Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Восточная Тропическая Африка: события в Буганде, Аграрное движение в Кении
Этнография - Народы Африки

Первыми знаменательными событиями политической жизни Восточной Тропической Африки в послевоенное время следует считать события в Буганде, имевшие место в 1945 и 1949 гг.

События 1945 г. начались забастовкой 8 января в Масака, которая немедленно была поддержана всеми рабочими Буганды и превратилась во всеобщую забастовку. Судя по сообщениям английских властей, превращение забастовки во всеобщую было заранее подготовлено. Подготовку всеобщей забастовки и руководство ею, по данным зарубежной печати, осуществлял профсоюз шоферов, единственная тогда рабочая организация в Уганде; всех руководителей профсоюза шоферов арестовали.

К рабочим присоединились крестьяне; проходили совместные политические демонстрации рабочих и крестьян. Были выдвинуты следующие требования: 1) демократизация состава люкико; 2) отставка омуваника (министра финансов) Кулубья; 3) повышение заработной платы; 4) повышение цен на хлопок.

В народе широко распространялась прокламация под названием «Буганда — наша мать». В прокламации было сказано. «Работорговля была отменена одним путем, а другим путем она была вновь введена; старая работорговля была лучше, потому что тогда забирали в рабство лишь некоторых, тогда как остальные оставались и жили мирно дома, а новая работорговля затрагивает всех детей и женщин; английские законы надевают на нашу шею ярмо, хотя мы и думаем, что мы в своем родном доме. Здесь, в Буганде, мы еще не так страдаем от этого рабства, но недалеко то время, когда у нас отберут землю и поселят нас на землях европейских поместий, тогда мы будем жестоко страдать от рабства, подобно нашим товарищам в Кении, Южной Африке и других местах. Нашей стране не избежать этого несчастья, и оно будет принесено нам нашими собственными соотечественниками, у которых продажное сердце и которые поступают, как предатели; некоторые из них хорошо известные люди, но остерегайтесь их, когда они добираются до высоких постов»1.

Английский генерал-губернатор для подавления народного движения применил вооруженную силу. Массовая демонстрация 20 января была расстреляна, после чего начались массовые аресты. Движение было подавлено, но колониальные власти и кабака должны были пойти на политические уступки и внесли изменения в составленную англичанами конституцию 1900 года. Было объявлено, что часть членов люкико будет выбираться народом; советы при басаза и гомбололо будут выборными; в состав Законодательного совета Уганды вводятся три назначаемых губернатором представителя местного населения. Правительство кабаки должно было уйти в отставку. Были приняты меры к повышению заработной платы. Эти конституционные уступки не изменили положения: власть попрежнему принадлежала английскому генерал-губернатору, народные массы попрежнему оставались политически бесправными2. Английские власти рассчитывали этими ничего не значащими уступками успокоить народное возмущение, но им не удалось никого обмануть.

Антиимпериалистическое движение продолжало расти и крепнуть. В 1946 г. была организована партия «Батака». Она развернула борьбу против повышения налогов, против отчуждения общинных земель, за дальнейшую демократизацию люкико — она требовала, чтобы все члены люкико избирались на демократической основе. Партия издавала на языке луганда газету «Муньонози» (что в буквальном переводе на русский язык означает «Тот, кто объясняет»).

В 1948 г. был организован Союз африканских фермеров Уганды. По замыслу инициаторов, он должен был выполнять функции по сбыту хлопка, кофе и других экспортных культур. Но ему сразу же пришлось вступить в борьбу с монополиями и поддерживающей их колониальной администрацией, принять участие в общей борьбе народов Уганды против колониального режима. Он издавал свою газету «Мугобансонга».

С новой силой движение против английского империализма и его феодальной агентуры развернулось в конце апреля — начале мая 1949 г. Как и в 1945 г., движение начали рабочие, объявившие всеобщую забастовку, к ним присоединились крестьяне. В листовках, распространявшихся в народе, выдвигались политические и экономические требования: отставка правительства кабаки и шестнадцати басаза; выборность членов люкико; выбираемое народом представительство в Законодательный совет протектората Уганды; отмена контроля над продажей крестьянской продукции. Этот контроль служит средством ограбления крестьян в пользу компаний и английской администрации. Существует «фонд по поддержанию цен». Крестьяне обязаны отчислять в него 20% цены хлопка. Кроме того, с крестьянина-хлопкороба удерживается 13% цены хлопка в качестве налога, 13% за очистку хлопка и 4% за доставку хлопка по железной дороге в Момбасу. В результате «контроля» крестьянину остаются гроши.

Движение приняло всенародный характер. Митинги и демонстрации охватили всю страну. Кабака выпустил обращение к народу, в котором призывал прекратить «беспорядки», но поднявшийся на борьбу народ прошел мимо этих уговоров. Тогда губернатор вызвал из Кении английские войска. На улицах Кампалы появились баррикады. Лейбористские колониальные чиновники жестоко расправились с народом, пытавшимся распрямить свою спину. Количество арестованных дошло до полутора тысяч. Все демократические организации подверглись разгрому. Людей хватали на улицах и расстреливали без суда. Партия «Батака» и союз фермеров были запрещены, их газеты закрыты, а руководители арестованы и отданы под суд. 75-летний руководитель партии «Батака» Джемс Мити Кабази был приговорен к четырнадцати годам каторжной тюрьмы. В английскую коммунистическую газету «Дейли уоркер» через некоторое время нелегальным путем было доставлено письмо с трагической подписью: «Еще оставшиеся в живых».

События в Буганде знаменательны тем, что здесь впервые в Восточной Африке рабочая организация выступила инициатором всенародного движения, его главной силой и руководителем. Рост организованности и политической сознательности рабочего класса, выдвижение его в первые ряды демократических сил служат надежной гарантией конечной победы порабощенного народа над своими империалистическими угнетателями.

В 1952 г. в Уганде был создан Национальный конгресс. Во главе конгресса стоит местная буржуазия баганда и национальная интеллигенция: Мусази (президент) — бывший председатель Союза африканских фермеров Уганды, Киванула — управляющий газетной фирмой, и др. Национальный конгресс поставил перед собой задачу объединения всех народов Уганды в борьбе за самоуправление, всеобщее избирательное право, передачу контроля над экономикой в руки народа1.

Аграрное движение в Кении

В Кении в 1952 г. развернулось массовое движение против земельных экспроприаций, за возвращение африканцам отнятых у них земель. Движение возглавил Союз африканцев Кении, насчитывавший к этому времени 100 тыс. членов и 50 местных организаций.

В начале апреля 1952 г. Союз разработал петицию английскому парламенту, в которой выдвинул требования: 1) африканцам должно быть предоставлено право владеть землей в любой части Кении; 2) африканцам должно быть разрешено немедленно занять все земли, которые объявлены английской собственностью, но не заняты; 3) дальнейшая иммиграция английских колонистов должна быть прекращена.

Сотни тысяч африканцев подписались под этими требованиями, отражавшими их чаяния и надежды. Два руководящих деятеля Союза — Мбийю Койнанго, член исполкома Союза, и Ачиенг Онеко, председатель одного из отделений Союза,— доставили петицию в Лондон.

Движепие носило мирный характер. Но английские империалисты, превратившие Кению в свою тыловую военную базу, а африканцев Кении в своих рабов, учинили над мирным населением расправу.

В Кении, главным образом среди кикуйю, уже несколько лет существует тайное общество «Мау-Мау». Это антиимпериалистическая организация, имеющая религиозную окраску. Судя по отчетам о судебных преследованиях членов этого общества, они при вступлении в общество дают клятву бороться за изгнание европейцев из Кении. Это общество не проявляло никогда особой активности, и вопрос о его существовании никогда особенно не волновал английские колониальные власти. Но когда в парламенте встал вопрос о петиции Союза африканцев Кении, английская реакционная печать и английские власти в Кении стали кричать о террористической деятельности «Мау-Мау», о нападениях на европейские фермы, об убийствах колонистов и т. п.

Прикрываясь вымыслами о мифической опасности, грозящей белым со стороны «Мау-Мау», английские колониальные власти по приказу из Лондона начали расправу с мирным крестьянским движением. Они бросили в тюрьму руководство Союза африканцев Кении, закрыли газеты, издававшиеся африканцами, запретили деятельность просветительных организаций, закрыли сотни школ и т. п. 20 октября 1952 г. в Кении было введено чрезвычайное положение, на самолетах из зоны Суэцкого канала переброшены английские войска. В порту Момбаса появился крейсер «Кения» с отрядами морской пехоты.

В конце октября в Найроби прибыл английский министр колоний Литтлтон, чтобы лично руководить подавлением национально-освободительного' движения. Временное руководство Союза африканцев Кении предъявила Литтлтону от имени народа Кении программу требований из 24 пунктов. Важнейшие из них: ликвидация расовой дискриминации, удовлетворение потребностей африканских крестьян в земле, равные для всех возможности получения образования, равная оплата за равный труд и немедленное повышение минимальных ставок заработной платы на одну треть,, свободная деятельность профессиональных союзов,выборность членов законодательного собрания на основе общего списка избирателей и др. Это была программа демократических реформ, осуществление которой, не уничтожая английского империалистического господства, немедленно облегчило бы крайне тяжелое, бедственное положение африканцев.

Английский министр колоний ответил на эти законные и справедливые требования усилением террора карательных отрядов. Во все резерваты кикуйю были введены войска, начались облавы и массовые аресты. По официальным данным, объявленным 25 февраля 1954 г. в палат,е общин английского*парламента, в Кении к этому времени было’арестовано 165 тыс. чел., из них 69 тыс. были уже осуждены. Английская пресса изо дня в день сообщала о массовых избиениях и расстрелах африканцев, о зверствах английских солдат и офицеров. Спасаясь от этих зверств, население уходило в леса горного района Абердер и создавало вооруженные дружины самообороны. Английские войска блокировали район Абердер, чтобы взять осажденных измором, подвергали его систематической бомбардировке с воздуха. Получилось нечто вроде второй Малайи.

Английские империалисты хотели устроить в Кении показательную экзекуцию, продемонстрировать свою силу и тем запугать народы других африканских колоний, решительно поднявшиеся на борьбу за независимость и вынуждающие Англию делать одну уступку за другой. Но английские империалисты добились обратного. Преступления английской военщины в Кении вызвали возмущение во всем мире. В Англии не прекращалась волна протестов. Дело доходило до того, что на улицах английских городов избивали возвращавшихся из Кении солдат. Под давлением общественного мнения правительство было вынуждено отдать под суд наиболее злостных палачей народа Кении. Волна протестов прокатилась и по всей Африке. Экзекуция в Кении вызвала еще большее сплочение народов африканских колоний.

В начале 1954 г. в Кению выезжала делегация английского парламента, которая в своем докладе министерству колоний нарисовала довольно мрачную для колонизаторов картину: влияние «Мау-Мау» (так английские власти называли движение в Кении) повсюду, за исключением немногих районов, усилилось; положение в основном ухудшилось, и опасность расширения движения «Мау-Мау» стала больше, чем она была в октябре 1952 г.; «Мау-Мау» пытается повлиять на соседние с кикуйю племена, т. е. в движение начали втягиваться и другие племена; властям Кении не удалось сплотить массы племени кикуйю «на защиту законности и порядка». После этого доклада в Кению направились военный министр Антони Хед, начальник имперского генерального штаба фельдмаршал Хардинг и министр колоний Литтлтон.

Политика репрессий не дала ожидаемых результатов. Английское правительство решило дополнить ее ставшим уже традиционным конституционным маневром. Будучи в Кении, Литтлтон провозгласил решение правительства «о коренном изменении существующей системы управления».

Народы Кении, как и народы других африканских колоний, лишены политических прав. Вся полнота власти принадлежит английскому губернатору. В существующем при губернаторе Законодательном совете 5          млн. африканцев «представлены» шестью членами, назначаемыми губернатором, из среды угодных ему людей, а 30 тыс. европейцев — сорока членами — из которых четырнадцать выбираются европейской частью населения; кроме того, в Совете имеется шесть индийских и два арабских представителя. Исполнительный совет состоит из английских чиновников и представителей компаний.

Провозглашенное Литтлтоном «коренное» изменение состояло в решении создать совет министров под председательством губернатора, в котором из десяти министерских портфелей один (!) предоставляется африканцу. Естественно, что эта реформа вызвала возмущение всех африканцев Кении, а общественность индийской части населения заявила о своей солидарности с африканцами. Эта «реформа» лишний раз разоблачила демагогические посулы английских империалистов, их нежелание считаться € законными и справедливыми требованиями народов колоний.