Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Борьба против расовой дискриминации народов Южной Африки
Этнография - Народы Африки

Борьба против расовой дискриминации банту, мулатов и индийцев — общее дело всех демократических сил Южной Африки. Расовая дискриминация всегда была и остается не только средством порабощения коренного населения Южной Африки, но вместе с тем и средством классового угнетения трудящихся масс европейской части населения. Это особенно ясно- для трудящихся-европейцев теперь, с установлением власти националистической партии Малана; сам факт прихода к власти маланистов стал возможным именно вследствие расовой дискриминации неевропейцев, вследствие раскола демократических сил по расовому признаку. Поэтому успешная борьба против фашизма, за демократию невозможна бе& борьбы с расовой дискриминацией. Больше того — она стоит в центре этой борьбы.

Для банту, индийцев и мулатов борьба против расовой дискриминации— это борьба за право на жизнь, за человеческое достоинство.

Расовая дискриминация в Южной Африке, и особенно в ЮАС, приобрела чудовищный характер. Она пронизывает все сферы экономической^ социальной и политической жизни. Южно-Африканский Союз и теперь, при реакционном правительстве Малана, остается формально страной? буржуазной демократии. В нем имеются представительные органы, народу «дарованы» всеобщее избирательное право и другие внешние атрибуты буржуазной демократии, но все это «only for whites» — только для белых. Коренное африканское население лишено представительства в парламенте и в законодательных органах провинций. Интересы банту в парламенте «представляют» четыре члена сената и три члена палаты общин, выбранные буржуазной и племенной верхушкой банту из числа белых, рекомендованных правительством; члены палаты общин избираются только от Капской колонии, остальные три провинции не имеют даже такого представительства. Аналогично «представлены» в парламенте, в соответствии с последними законами маланистского парламента, и индийцы.

«Only for whites» — эта надпись на блестящих эмалированных дощечках встречается на каждом шагу: у входа в церковь, над кассой кино, в троллейбусе и т. д. Коренному жителю, африканцу, запрещено все: ему запрещено выезжать из резервата без особого разрешения европейского чиновника; ему запрещено оставлять, работу на ферме белого человека без согласия хозяина; ему запрещено жить в европейском городе, он должен ютиться в бараках или в похожих на собачью конуру хижинах пригородной локации; ему запрещено после определенного вечернего часа появляться на улицах города,— он не в состоянии, пожалуй, даже перечислить всё- то, что ему запрещено. Ему разрешены безусловно только две вещи: работать на белых эксплуататоров и умирать от голода или болезней.

Рабовладельческая политика в Южно-Африканском Союзе доведена до своего логического конца: европейцы противопоставляются всему неевропейскому населению, мулатов натравливают на банту, народы банту — на готтентотов, зулусов — на индийцев, басуто — на зулусов и т. д. «Трагедия в том,— говорит учитель Мако в романе «Тропою грома»,— что у нас всякий прежде всего кафр, или цветной, или еврей, или араб, или англичанин, или китаец, или грек. Никто не смеет быть прежде всего человеком».

Расовая дискриминация затрагивает все слои неевропейского населения — рабочих, крестьян, буржуазию, интеллигенцию и в какой-то мере даже аристократическую племенную верхушку; лишь очень тонкая прослойка избранных получает некоторые льготы, вроде освобождения от ночного пропуска.

Банту прошли уже длинный путь борьбы против расовой дискриминации, применяли различные ее формы, создавали различные организации.

Образование Африканского национального конгресса

В 1912 г. возникла первая организация, охватившая своим влиянием все племена и народности банту Южно-Африканского Союза,— Африканский национальный конгресс. Руководство Конгрессом находилось преимущественно в руках вождей племен, и выступил он сразу под флагом сотрудничества с империализмом, поставив целью удовлетворение лишь некоторых требований коренного африканского населения, требований весьма умеренных, не выходивших за пределы «законности». Позднее в руководстве Конгрессом все большую роль начала играть интеллигенция, а богатые вожди племен постепенно отходили от борьбы даже за урезанные требования народа и все больше сближались с империалистическим лагерем. Конгресс имеет длинную историю, у него были периоды подъема и упадка.

В 1913 г. Африканский национальный конгресс организовал кампанию протеста против земельного закона 1913 г. Этот закон запретил крестьяйам-банту покупать землю у европейцев вне резерватов, а европейским фермерам (за некоторыми исключениями) — сдавать крестьянам- банту землю в аренду иначе как за отработки; закон устанавливал такой порядок, при котором крестьянин-банту может жить на земле европейского фермера, если он работает на него не меньше 90 дней в году1. Таким образом, закон территориально разграничил землевладение европейцев и банту, ограничил размеры землевладения банту и тем самым искусственно закрепил существующее малоземелье, принуждая крестьянина- банту уходить на заработки к европейским фермерам и промышленникам.

Намерения законодателей с циничной откровенностью выразил представитель крупного фермерства Кейтер при обсуждении этого закона в парламенте: «Мы должны заявить туземцу,— говорил он — что это страна белого человека, что туземцу не будет разрешено покупать или арендовать землю и что если он хочет жить на земле, то только в качестве батрака»2.

Коренное население Южно-Африканского Союза по призыву Национального конгресса решительно протестовало против этого закона. Была послана делегация к английскому королю, но все было тщетно — закон вступил в силу.

В 1919 г. создана новая массовая организация —«Индустриально-коммерческий союз». В отличие от Конгресса, эта организация возникла сразу как организация демократических слоев населения; она включила в себя, наряду с рабочими и крестьянами, и немногочисленных представителей нарождающейся национальной буржуазии, интеллигенцию. Руководство Союзом было в руках интеллигенции. Вначале Союз был массовой организацией и дажеруководил забастовками рабочих.В 1919 г.Союз провел первые забастовки докеров, железнодорожников и др., организовал антина- логовое движение крестьян-банту, охватившее всю Капскую провинцию; движение было подавлено войсковыми частями. Но скоро в руководстве Союзом началась борьба за программные и тактические установки, отразившая противоречивые интересы вошедших в него слоев населения. Борьбу эту намеренно разжигала английская агентура. В результате этой борьбы Союз неоднократно раскалывался, из него выделялись новые организации. Союз существует и поныне, но серьезной роли в политической жизни уже не играет.

Основание Коммунистической партии

В 1921 г. была основана Коммунистическая партия Южной Африки, первая коммунистическая партия ца африканском континенте. Ее основание было подготовлено всем предыдущим развитием классовой борьбы рабочих Южной Африки, англо-африкандерских прежде всего, и произошло под непосредственным воздействием победы Великой Октябрьской социалистической революции в России, создания коммунистических партий в буржуазных странах Европы и основания великим Лениным Коммунистического Интернационала. Еще в 1920 г., когда Советская страна вела тяжелую войну против иностранной интервенции и внутренней контрреволюции, рабочие Южной Африки послали своих делегатов в Москву.

Создание Коммунистической партии Южной Африки имело особое принципиальное значение: это была первая политическая партия, объединившая в своих рядах представителей народа независимо от цвета кожи, провозгласившая борьбу против расовой дискриминации общим делом всех прогрессивных сил. Это был первый и сильный удар по империалистической политике «цветного барьера». Вся дальнейшая история борьбы против расовой дискриминации проходила под влиянием Коммунистической партии.

Под прямым влиянием коммунистической партии в 20-х годах создаются первые профессиональные союзы рабочих-банту, развертывается забастовочное движение. Первые выступления рабочих-банту в защиту своих экономических интересов имели место еще до войны (забастовки муниципальных рабочих и горняков Витватерсранда в 1913 г.). В 1920 г. произошла забастовка 70 тыс. шахтеров-банту. Горняки-банту не имели тогда еще своей профсоюзной организации, профсоюзы рабочих европейского происхождения не оказали им никакой помощи. «Наоборот, большая часть горнорабочих-европейцев заняла враждебную позицию, усердно и с энтузиазмом выполняла штрейкбрехерские функции. Спустя два года европейские горняки дорого заплатили за свою отсталую, глупую политику, когда они забастовали1, а туземные рабочие под руководством инженеров и техников обеспечивали работу шахт»2.

Коммунистическая партия настойчиво призывала к единству рабочего класса, разъясняла рабочим европейцам пагубность «цветного барьера» в рабочем движении. В 1927 г. в швейной промышленности состоялась первая совместная забастовка европейских и африканских рабочих.

В 1929 г. в Дурбане началось сопротивление против закона, запрещавшего банту варить пиво. Как уже говорилось, это пиво является традиционным любимым напитком южных банту, оно служит составной частью пищевого рациона. Власти запрещают банту в интересах владельцев пивоваренной промышленности и казны варить пиво с тем, чтобы заставить банту покупать заводское пиво. Местное зулусское население бойкотировало европейские пивные и даже разгромило некоторые из них. Произошли кровавые столкновения с полицией. Движение протеста перекинулось в Капскую провинцию, где слилось с антиналоговым движением. Правительство издало закон о мятежных собраниях, предоставлявший полиции право запрещать всякие собрания и митинги.

В ответ на этот закон Коммунистическая партия е призвала массы на борьбу под лозунгами: «За всеобщее избирательное право туземцев и цветных». «Предоставление туземцам и цветным права быть избранными в парламент». «За свободу организаций и собраний для всех без различия расы и цвета кожи».