Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Британская Колумбия
Этнография - Народы Америки

В Британской Колумбии живут остатки племе! тлинкитов, цимшиан, хайда, квакиютлей, нутш и селишей. Их насчитывается до 28 тысяч. В прошлом это были племена оседлых рыболовов и охотников, достигших довольно высокого уровня развития культуры1. Теперь их рыболовные угодья находятся в руках различных рыболовных компаний. Индейцам запрещенс ловить рыбу во время наибольшего ее хода, им остаются зимние и осенние месяцы, когда рыбы уже мало. Средства к существованию дает им работа по найму в развитой здесь рыбной промышленности. Индейцы нанимаются на консервные фабрики со своими маленькими (на одного-двух человек) моторными лодками. Не имеющие лодок используются на консервных заводах на самой тяжелой работе. Индейцев-рыбаков назначают е самые опасные места ловли; считается, что «индеец добудет рыбу там, где ее никто не добудет»2. Летом и женщины нанимаются на фабрики на очистку рыбы и упаковку консервов. Большое число индейских женщин ра ботает в услужении у многочисленного белого населения. Охотой и зверо ловством занимаются очень мало, даже ловля и заготовка лосося для собст венного потребления зимой, практиковавшиеся на побережье еще ] 1931 г., теперь почти оставлены, что свидетельствует о полной зависимост! индейцев от покупных продуктов, приобретаемых в лавках компаний Подсчитано, что больше половины самодеятельного населения среди ин дейцев Британской Колумбии работает в рыбной промышленности, i только 17% заняты на лесозаготовках, в горнодобывающей промышлен ности, на транспорте (главным образом водном) и в обслуживании. Индей ские ремесла пришли в упадок, совсем незначительный доход дает резьб; из дерева моделей тотемных столбов и из нефрита — различных индейски: безделушек. Однако сами индейцы ставят на могилах маленькие мрамор ные тотемные столбы, изготовляемые фабричным способом. Только селшш юга провинции славятся своими вязаными шерстяными изделиями, ко торые имеют сбыт не только среди рыбаков побережья, но и в Англии Селиши проявили большую сметливость: они изобрели своеобразную пря дильную машину, представляющую собой комбинацию швейной машинь и индейского веретена. Земледелием в очень незначительной степени за нимаются только материковые индейцы. На побережье почти нет ни полей ни огородов.

До сих пор продолжается продажа индейских земель и лесов. В 1950 г большой участок леса индейцев порта Ольберни(на юге Британской Колум бии) был продан, и деньги разделены между индейцами. Многие купили н; эти деньги автомобили, которые очень быстро пришли в негодность В результате индейцы остались без леса, без денег и без автомобилей.

Индейцы расселены по небольшим самостоятельным деревням, расположенным всегда у воды. Жилищем служат небольшие дощатые хибары, у богатых индейцев — каркасные дома. В каждой деревне можно увидеть развалины старых больших общинных домов. Иногда сохранился и весь дом, служащий теперь местом всех праздничных сборищ жителей деревни. Если в деревне не было старого большого дома, то специально сооружался общественный дом. Во всех городахи крупных поселках Британской Колумбии, возникавших, как правило, на месте старых индейских деревень, непременно есть индейское предместье или окраина. Вид такой окраины обычно очень убогий.

Описывая одну из деревень, современный американский исследователь Э. Лемерт писал: «Грязные, сгнившие и развалившиеся дома являются символом исключительной нищеты»г. Он показал пагубное влияние алкоголизма на жизнь индейцев.

Старинные обычаи и обряды индейцев сохранились в незначительной степени и в пережиточной форме или почти ушли в область прошлого. Ритуал христианской церкви, европейские танцы, в частности американская кадриль, и спортивные соревнования, особенно лодочные, в какой-то мере привлекавшие сначала внимание индейцев своей новизной, теперь, по свидетельству Мэриам Смит2 и Э. Лемерта3, их совершенно не интересуют. Но наряду с этим Лемерт отметил и сравнительно новое явление в жизни индейцев —рост чувства национального самосознания индейцев и протеста против белого населения, которое они считают виновником своих бедствий. «Все больше и больше индейцев — пишет он, — создают единый фронт против мира белых, принимающий политическую окраску»4.

Об       этом же пишет и канадский писатель X. Эванс в своем замечательном романе, ярко рисующем жизнь современных индейцев цимшиан5.

О росте политического и национального самосознания индейцев Британской Колумбии свидетельствует наличие у них объединения «Туземное братство», которое в своей деятельности тесно связано с Объединенным профсоюзом рыбаков Канады. Это свидетельствует о тенденции к включению индейского населения в жизнь рабочего класса Канады.

Современное положение индейцев Плато

Из племен внутреннего Плато особенно трудно приходится племенам материковых (внутренних) селиш и такулли, земли которых пересечены трансконтинентальными железными дорогами, подходящими к тихоокеанским портам Канады — Ванкуверу и Принс-Руперту. Индейцы этих племен живут в резервациях на небольших клочках своих прежних охотничьих территорий, но охота дает очень мало вследствие недостатка дичи.

Многие индейцы заняты возделыванием небольших полей и огородов. Молодежь в основном работает на капиталистических предприятиях (например, по нарезке шпал для железнодорожного полотна).

Только самое северное из племен внутреннего Плато — тахлтаны продолжают еще жить охотой и рыболовством. Летом они имеют небольшой заработок, работая переносчиками грузов и проводниками туристов.

Вследствие тяжелых условий существования индейцы эти постепенно вымирают. От тахлтанов и такулли осталась сейчас четвертая часть их прежней численности. Небольшая часть индейцев кутенаи занимается фермерством и разведением лошадей, но подавляющее большинство их батрачит на фермах канадцев.

Общее в положении различных групп коренного населения Канады

Несмотря на разнообразие в положении различных групп индейцев и эскимосов Канады, в их жизни можно проследить происходящие сейчас общие процессы видоизменения и отмирания первобытно-общинных отношений.

Самой ранней формой эксплуатации коренного населения страны была неэквивалентная пушная торговля, теперь постепенно уступающая место эксплуатации их как промышленных и сельскохозяйственных рабочих.

Капиталистические отношения проникают непосредственно и в индейские и эскимосские общины. У всех индейских и эскимосских групп, хотя и с различной степенью интенсивности, происходит классовое расслоение. Оно сопровождается постепенным исчезновением пережитков материнского рода, установлением частной собственности на землю и отцовского счета родства. Терминология родства также изменяется, что прослежено, например, у ирокезов1. Родовые вожди все больше теряют свое прежнее значение.

Дальше всего процесс классовой дифференциации зашел у индейцев резерваций, расположенных на юге страны. У кочевых племен Севера он протекает значительно медленнее. Большая часть их, живя небольшими обособленными охотничьими группами, сохраняет в своем быту много черт первобытно-общинных отношений, которые, однако, еще не изжиты полностью и у резервационных индейцев.

Наиболее живучи черты старого в обрядовой жизни индейцев и эскимосов. Формально большинство аборигенов считается христианами.

Согласно переписи индейского отдела 1955 г., в Канаде насчитывается 82 тыс. индейцев —католиков, 26,4 тыс.— членов англиканской церкви; 22 тыс. чел. — членов объединенной церкви, около 2 тыс. чел. — баптистов, до 1,5 чел.— пресвитерианцев, 3 тыс. чел. — последователей других христианских вероучений и около 4 тыс. чел. официально признаются придерживающимися старых религиозных верований. В действительности же и у индейцев и эскимосов, числящихся христианами, сохраняется много древних религиозных представлений и обрядов. Происходит процесс взаимного влияния — христианства на древние религиозные представления и, наоборот, приспособления старых обрядов к христианским праздникам; например, индейцы Британской Колумбии приурочили к рождеству свой потлач после его запрещения законом в 1913 г. Точно так же индейцы кай- нахи исполняют свои пляски в дни христианских праздников, и их «пляска совы» является таким же ярким проявлением религиозного синкретизма, как и современные погребальные обряды ирокезов, этчаодинов, оджибве и др. Сохранились следы производственных культов: земледельческого — у ирокезов и культа промысловых животных — у различных охотничьих племен. Среди индейцев на юге Британской Колумбии имеются последователи секты трясунов, считающейся в США индейской христианской религией.

Живучесть старых, дохристианских представлений удивительна, если учесть, что миссионерская деятельность среди аборигенов Канады имеет почти двухсотлетнюю историю.

Юридический статус коренного населения Канады

Все индеицы панады подлежат юрисдикции отдела по индейским делам Департамента иммиграции и гражданства. Исключение составляют индейцы Ньюфа- ундлэнда (358 человек), юридически считающиеся полноправными гражданами этой провинции. Эскимосы же находятся в ведении департамента по делам Севера и национальных ресурсов. Охотничьи племена севера страны фактически отданы в ведение Компании Гудзонова залива и канадской королевской конной полиции, посты которой с 1890 г. создавались в самых отдаленных районах расселения индейцев и эскимосов Юкона и Северо-Западных территорий. В отдельных частях севера страны полицейские (так называемые «маунтис») являются единственными представителями правительства. Функции их чрезвычайно разнообразны: они патрулируют местность, собирают пошлины, являются инспекторами охоты и пожарной охраны, мировыми судьями и судебными исполнителями. Они же нередко выплачивают государственные пайки и пособия индейцам и даже лечат их.

B Канаде, как и в США, существует специальное индейское законодательство. Это Индейский акт, определяющий правовое положение индейцев и регулирующий их деятельность вплоть до мелочей повседневной жизни. Основные его положения были приняты в 1888 г., они вытекали из практики договоров, заключавшихся с середины XVIII в. представителями канадского правительства с отдельными индейскими группами, племенами или группой племен на предмет экспроприации их земель. В общем было заключено 1540 таких договоров1. Содержание их сводилось к тому, что индейцы «уступали» все свои права на земли правительству, которое за это обязывалось отвести им резервацию и взять индейцев под свою опеку, выплачивать им при заключении договора определенную сумму денег (3—12 долларов на человека) или выдавать на эту сумму товары и «вечно» платить годовую ренту, размеры которой определялись в каждом договоре. В одиннадцати договорах на экспроприацию земель современной территории Онтарио, степных провинций, Северо-Западных территорий и Юкона размеры годовой ренты определялись в 5 долларов на человека. Вождям выплачивалась большая сумма — обычно 25 долларов. Мизерность и «фантастическую диспропорцию» этих оплат по отношению к стоимости «передаваемых» земель справедливо отмечает американский исследователь канадского индейского законодательства А. Харпер2. В Индейском акте, наряду с узаконением прав правительства на индейские земли, предусматривалась охрана предоставляемых индейцам резервацион- ных земель; однако в этом же акте есть специальный пункт (51-й), допускающий возможность «уступки» земель резерваций с согласия всего мужского населения резервации. В 1908 г. существовавший тогда Департамент по делам индейцев провозгласил политику поощрения продажи индейских резервационных земель в случаях, когда «имеются излишки»3. В результате границы многих резерваций со времени заключения договоров значительно сократились.

Заселение Канады и промышленное освоение все новых и новых районов страны сопровождались и сопровождаются по сей день дальнейшей экспроприацией индейских земель. Характерна, например, в этом отношении судьба земель оджибве в графстве Альгома (Онтарио). В связи с промышленным развитием Су-Сент-Мари за последние два-три десятилетия земли индейцев резервации Гарден-Ривер сократились с 130 тыс. до 28 тыс. акров, резервации залива Гуле — с 157 440 до 1595 акров4. Площадь ирокезской резервации Шести наций сократилась с 594 910 до 38 765 акров5 и т. д.

Индейский акт определял положение индейца как подопечного английской короны. Свою опеку правительство осуществляет через отдел по индейским делам, в функции которого входит: распоряжение земельными и денежными фондами индейцев, содействие экономическому развитию резерваций, забота об образовании и благосостоянии индейцев; в егожекомпетенции находится право предоставления индейцам гражданства, В 1951 г. акт был пересмотрен. В пересмотренном акте говорится о статуте индейца как частично подопечного. Лишение индейца государственного пайка переводит его в этот статут. Отдел имеет 90 контор и агентств, через которые он управляет индейцами. В резервациях его представляют 87 «индейских агентов». Они являются фактическими проводниками в жизнь положений Индейского акта. Полномочия их чрезвычайно широки1. На основании 152-й статьи акта индейский агент имеет право наказывать индейцев за нарушение акта и преступления, предусмотренные в Уголовном кодексе.

Он может арестовать,судить и заключить индейца в тюрьму или обложить его штрафом. На этом основании «агенты,— пишет канадская публицистка Памела Ли,— обвиняются в диктаторской власти»2. Она указывает на выступления в канадском парламенте за отмену подобного рода полномочии агентов.

Советы резерваций, во главе с их вождями, всецело подчинены агенту. Он проводит выборы советов, утверждает их состав, созывает их заседания, разрабатывает повестки заседаний.

Вожди резерваций выбираются пожизненно, но только тогда, когда начальник отдела по индейским делам найдет это необходимым (статья 96 акта), и могут быть смещены по усмотрению того же начальника (статья 99 акта). Этими положениями отдел по индейским делам обеспечивает нужный и послушный ему контингент вождей. В истории экспроприации индейских земель многие из вождей сыграли печальную роль, пропивая и разбазаривая племенные земли. Так было, например, с землями ирокезов резервации Шести наций. Массы индейского населения настроены против вождей, являющихся посредниками между индейцами и администрацией. Индейцы называют их «вождями белых» (черноногие)3, наскапи считают таких вождей шпионами в пользу белых, называют их «правительством», «внешними вождями» в отличие от внутреннего вождя — главы многосемейной охотничьей группы4. В резервации черноногих, например, возникла оппозиционная группа молодых индейцев, ставящая своей целью смещение совета вождей. Как указывают Л. М. Ханкс и Дж. Р. Ханкс, эта группа проявляет большую политическую активность при выборах новых членов совета вождей, выдвигая своих кандидатов. Она добивается права самостоятельного распоряжения индейцами общины своими фондами5.

Вопросы распоряжения земельными и денежными фондами наиболее волнуют индейцев. Земельные фонды индейцев современной Канады — это их резервации, они считаются землями всей общины и не облагаются поземельным налогом.

Около 500 индейских групп имеют свои капиталы, составляющие Indian trust fond (Индейский подопечный фонд), до сих пор находящийся в распоряжении отдела по индейским делам. Фонд образовался от продажи индейских земель, сдачи в эксплуатацию лесов, минеральных и нефтяных богатств на землях резерваций и из процентов, выплачиваемых правительством на этот капитал (годовой процент равен 5, кроме индейцев из резервации Шести наций, которым выплачивается 6 %). Индейцы видят коррупцию и несправедливость в расходовании принадлежащих им фондов чиновниками отдела по индейским делам. Они требуют права самостоятельно распоряжаться своими средствами.

В пересмотренном Индейском акте 1951 г. предусматривается предоставление отдельным индейским общинам, которые, по мнению отдела, «достигли достаточно высокой степени развития»,— большей самостоятельности. У нас нет данных о том, как это положение осуществляется в целом по всей стране. Однако известно, что ирокезам Шести наций в 1955 г. было отказано в просьбе разрешить им использовать часть племенного денежного фонда на открытие в резервации средней школы, хотя, казалось бы, сама просьба свидетельствует о «достаточно высокой степени развития» обращавшихся.

Вопросы самоуправления индейских общин, их самостоятельного экономического развития в значительной степени тормозятся неудовлетворительным состоянием системы обучения аборигенов. Индейский акт предусматривает наряду с «защитой» индейских земель, управлением их фондами, — и обеспечение их возможностью обучения. В Канаде в 1953 г. насчитывалось 456 школ для аборигенов, из которых 67—интернаты. Цифра, конечно, не маленькая, но охват детей неравномерен в различных частях страны. Например, в 19451. на Севере из 1450 эскимосских и индейских детей только 170 обучались в школах. Срок обучения детей в этих школах значительно короче, чем в школах для белого населения. Пределом является восемь классов. Большинство индейских школ (а школы- интернаты — все), хотя субсидируются правительством, находятся в руках религиозных миссий, главным образом католической, англиканской, пресвитерианской, конкурирующих между собой. Канадские исследователи неоднократно обращали внимание правительства на то, что миссионерские школы не дают детям практических навыков.

«С точки зрения миссионеров главной целью школ является обращение учеников в новую веру,— писал исследователь канадского севера Р. Финни.— Наибольшая часть года посвящена религиозным наставлениям и проповедям...» Ремесленное обучение сводилось к обслуживанию учениками хозяйства миссий. Эксплуатация детского труда в школах миссий отмечалась неоднократно1. Ставится вопрос о передаче школ правительству. «Лучше иметь их немного, — писал Финни, — или совсем не иметь, чем оставлять их в ведении миссионеров. Деньги налогоплательщиков, идущие на современные миссионерские школы, тратятся в значительной мере зря»2. Но в акте 1951 г. вопрос об отделении школы от церкви не стоит.

За последние годы среди индейцев наблюдается рост интереса к образованию. Хотя университетской степени достигают пока что единицы, однако все больше индейских юношей и девушек хотят продолжать образо вание дальше 8-го класса. Число записавшихся в школы в 1955 г. почти удвоилось по сравнению с числом записавшихся в 1945 г.3 Все больше индейских детей посещает школы вместе с детьми неиндейского населения страны. Однако большинство еще учится в специальных школах для индейцев.

«Хотелось бы надеяться, — пишет канадский публицист Р. Гордон,— что настанет день, когда индейцы смогут занять свое место в делах Канады на равной социальной и образовательной основе с другими канадцами»1. В его словах выражены чаяния всей прогрессивной общественности страны.

Преподавание в школах ведется на английском языке, а в провинции Квебек и некоторых католических миссиях Севера — на французском. Под влиянием школы и общения с неиндейским населением большинство индейцев и эскимосов Канады стали двуязычными, а некоторые даже трехъязычными. Во французской Канаде большая часть индейцев и эскимосов, кроме родного языка, владеет французским, носит французские имена и фамилии наряду со своими индейскими именами. В остальных частях Канады преобладает знание аборигенами английского языка, но в районах р. Макензи можно встретить индейцев, говорящих по-английски и по- французски. Например, этчаотины Форт-Симпсона на р. Макензи почти все говорят по-английски, но многие знают и французский. По наблюдению канадского этнографа Р. У. Уильямсона, на английском языке обычно говорят о работе по найму, о торговле, о современных развлечениях, на французском — о том же и о религии, так как здесь действует католическая миссия; на родном языке индейцы говорят об охоте и звероловстве, о сверхъестественном, выражают свое чувство юмора, злословят2. Отмечается, что молодежь все меньше и меньше говорит на родном языке. Стираются языковые грани между индейцами различных языковых групп, особенно между теми, что объединились в резервациях или в охотничьих группах. В Аклавике (в устье р. Макензи) в одной школе обучаются индейские и эскимосские дети.

Чрезвычайно важен для индейцев и эскимосов вопрос медицинской помощи в связи с высокой смертностью и широким распространением среди них туберкулеза и других болезней. Туберкулез среди индейцев распространен в 15—20 раз больше, чем среди белого населения3. Некоторые группы индейцев, по свидетельству исследователей канадского севера, стоят накануне исчезновения. Медицинское обслуживание в резервациях на юге страны поставлено несколько лучше, чем на севере; здесь многие госпитали содержатся на средства Индейского фонда. На севере же, например в селениях аборигенов Лабрадора, нет врачей. Видят они врача раз в год во время его инспекционных объездов4. По данным 1945г., на Юконе и Северо-Западных территориях имелось только семь чиновников медико-санитарной службы, на каждого из них приходилось около 1,5тыс. человек, рассеянных на пространстве 2,5 млн. км2. Больницы чрезвычайно редки. Иногда медицинскую помощь оказывают служащие конной полиции. Понятна живучесть влияния шаманов, знахарей, повивальных бабок, которые, однако, наряду с народной медициной и знахарством, широко применяют патентованные медикаменты и даже современный медицинский инструментарий.

Считаясь подопечными государства, большинство индейцев Канады не имеют права гражданства. В компетенцию отдела по индейским делам входит право предоставления гражданства индейцам, но только тем, которые, по мнению чиновников отдела, достигли достаточной экономической самостоятельности. На практике это право получает зажиточная верхушка индейских общин. В выборах федерального правительства, согласно акту 1951 г., могут участвовать: 1) индейцы, уже не живущие в резервации;

2) индейцы, живущие в резервации, но отказавшиеся от своего права не платить поземельный налог; 3) ветераны второй мировой войны. Основная же масса индейцев, связанная с резервациями или не живущая еще в ре- зервациях (как на севере), этого права не имеет.

Таким образом, положения Индейского акта ставят индейцев в условия дискриминации, определяют и узаконяют эти условия. Недаром в Канаде говорят, что индейцы — это первые из жителей Канады и последние из ее граждан.

Дискриминация, эксплуатация, тяжелые экономические условия вызывают в индейцах чувство протеста против социального неравенства. Оно развивает в них чувство национального самосознания, объединяет их для борьбы против белых эксплуататоров. Признаки этого движения проявляются в создании индейцами Британской Колумбии упоминавшего- ся уже «Туземного братства», в оппозиционных группах молодых индейцев в резервациях черноногих, ирокезов, в успехе деятельности замечательного индейского вожака, гурона из Лореттвилля, Джулеса Сиуи, который стремился объединить и организовать свой народ на борьбу за попранные права индейцев на их землю. В 1949 г. Джулес Сиуи был брошен в тюрьму «за подстрекательство индейцев к мятежу». Среди индейцев резерваций ширится движение общего протеста против индейских агентов и отдела по индейским делам, все чаще высказываются требования подлинного самоуправления индейских общин.

Тот факт, что «Туземное братство» Британской Колумбии связано с профсоюзом рыбаков, чрезвычайно показателен; он свидетельствует о том, что борьба индейцев за свои права становится частью общего движения трудяшихся Канады за демократические свободы.

В программе рабочей прогрессивной партии ставится вопрос о предоставлении индейцам и эскимосам полного равноправия, о ликвидации резерваций, системы опеки и всех форм дискриминации. В ней подчеркивается необходимость сохранения за индейцами и эскимосами их племенных земель, охотничьих и рыболовных прав, необходимость материальной помощи этим народам со стороны правительства в их хозяйственном и культурном развитии.