек первых колонистов до современных городов-гигантов. В американском городе, деревенском поселке или ферме можно увидеть следы многонационального происхождения американцев. Переселенцы из разных стран Европы приносили с собой привычный им стиль построек, технику строительства, свои вкусы, которые приходилось приспосабливать к местным условиям.

Первая колония англичан в Виргинии на о-ве Роанок была маленьким поселком, защищенным палисадом и рвом от индейцев. Очень скоро после того, как местное индейское население было истреблено, виргинские колонисты перестали нуждаться в постройке укрепленных поселков, и место последних заняли обычные города и селения в английском духе с домами каркасной стройки.

Различают три архитектурных стиля колониального периода: стиль Новой Англии, голландский, южный. Иногда выделяют особо пенсильванский колониальный стиль1. Для Новой Англии было характерно широкое применение в постройках дерева, для Пенсильвании — необработанного камня, для южных колоний — кирпича. Особенностью жилых построек Виргинии были огромные камины из кирпича. Одна из стен камина выступала на фронтальной части дома. Дома голландского стиля представляли собой строения со стенами, обшитыми досками, и с высокой большой крышей, прикрывавшей весь второй этаж. Надо сказать, что таких крыш сами голландцы в Америке не строили, их добавили к постройкам голландского стиля английские переселенцы. И сейчас на старых улицах Харли и Кингстона (на Гудзоне) сохранились такие постройки. Нью-Йорк до пожара 1776 г. был застроен зданиями английского и голландского стилей.

На первых порах постройки в английских колониях были довольно грубы и почти не имели украшений. Постепенно их качество улучшалось. До войны за независимость преобладал английский ренессанс, ибо в своих архитектурных вкусах колонисты следовали смене стилей в Англии, но в местных условиях, с заменой камня деревом, постройки стали изящнее, стройнее. В Сейлеме, Кембридже, Ньюпорте (Новая Англия) сохранились памятники этой архитектуры. В годы войны за независимость и после нее американская архитектура все более отходила от английских традиций. Приток переселенцев из разных стран Европы не мог не повлиять на общее направление архитектурных вкусов в США. Так, с 1820 по 1860 г. американские архитекторы отдали дань греческому ренессансу, распространившемуся в эти годы в Европе в связи с войной Греции за независимость. Типичными для стиля данного периода являются здания колледжа Жирарда в Филадельфии (1833—1847) и Капитолий в Вашингтоне, ставший образцом для всех государственных зданий страны. Церкви и молитвенные дома тоже строили в греческом стиле. Не избежали этого повального увлечения и владельцы усадеб и ферм. «Мотивы греческих храмов, — писал немецкий ученый Г. Мюн- стерберг, проживший в США десять лет, — заблудились в усадьбах фермеров, но при шаблонном их применении они производили такое монотонное впечатление, что ими вскоре перестали пользоваться для домов частных лиц»*.

Города юго-запада страны и Луизианы носят отпечаток испанской и французской архитектуры.

В испанских колониях было несколько типов поселений: президио—постройка замкнутая по прямоугольнику, с внутренним двором, с окнами, обращенными во двор, с угловыми башнями. Здесь жил комендант,размещался гарнизон и миссии, , состоявшие из церкви, часовни и служебных помещений и жилищ индейцев, обращенных в христианство и закрепленных за миссией. На тихоокеанском побережье Калифорнии, от Сан- Франциско до Сан-Диего, где в 1769—1825 г. сосредоточивались миссии, сохранились великолепные памятники испано-индейской архитектуры того времени. Здания миссий в Техасе были менее многочисленны, но отделаны гораздо тщательнее и богаче. Миссия Санта-Барбара (1786), одна из прекраснейших построек этого типа, была создана руками индейцев. Господствовавшие тогда в Испании архитектурные стили отличались обилием сложных и зачастую безвкусных украшений. Индейские же мастера придавали возводившимся ими постройкам более простые и вместе с тем облагороженные формы. В орнаментике испанских церквей очень часто можно видеть индейские мотивы. Современные города юго-запада США носят на себе отпечаток, с одной стороны, испанского, с другой — индейского влияния, что особенно верно для штата Нью-Мексико. Испанское влияние чувствуется и во Флориде, также бывшей колонией Испании.

Гораздо слабее в архитектуре городов США французское влияние.

В Новом Орлеане, центре, бывшей французской колонии Луизианы, уцелело от пожаров 1788—1794 гг. несколько домов XV1I1 в. Усадьбы план- таторов-креолов часто также выдержаны во французском колониальном стиле. Но они теряются среди усадеб, построенных в итальянском, испанском, греческом стиле или в стиле построек Новой Англии.

Развитие капиталистических отношений в США, появление крупных состояний знаменуется новым периодом в истории архитектуры США, получившим меткое название «периода парвеню» (выскочек). В городах Запада, выстроенных в конце XIX — начале XX в., можно увидеть на одной и той же улице подражания дворцам всех стран мира. Крупнейшим архитектором этого периода был основатель школы американского «романеско» — Генри Ричардсон. Он является автором и строителем знаменитой церкви Св. Троицы ( Trinity church) в Бостоне. Ричардсон брался только за большие, дорогостоящие работы. Иметь дом, построенный Ричардсоном, считалось признаком высшей респектабельности и богатства. Он строил дома из гранита или из кирпича в сочетании с желто-серым гранитом, с круглыми остроконечными башнями, романскими тесными арками, тяжелыми балконами и стрельчатыми крышами. В Чикаго, Цинциннати, Сент-Луисе, Сан-Франциско есть много домов, построенных Ричардсоном и его последователями. Только Ныо-Иорка романский стиль совершенно не затронул.

В 1888 г. в Чикаго был построен первый многоэтажный дом с каркасом из стальных рельс — родоначальник американских небоскребов. Первый небоскреб (он имел 22 этажа) построен в том же Чикаго в 1891 г. До 1896 г. небоскребы оформлялись в романском стиле, господство которого подходило к концу. Впоследствии американские архитекторы приспособили к особенностям конструкции небоскребов готический стиль. Цожалуй, наиболее ярко выражены эти новые черты в здании газеты ^Чикаго трибюн», построенном в стиле модерн, но увенчанном готическими башнями и шпилями. Значительная часть Нью-Йорка — деловые кварталы, где экономия площади доведена до предела,— застроена небоскребами.

Гордость американцев — 102-этажное здание Эмпайр Стейт Билдинг, построенное в 30-х годах. В 1922 г. был объявлен международный конкурс на лучший проект этого здания. Из 260 проектов, поданных архитекторами 23 стран, был избран проект американцев Джона Хоуеллса и Реймонда Гуда. Почти в каждом большом городе США имеется несколько или хотя бы один небоскреб, обычно возведенный в центре. Но и в Нью-Йорке, -о котором существует представление как о городе небоскребов,больше всего не небоскребов, а домов в 5—8, а то и в 2—3 этажа. Особенно много таких домов в пригородах и в кварталах богачей.

Период с начала 1890 по 1917 г. выделяется как период эклектической .архитектуры. Для него характерно отсутствие единого направления, господствующей школы. Делаются попытки возродить колониальные стили. Для этого считалось достаточным снабдить дом белыми колоннами, карнизом и зелеными жалюзи.

В Нью-Йорке па Пятой авеню, на Бродвее в эти годы сооружали дома, копирующие стили Людовиков, итальянской архитектуры и пр. Такая же пестрота стиля характерна и для главных улиц городов степных штатов. Довольно распространен стиль Корбюзье. Сравнительно недавно выстроенные здания в Техасе, Нью-Мексико, Аризоне возведены в староиспанском стиле, сочетающемся со всеми техническими усовершенствованиями современности. В моде стиль построек индейцев иуэбло. Здание антропологической лаборатории в Санта-Фе (Ныо-Мексико) представляет глинобитную постройку, напоминающую постройки восточных иуэбло, но с дубовыми резными дверями, внутренним европейским убранством, со всеми удобствами. Такие дома рассчитаны на обеспеченных людей — эстетствующую буржуазию, модных писателей и художников, кинозвезд. Строятся коттеджи в духе построек Новой Англии, «хижин» Дальнего Запада и т. д.

Представление о любви американцев к такого рода стилизации дает описание Б. Полевым дома одного американского журналиста в Окленде. Дом построен из плохо отесанных балок, сложенных нарочито небрежно. «Внутренний вид жилища,— пишет Б. Полевой, — соответствовал внешнему, пол, сложенный из неровно отесанных гранитных глыб, из красного кирпича камин, вместо столов — на поленьях две красной медью обитые двери от старого жилья. В углу комнаты, как почти во всякой гостиной американского интеллигента, стойка для сбивания коктейлей, тоже нарочито грубо сколоченная. Прямо в середину гостиной вылезают обломки какой-то кирпичной стены, должно быть оставшейся от предыдущей постройки»1.

Архитектурная пестрота свойственна главным образом крупным городам, а также городам средней величины, возникшим в западных областях страны сравнительно недавно с середины или конца XIX в. Небольшие же городки в самых различных районах страны чрезвычайно похожи друг на друга. Улицы в таких городах застроены домами, которые трудно отличить один от другого, что является обычным предметом шуток американцев. Как правило в таком городе имеется аптека, рынок, один-два ресторана, кинотеатр, расположенные в центре.

Крупные американские города имеют особенность, которая объясняется историей страны. Это «иностранные» кварталы. В Нью-Йорке этих кварталов особенно много. В Нижнем Манхаттане находятся кварталы еврейский, венгерский, румынский, на Первой Авеню — итальянский квартал «Малая Италия», в негритянском квартале Гарлеме живут негры, евреи, итальянцы, ирландцы, на 14-й улице и около Гарлема живут выходцы из России. Обычно «иностранные кварталы»— самые перенаселенные и неблагоустроенные* но и вместе с тем самые интересные и своеобразные части городов. Названия этих кварталов свидетельствуют о происхождении их жителей: «Новая Канада», «Маленькая Италия», «Греция», «Ирландия», «Китайский город», негритянские кварталы. Все они переполнены бедным людом. Расселение по расовому и национальному принципу сочетается с классовым: бедные итальянцы живут бок о бок с еврейской и негритянской беднотой, богатые люди селятся в более благоустроенных частях города.

В самом Нью-Йорке и в его пригородах живет 14 млн. человек. Нью- Йорк — не только промышленный центр, не только крупнейший порт в США, но и средоточие финансового капитала страны. Здесь находятся тысячи банков, акционерных обществ, управлений предприятиями, правления трестов, железнодорожных компаний, страховые агентства. В них работают сотни тысяч служащих, на промышленных предприятиях и в доках — миллионы пролетариев. Здесь же, как и в других крупных городах, скапливается множество непроизводительного населения: политические воротилы, финансовые тузы, маклеры, спекулянты и просто темные личности. Разница между кварталами бедноты и богачей здесь особенно разительна. Жизнь семей «аристократического» квартала Нью- Йорка, Ап-Тауна (Up-Town), обставлена с большим комфортом. Особняки богатых людей, особенно в пригородах или в малонаселенных районах, окружены участком, на котором, кроме гаража (двухэтажного строения, где на втором этаже зачастую живет прислуга) и других построек, разбит сад, площадки для игры в гольф.

В городах поменьше деление на кварталы столь же явственно. Негритянский квартал, за которым располагаются кварталы славян, итальянцев, мексиканцев и т. д., всегда занимает либо окраины, либо промышленные районы центра, где богатая публика не живет. Особенно четко деление города по расовому признаку в южных штатах.

В южных городах дома непременно снабжены верандой, которая служит гостиной и является излюбленным местом отдыха семьи.

В американских домах большое внимание уделяется благоустройству кухни. Такое отношение к кухне вообще традиционно для американского быта. С колониальных времен кухня была средоточием семейной жизни. Здесь не только готовили пищу, но сюда вся семья собиралась на обед; по вечерам, экономя топливо и освещение, сидели у кухонного огня.

На пригородах американских городов стоит остановиться особо. Строительство их началось вместе со строительством железных дорог, примерно с 40-х годов XIX в. Они ведут начало от загородных дач богачей. Для них дачи, а позже дома в пригородах были способом избавиться ст высокой городской земельной ренты и от налогов. Железнодорожное и автомобильное сообщение делает доступным отдых на даче и для людей среднего достатка. Сейчас пригороды стали обычным придатком к большому городу.

Пригороды растущих городов застраиваются в последнее время небольшими домами—коттеджами, рассчитанными на одну семью. Такие домики ставятся в ряды и кварталы по нескольку домов на акр. Дома эти стандартны и по конструкции, и по планировке, и в отделке, и в меблировке. Многие имеют, кроме жилого помещения, кухню и гараж. Такие дома обычно дешевле чем квартиры в больших благоустроенных многоквартирных домах (appartment houses), снабженных холодильниками, ванными комнатами. Обычно имеющая хороший заработок семья обставляет свой дом, стараясь его украсить и вместе с тем снабдить всем необходимым для упрощения домашней работы — холодильником, стиральной машиной, пылесосом.

Многие из этих удобств имеются и в менее обеспеченных семьях, но, они куплены в рассрочку и в любую минуту, при неуплате очередного взноса, могут быть отобраны торговой фирмой. Еще менее благополучно положение бедноты, живущей в перенаселенных городских трущобах (slums). В заводских поселках, в шахтерских городах очень часто хозяева предприятий являются одновременно владельцами домов, в которых снимают квартиры рабочие местных заводов. В этих случаях рабочие находятся в полной зависимости от хозяина, и увольнение рабочего означает для его семьи немедленное лишение крова. В одном из правительственных отчетов 1947 г. так описывается положение горняков: «Вследствие удаленности угольных месторождений подавляющее большинство горняков живет изолированно, в лагерях, расположенных вдали от больших городов. 57 % всех жилищ являются собственностью горнозаводских компаний. Эти жилые дома для рабочих построены по единому плану из легких материалов и выкрашены в один и тот же цвет. Как правило, арендаторы домов не имеют права менять окраску своих жилищ. Состояние построек и их гигиенические условия очень плохи, причем в особенно жалком состоянии находятся те дома, которые являются собственностью работодателей»1.

Многие тысячи американцев не могут платить даже за самую плохую квартиру. В США имеются особые поселения — бывшие лагери для безработных и бездомных, получившие меткое название «гувервиллей». Название свое они получили «в честь» президента Гувера, в чье президентство (1929—1933), в период кризиса, и возникли «поселения» этого типа. В гувервиллях, расположенных по окраинам городов, безработные, потерявшие кров и всякую надежду устроиться по-челове- чески, строят себе хижины из всякого случайного материала: кусков фанеры, старых досок, кузовов автомобилей. Муниципалитеты не заботятся о них, и отсутствие воды, элементарных удобств делает эти лагеря рассадниками эпидемий.