Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Южная Африка: Бурский трек, Дингаан, Кетчвайо
Этнография - Народы Африки

В Капской колонии тем временем происходили значительные перемены. Англия начала с того, что ликвидировала все созданные голландскими колонистами и от них зависевшие административные учреждения, включая бюргерский совет в Кейптауне, посадила везде английских чиновников и объявила английский язык обязательным языком в официальной переписке и в школе. Чтобы содержать привезенные из Англии колониальные войска и армию чиновников, колонисты были обложены высокими налогами, значительно превышающими то, что им приходилось платить голландской Ост-Индской компании и на содержание своей местной администрации. В 1825 г. Англия заменила старые деньги колонии — риксдалеры — своими фунтами, проведя предварительно девальвацию риксдалера; за риксдалер, стоивший 5 шиллингов, при обмене платили только полтора шиллинга. Многие колонисты в результате этой денежной «реформы» разорились. С 1820 г. начался приток английских колонистов. Английские власти отводили им земли в наиболее плодородных восточных районах колонии, а первые завоеватели и основатели колонии оставались в засушливых, полупустынных западных районах. В 1835 г. были освобождены рабы, на которых держалось до сих пор хозяйство бурских колонистов.

Все эти мероприятия не могли не вызывать со стороны буров попыток сопротивления, которые жестоко подавлялись английскими властями.

В 1816 г., например, англичане повесили пять бурских колонистов. Привыкшие к свободной, независимой жизни, буры решили уйти из Капской колонии, поискать новых земель, где, как они говорили, «ни английские миссионеры, ни англизированные готтентоты не могут докучать им, где кафры ручные, где можно найти хорошие пастбища для скота и условия для охоты на слонов, буйволов и жираф, где человек может жить свободно»1. В 1836 г. началось переселение буров к северу, за р. Оранжевая, так называемый бурский трек.

Переселение происходило стихийно, небольшими группами. Несколько десятков больших крытых фургонов, запряженных волами, под охраной ехавших верхом, хорошо вооруженных мужчин медленно двигались в северном направлении, не имея точного представления ни о стране, ни о маршруте, ни о населявших эту страну народах. Первая группа переселенцев обосновалась в нынешнем Саба-Нчу в конце 1836 г.; к середине 1837 г. между реками Оранжевая и Вааль можно было насчитать уже около тысячи повозок. Английские власти пытались помешать переселению: была запрещена продажа пороха в частных магазинах, приняты меры к экономической блокаде районов нового поселения буров и др. Но за первыми группами отправлялись другие, буры продолжали уходить «как можно дальше, за пределы английского господства»1.

Бурский трек, с одной стороны, был своеобразной формой борьбы против английского колониального захвата, попыткой избавиться от английского господства. Но, с другой стороны, это был захват новых территорий, принадлежавших коренному населению Африки, распространение колониального гнета на новые миллионы африканцев. В конце концов буры расчистили путь для дальнейшей колониальной экспансии Англии в Африке. Каковы бы ни были противоречия между английскими и бурскими колонизаторами, это — противоречия внутри одного лагеря, противостоящего народам Африки. Эти противоречия всегда отступали на второй план,когда речь шла о совместных действиях против африканцев, защищавших свою землю и независимость. Так было в XIX в., так есть и в наши дни: английские и бурские помещики и капиталисты всегда проводили и проводят по отношению к африканским народам общую политику колониального порабощения.

В середине 1837 г. во вновь основанном городе Винбург состоялся первый съезд переселенцев, на котором была принята временная конституция новой бурской колонии и избран фольксраад из семи человек во главе с Питером Ретифом. Но скоро между руководителями отдельных групп буров (П. Ретифом, А. Преториусом, Г. Потгитером и др.) начались острые разногласия, и фольксраад раскололся.

В ноябре 1837 г. большая партия буров во главе с Ретифом перевалила через Драконовы горы и расположилась лагерем в районе между реками Тугела и Бушмен. Сам Ретиф с несколькими спутниками отправился в Умгунгундхлову, резиденцию Дингаана, для переговоров о предоставлении бурам земли для поселения. 4 февраля 1838 г. Дингаан и члены его совета подписали с бурами договор, по которому буры получали право поселения в южной части нынешней провинции Наталь. Однако 6 февраля Питер Ретиф и его спутники были убиты по приказанию Дингаана. Мотивы убийства загадочны. По этому вопросу имеется большая литература, причем бурские и английские историки высказывают прямо противоположные версии. Учитывая общую обстановку в Южной Африке, борьбу буров и англичан, следует считать более правдоподобным предположение, что убийство инспирировали англичане.

Дингаан

Немедленно после убийства Ретифа Дингаан разгромил лагерь буров. С этого времени началась упорная и кровавая борьба зулусов и буров за землю. Весь 1838 год прошел в непрерывных схватках армии Дингаана с прибывавшими из Капской колонии бурами. Тогда на помощь бурам пришли англичане. 16 декабря 1838 г. соединенные силы буров и англичан нанесли армии Дингаана решительное поражение. В этом бою Дингаан потерял свыше 3 тыс. убитыми и был вынужден отступить за р. УайтУмфолози; р. Инкоме, в долине которой произошло это сражение, называется с тех пор Кровавой.

Государство зулусов, созданное Чакой и Дингааном, находилось в стадии становления, еще не успело окрепнуть, в нем сильны были тенденции племенного сепаратизма. Объединение племен Наталя в едином государстве было осуществлено силой, и армия была основой, на которой это объединение держалось. Поражение Дингаана привело поэтому к. распаду молодого государства.

Племенная верхушка, тяготившаяся господством Дингаана, увидела в англо-бурской армии силу, которая могла помочь им вернуть свою былую независимость. Буры умело воспользовались этим положением, начали привлекать на свою сторону отдельных вождей, давая им заведомо лживые обещания. В лагере Дингаана начались измены, отдельные вожди шли на соглашение с англо-бурами для совместной борьбы против Дингаана. Ценой колониального порабощения своих народов эти вожди освобождались от власти Дингаана.

23 марта 1839 г. буры подписали с Дингааном соглашение о мире, грабительский договор, в котором Дингаан признавал захват зулусских земель бурами. По этому договору зулусы должны были оставаться на северной стороне р. Тугела и не переходить ее без особого разрешения буров, т. е. совершенно очистить захваченные бурами земли. Дингаан обязался вернуть бурам весь скот, захваченный зулусами с момента появления буров в Натале, иначе говоря, уплатить им контрибуцию своим скотом, так как не зулусы захватывали скот у буров, а буры у зулусов. Это второе условие Дингаан не мог выполнить при всем желании, и оно было принято им с единственной целью прекратить военные действия и выиграть время для приведения в порядок своих сил. В результате первых поражений Дингаан потерял свыше 4 тыс. солдат и больше 10 тыс. голов скотаг захваченного бурами. Чтобы добыть необходимое количество скота для выплаты контрибуции, Дингаан предпринял нападение на Свазиленд, но, обессиленный войной с бурами, не смог добиться успеха и здесь. Вожди ряда племен, входивших ранее в межплеменное объединение зулусову решительно отказались помочь ему. Невыполнение второго условия буры использовали впоследствии как формальный повод к новой захватнической войне, хотя Дингаан и сдал им около 10 тыс. кг слоновой кости, около тысячи голов скота и обещал уплатить частями все остальное.

Окончательное поражение было нанесено Дингаану в результате предательства его брата Умпанде. Будучи вождем одного из племен, Умпанде долгое время, еще до прихода буров, вел скрытую борьбу против Дингаана, намереваясь стать вождем всех зулусских племен. Он вел переговоры с рядом других вождей, пытался поднять их против Дингаана, но военное могущество последнего удерживало вождей от попыток борьбы с ним. После поражений Дингаана Умпанде, использовав нараставшее недовольство вождей племен против Дингаана, решил купить себе «корону» вождя зулусов предательством. С небольшим отрядом из воинов своего племени он перешел на сторону буров и заключил с ними соглашение, по которому буры обязались помочь ему свергнуть Дингаана и объявить его «королем» зулусов. За эту помощь Умпанде обещал отдать бурам скот, обусловленный договором с Дингааном, и предоставить им полную свободу действий в Натале. На основании этого соглашения соединенные войска буров и Умпанде в конце января 1840 г. напали на Дингаана, окончательна разбили его войска и захватили у зулусов 31 тыс. голов скота.

18 февраля 1840 г. буры провозгласили Умпанде «королем» зулусов. Через четыре дня после «коронации» буры заявили Умпанде, что он обязан покрыть военные расходы, вызванные последним совместным походом против Дингаана, а так как Умпанде не в состоянии это сделать,, то земля между реками Тугела и Блэк Умфолози переходит к ним в качестве компенсации. Дингаан вскоре после этого был захвачен в плен и умерщвлен. Так с поражением Дингаана большая часть нынешней провинции Наталь, от р. Умзимкулу на юге дор. Блэк Умфолози на севере, была оккупирована бурскими колонистами. В распоряжении зулусских племен осталась узкая полоса земли севернее Блэк Умфолози, объявленная «независимым» государством — Зулуленд, с верховным вождем во главе.

Кетчвайо

В 1872 г. Умпанде умер, власть верховного вождя перешла к его старшему сыну Кетчвайо. Под нажимом подчиненных ему племен, остро ощущавших недостаток земли, Кетчвайо начал готовиться к освободительной войне. В течение нескольких лет он восстановил зулусскую армию, ввел некоторые новые элементы в ее организацию, значительно усилил дисциплину, закупил у португальцев в Мозамбике несколько сот ружей.

Наталь к этому времени стал уже английской колонией, и: Кетчвайо пришлось иметь дело не с бурскими колонистами, ас Англией. 11 декабря 1878 г. колониальные власти предъявили Кетчвайо следующий ультиматум, выполнение которого означало уничтожение последних остатков независимости Зулуленда:

1)  войско Кетчвайо должно быть распущено и в дальнейшем может быть созвано только с согласия английского правительства;

2)  английскому правительству должно быть разрешено послать в Зу- луленд своего представителя для наблюдения за действиями Кетчвайо;

3) Кетчвайо должен разрешить деятельность миссионеров в Зулуленде;

4) разногласия между зулусами и британскими подданными должны разрешаться королем (Кетчвайо) в присутствии английского резидента.

За этими следовали менее важные, но явно провокационные требования.

Совет вождей и старейшин, созванный в связи с этим Кетчвайо, отказался принять эти ультимативные требования и призвал всех зулусов защищать независимость своей страны.

10 января 1879 г. английские войска четырьмя колоннами в составе нескольких тысяч пехоты и нескольких артиллерийских батарей переправились через р. Тугела и начали военные действия против зулусов. Это была наиболее продолжительная война южноафриканских народов против европейских захватчиков. Английское правительство стянуло в Зу- луленд почти 20-тысячное войско, состоявшее из пехоты, кавалерии и артиллерии (36 пушек). Война велась по всем правилам европейского военного искусства и с явной целью истребления зулусов. Верховный комиссар Капской колонии писал в те дни: «Я не вижу иного выбора, отвечающего нашим обязанностям, кроме окончательного подавления зулусов, чтобы затем управлять ими так же, как и другими южноафриканскими расами»1.

После первых поражений Кетчвайо неоднократно посылал своих эмиссаров к английским властям с предложением мира, но англичане продолжали истребительную войну до тех пор, пока не разбили последний отряд Кетчвайо. Сколько было убито зулусов в этой войне — подсчитывать было некому, но участники войны, давая описание каждого сражения, заканчивают замечанием, что было убито столько-то тысяч зулусов. Если со стороны англичан было убито 1464 чел., то нетрудно допустить, что со стороны зулусов, воевавших с ассегаями против врага, вооруженного пушками, убитые насчитывались десятками тысяч. Сам Кетчвайо был взят в плен и отправлен в Кейптаун, а оттуда в Лондон.

Зулусы понесли тяжелое поражение, после которого они долгое время не могли оправиться. Но колониальное правительство все еще боялось зулусов, среди которых были живы традиции Дингаана, и решило продолжать политику, принятую в войне 1879 г. и рассчитанную на постепенное истребление зулусов, но уже руками самих зулусов. С этой целью английские власти разделили Зулуленд на тринадцать «независимых го- . сударств». Во главе каждого из них был поставлен преданный англичанам вождь. Из тринадцати вождей только двое заняли эту должность по праву наследства и не принимали участия в последней войне; один был англичанин, долгое время проживший среди зулусов, другой — басуто, никогда раньше не живший в Зулуленде; остальных подобрали из старейшин враждебных Кетчвайо племен, в последней войне доказавших свою преданность англичанам.

Каждое племя, каждый род имели своих наследственных вождей, под руководством которых они боролись в последней войне за независимость. Колониальное правительство назначало вождей, заранее зная, что народ их не примет. Например, брат Кетчвайо, Ундабуко, и «премьер-министр» Кетчвайо, Умньямана, с их племенами были отданы под власть Узибебу, старого врага Кетчвайо. Они отказались признать Узибебу, и последний изгнал их с отведенной ему территории. Одна часть племени Умньяманы была отдана под власть Ухаму, также давнего врага Кетчвайо. Став вождем, Ухаму жестоко расправился со сторонниками Кетчвайо. Племя вождя Дабуламанзи, двоюродного брата Кетчвайо, было отдано под власть белого вождя Джона Данка, которого племя также отказалось признать.

Немедленно после такой «реорганизации», как и рассчитывали колониальные власти, началась ожесточенная непрерывная борьба между племенами, между родами искусственно созданных племен. В течение трех лет междоусобная война заливала Зулуленд кровью. Между тем в Зулуленде, и даже в Англии, развивалось движение за восстановление Кетчвайо. Известную роль в восстановлении Кетчвайо сыграла смена кабинета в Англии. В 1880 г. к власти пришла партия либералов во главе с Гладстоном, который в период предвыборной кампании выступал в роли «защитника» малых народностей против «биконсфильдского империализма». В январе 1883 г. Кетчвайо был восстановлен в качестве верховного вождя Зулуленда. На этом захват Наталя в основном и закончился. В дальнейшем происходила уже постепенная «мирная» концентрация зулусов в Зулуленде и очищение новых земель для европейских помещиков и земельных компаний.

Захват территории бечуанов

Одновременно с колонизацией нынешней провинции Наталь и порабощением зулусов шла колонизация территории племен басутов и бечуанов, нынешних провинций Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство, северной части Капской провинции за р. Оранжевой и протекторатов Бечуаналенд и Басутоленд. Племена бечуанов еще не имели межплеменных объединений. Даже в группах родственных племен, как у баролонг и бат- лапинг, власть верховных вождей Газибоне (убит в бою с бурами в 1858 г.) и Мошетте была настолько незначительна, что им ни разу не удалось собрать все свои силы для отпора захватчикам. Эти племена не знали и военной организации типа зулусской.

Слабо организованные племена подвергались частым набегам зулусов. В 1824 г. им нанес тяжелое поражение Моселекатсе. Передвоенной организацией и военным искусством матабеле, басуто и бечуаны были беспомощны. Численность матабеле неизвестна, число воинов Моселекатсе определяется примерно около 10 тыс., но, как говорит английский историк Южной Африки Тил, «пятьдесят матабеле были по своей силе равны более чем пятистам бечуанов»1. Моселекатсе основал свой главный крааль в восточной части Магалисберга, в нескольких километрах севернее нынешнего города Претория. Отсюда его влияние распространилось на огромную территорию между реками Вааль и Лимпопо. Через 12—13 лет здесь появились бурские переселенцы — треккеры. Используя вражду между матабеле и бечуанами и выступая в роли «друзей» бечуанов, буры подстрекали их к нападениям на матабеле. Ослабленные бесчисленными стычками с бечуанами, матабеле не выдержали натиска военных отрядов буров и ушли на север.

Бечуаны помогли бурам изгнать Моселекатсе с тем, чтобы самим стать жертвой еще более сильного и более жестокого врага1. Очистив территорию от матабеле и не встречая сколько-нибудь серьезного сопротивления со стороны бечуанов, буры занялись «землеустройством», т. е. очисткой земли для своих ферм и переселением бечуанов в отведенные для них резерваты.

После раскола фольксраада в 1837 г. вслед за Ретифом ушел с частью буров в Наталь и Потгитер. После нескольких неудачных схваток с армией Дингаана он вернулся обратно за Драконовы горы и основал г. Почефстром, но так как этот район был отрезан от моря англичанами, то в 1845 г. он переселился в нынешнюю область Лейденбург, «купив» землю у вождя племени свази за 100 голов скота. С оккупацией Наталя Англией бурские колонисты начали уходить из Наталя и расселяться на землях бечуанов. Буры, жившие по соседству с Капской колонией, в Саба- Нчу и других местах, испугавшись участи Наталя, также перекочевали на север, в Лейденбург, и еще севернее — в нынешнюю область Зут- пансберг.

Так в течение двух десятилетий большие массы хорошо вооруженных бурских колонистов кочевали по этой обширной территории, не встречая серьезного сопротивления со стороны разрозненных племен басуто и бечуанов, захватывая одну территорию за другой. Эта легкость победы обусловила разброд и в самом лагере бурских колонистов: каждая новая партия треккеров захватывала отдельный район и создавала свою республику. В 1849 г. произошло объединение большинства бурских поселений за р. Вааль в объединенный Союз Ференигде-Бонд, преобразованный в 1853 г. в Южно-Африканскую республику (Трансвааль).

Единственной крепостью племен этой группы был Басутоленд. Его плодородные земли и богатейшие горные пастбища привлекали большие массы народа, и поэтому он был очень густо населен. Горы Басутоленда были в то время заселены племенем баквена и подразделениями других племен, разбитых матабеле. В горах укрывались остатки зулусских племен, бежавших от Чаки. Необходимость сопротивления матабеле и угроза вторжения европейских колонизаторов настоятельно требовали объединения, сплочения всех сил. В это время выдвинулся способный и энергичный вождь из племени баквена Мошеш. Он объединил всю эту разнородную массу, чем было положено начало формированию народности басуто.

В течение многих лет Мошеш с большим успехом отражал все попытки буров пробраться к богатым пастбищам Басутоленда. Партии буров, появлявшиеся на землях басуто, систематически изгонялись. В этой борьбе Мошеш проявил себя как прекрасный организатор, искусный полководец, ревностный и неподкупный борец за независимость своего народа, блестящий дипломат, государственный деятель. Лишь вмешательство Англии на стороне буров заставило Мошеша капитулировать. В 1868 г. Басутоленд был объявлен английским протекторатом, но героическая борьба басуто под руководством Мошеша помешала бурам захватить плодородные земли Басутоленда.

Английский протекторат над Бечуаналендом был установлен путем переговоров и договоров с вождями племен. Цена всех этих «переговоров» и «договоров» хорошо известна. Мы встречаемся с ними не только на юге, но и по всей Африке, да и не только в Африке. На одной стороне — колонизатор, за которым стоит великая империалистическая держава, выискивающая колонии; на другой — неграмотный вождь племени, который не может даже прочитать подписываемый им договор, вместо подписи ставит крестик, а за спиной его — немногочисленное племя, вооруженное копьями или луками и стрелами. Как мы уже видели, из общей массы вождей племен выдвигались неподкупные и талантливые борцы за землю и свободу своего народа, но были и предатели, готовые за блестящие побрякушки, за деньги и посулы продать независимость своих соплеменников.

Европейских колонистов мало привлекали пустыни Бечуаналенда, и потому севернее р. Молопо они долго не появлялись. Бечуаны севернее р. Молопо еще не испытывали на себе результатов «покровительства» со стороны белых, и англичанам не представляло большого труда за недорогие подарки уговорить некоторых вождей принять «покровительство» Англии.

Один из пробурских историков Южной Африки приводит следующий характерный разговор английского генерала Уоррена с вождем племени баквена (цитируем в сокращенном виде):

Уоррен. Правительство королевы пожелало установить протекторат над Бечуаналендом.

С е б е л и (сын вождя). Что это дает нам? Будет ли наша земля отнята у нас?

Уоррен. Я сказал, что протекторат будет установлен, но не сказал, что земля будет отнята.

С е б е л и. Для чего же протекторат?

Уоррен. Думает ли Себели, что племя не нуждается в защите?

С е б е л и. Когда человек поднимает копье, он поднимает его против кого-нибудь. От кого же мы должны быть защищены?

Уоррен. Нет никого, от кого вы хотели бы быть защищены?

Себели. Может быть, вы видите, но мы, баквена, не видим. Мы не хотим никакого покровительства1.

Как видно, не все вожди племен соглашались принять навязываемое им «покровительство», но в этом случае они должны были начинать борьбу за независимость, сил для которой не было.

С экономической точки зрения Бечуаналенд не представлял тогда еще никакой ценности. Англичане не нуждались в его пустынях для поселения своих фермеров, не было еще обнаружено полезных ископаемых. Бечуаналенд понадобился Англии как одно из звеньев окружения бурских республик, судьба которых Англией была предрешена. Англия спешила с захватом Бечуаналенда, так как к нему протягивала руки Германия, утвердившаяся в Юго-Западной Африке; это было время острого соперничества Англии и Германии в Южной Африке. Англии нужно было лишь формально утвердить свой протекторат над Бечуаналендом, что она и сделала в 1885 г., заручившись на всякий случай согласием нескольких вождей племен.

Германские миссионеры и купцы появились в Юго-Западной Африке еще в 40-х годах XIX в. Но на путь колониальных захватов Германия стала, как известно, намного позже других европейских держав, лишь в 80-х годах. Опасаясь обострения отношений с Англией, правительство Бисмарка приступило к колонизации Юго-Западной Африки в порядке частной инициативы. В 1883 г. бременский купец Людериц «купил» у одного из вождей бухту Ангра-Пеквена (ныне бухта Людериц) и у другого вождя — побережье от р. Оранжевая до 26° ю. ш., со всеми прилегающими к нему внутренними районами. И лишь после этого, в 1884 г., Бисмарк официально объявил установление германского «протектората» над Юго- Западной Африкой. «1884: Германия берет юго-западные африканские колонии + Камерун»,— писал В. И. Ленин в «Опыте сводки главных данных всемирной истории после 1870 г.»1.