Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Первые португальские колонизаторы в Восточной Африке. Государство Мономотапа
Этнография - Народы Африки

Европейцы появились на восточном берегу Африки в самом конце XV в. Васко да Гама посетил восточный берег Африки в первый раз в 1498 г. Второе его путешествие в 1502 г. сопровождалось завоеванием португальцами большинства арабских городов, и до конца XVII в. португальцы безраздельно владычествовали на побережье. Арабы неоднократно восставали против них. Так, например, в 1630 г. произошло восстание в Момбасе; в 1660 г. арабы вынуждены были призвать к себе на помощь своих сородичей из Маската.С этого времени начались беспрерывные войны, пока, наконец, в 1730 г. арабы не изгнали португальцев из всех городов побережья, кроме наиболее удаленных поселений южнее р. Рувума, которые и теперь входят в состав Португальской Восточной Африки. Португальцы всеми силами старались удержать в своих руках эти южные поселения — опорные пункты на пути в Индию, а также низовья р. Замбези, открывающие доступ в страны, богатые золотом. Уже первые португальские путешественники узнали от арабов о золотоносных областях внутренних районов страны. С давних времен сначала греческие, позднее арабские и персидские купцы стремились проникнуть в эти области, находившиеся, по словам местных жителей, где-то в глубине страны, к западу от Софалы.

О богатых золотоносных странах упоминают многие арабские географы и путешественники. Ибн-Масуди (IX в.) в своем труде «Золотые луга» одним из первых рассказывает о торговле золотом в районе Софалы. В арабской рукописи, хранящейся ныне в Институте востоковедения Академии Наук СССР, содержится урджуза (поэма), в поэтической форме излагающая наставление для мореходов, плавающих в водах Индийского океана. Наставление составлено Шихабаддином Ахмадом ибн-Маджидом, опытным арабским лоцманом, который, между прочим, вел корабли первой экспедиции Васко да Гама от африканских берегов в Индию. Ибн-Маджид упоминает о стране Беномотапа, или Мономотапа, и о золотых рудниках Над- жасимуна, лежащих в месяце пути к западу от Софалы.

Государство Мономотапа

Португальцы, привлеченные сведениями о золотых рудниках,сразу же попытались проникнуть вглубь страны — в сказочное царство Мономотапа. Стараясь обезопасить себя от возможных соперников, они держали в тайне свои открытия. Тем не менее, известия о золотой стране в юго- восточной Африке проникли в Европу. Неясные сообщения об этом сказочном царстве были преувеличены. Мнения географов и историков сильно расходились. Одни считали Мономотапу могущественным государством и говорили даже об империи Мономотапа; другие критически относились к этим сообщениям; не только подвергая их сомнению, но доходили до полного их отрицания. Так, например, известный историк Южной Африки Тил в 1930 г. попросту объявил, что такого государства вообще не (существовало. Основанием для подобных сомнений послужило то, что в пределах нынешней Родезии к середине XIX в., т. е. ко времени начала ее исследования, жили племена группы машона, быт и культура которых были довольно примитивными. Поэтому все предположения о некогда существовавшем государстве Мономотапа показались некоторым историкам всего лишь баснями путешественников.

В 1868 г. Рендолс, а вскоре вслед за ним в 1871 г. Маух исследовали Северную Родезию, один — как разведчик английского, другой — германского империализма; к большому своему удивлению, они обнаружили следы древней культуры. В этой части Африки в степях, далеко от берега, в стране, где кочевали со своими стадами племена матабеле, а племена машона занимались примитивным земледелием, путешественники открыли каменные постройки: гранитные башни высотой до 15 м, окруженные стенами около 10 м высоты. Сообщения их были встречены сначала с некоторым недоверием, но впоследствии, после подтверждения этих данных, решено было, что башни были сооружены какими-нибудь золотоискателя- ми-иноземцами. Высказывалось множество самых противоречивых гипотез о времени сооружения этих крепостей. Некоторые считали их делом рук арабов, другие искали здесь следы поселений золотоискателей времени Соломона, который для украшения Иерусалимского храма отправлял свои корабли за золотом в страну Офир. Все недоумения разрешились в результате археологических исследований и раскопок в Родезии в 30-х годах. На всем протяжении страны — от низовьев Замбези вплоть до современной Анголы — найдены остатки каменных сооружений; в одной Родезии их насчитывается свыше трехсот. В западной части страны они бытовали еще до начала XX в. Путешественник Мадьяр, проживший в восточной Анголе довольно долгое время и даже женившийся там на дочери вождя, сообщал, что в селении Баилундо, столице мбунду, насчитывалось до 5 тыс. жителей. Мадьяр вспоминает каменные дома и узкие улочки столицы, где он жил. Наиболее известны и лучше всего изучены каменные постройки Южной Родезии — Кхами и Дхло-Дхло в районе Булавайо, Зимбабве — юго- восточнее города Гвело, Мшошо-Матендере и Чивона к востоку от этого города, у р. Саби. При раскопках каменных сооружений в Родезии найдено много металлических изделий. Особенно часто встречались железные и медные, реже золотые и еще реже изделия из бронзы и олова.

Начиная от Трансвааля на юге вплоть до южных районов Конго найдено много доказательств, что здесь процветала добыча и обработка металлов. По всей стране обнаружены древние, ныне заброшенные рудники. Самое название страны связано с ними: на языках местного населения банту слово мономотапа, или, точнее, муана мотапа, означает «владыка рудников». Некогда оно было титулом правителя страны, а арабы и португальцы перенесли это название на страну1.

Во многих местах Родезии найдены остатки печей для выплавки металла из руды. Страна некогда была населена довольно густо. На холмах в северо-восточной части Южной Родезии имеются древние насыпные террасы, в округе — следы каналов и колодцев. Повидимому, здесь некогда применялось искусственное орошение. Население занималось главным образом земледелием и скотоводством, а также добычей и обработкой металлов и изготовлением металлических изделий: наконечников мотыг, стрел и копий, различных украшений из меди и железа и т. п. При раскопках в Зимбабве найдены глиняные формы для отливки медных денег. Еще в начале прошлого века медные деньги в форме креста, называемые ханда, служили общераспространенной единицей обмена по всей южной части бассейна Конго и в бассейне Замбези. Число бронзовых изделий невелико. В Зимбабве найдены также китайская фарфоровая чаша Минской династии, а в более ранних слоях — фрагменты китайского фарфора XIII-—XV вв. и осколки арабских и персидских стеклянных сосудов XIII в. Находки китайского фарфора не являются неожиданными, так как известно, что между Китаем и Африкой существовала торговля. Китайские монеты VIII—XII вв. найдены на побережье Восточной Африки в Могадишо, Киль- ве и Мафии, а по китайским источникам известно, что китайский флот посетил Могадишо в 1480 г., незадолго до появления португальцев.

Некоторые археологи приписывают основание Зимбабве народам группы басуто, которые позднее, около 1450 г., перешли р. Лимпопо и обосновались в Мапунгубве. В этой местности археологами открыто богатое погребение, повидимому вождя, где наряду со множеством железных орудий и оружия найдены золотые украшения, в частности большая нагрудная подвеска с изображением носорога. Это погребение свидетельствует о высокой культуре южных банту в далекие времена.

Ко времени появления португальцев, т. е. к XVI в., Мономотапа уже находилась в упадке.

В 1620 г. монах-иезуит по имени Юлий Цезарь посетил двор мономотапы и описал столицу государства. Все дома, по его словам, были построены из дерева и глины и покрыты соломой. Множество вельмож, отборные отряды воинов, барабанщики, несколько сот жен, наложниц и рабынь окружали царя. При царе состояла особая охрана, и в его распоряжении была тайная полиция. Страна делилась на несколько провинций, во главе которых стояли вельможи, называвшиеся энкоси, или фумо. По единодушному отзыву всех португальских путешественников, по всей стране процветало земледелие и скотоводство. Подданные мономотапы платили подать быками.

Португальские путешественники, миссионеры, описывавшие государство Мономотапа, не сообщают, однако, ничего о внутреннем устройстве страны. Известно лишь, что время его образования относится, повидимому, к XIII в. Начиная с 1607по 1759 г, известны имена царей этого государства. Некоторым из португальских миссионеров удавалось иногда обращать царей Мономотапы в христианство, но попытки руководить ими успеха не имели. Так, например, в 1560 г. миссионер-иезуит Гонсало да Сильверия окрестил правителя страны, но вскоре же был убит, как только попытался вмешиваться в местные дела. Прямые попытки завоевать страну успеха не имели. Военные отряды португальцев гибли от непривычного для них климата и болезней, и воины мономотапы легко их уничтожали. В конце концов португальцам пришлось изменить свою политику и платить торговые пошлины. Каждые три года представители мономотапы приезжали в португальскую торговую факторию Сена за получением дани, в счет которой отдавалась одна двадцатая всех поступавших в факторию товаров.

В 1693 г. с северо-востока в страну вторглись племена баротсе под предводительством своего вождя Чангамира. В XVII в. государство Мономотапа распалось на четыре самостоятельные области, враждовавшие между собою. Баротсе легко справились с разъединенными силами отдельных правителей и подчинили себе всю страну. С этого времени правители Мономотапы уже не имели реальной власти, превратившись в незначительных царьков небольших областей. Порабощенное население страны обнищало, никто уже не решался заниматься добычей золота, исчезло даже представление о том, что в стране некогда существовала высокая культура и воздвигались каменные постройки.

Колонизация арабами внутренних районов Восточной Тропической Африки

В первой половине XIX в. во всех африканских колониях была отменена работорговля1. По соглашению между Англией и Францией Индийский океан был признан английской сферой борьбы с работорговлей. Прикрываясь гуманными лозунгами освобождения рабов, англичане использовали отмену работорговли для укрепления позиций на Индийском океане и расширения сферы своего влияния. К этому времени все арабские поселения на восточном берегу Африки, давно уже освободившиеся от португальского владычества, входили в состав Оманского султаната. Управление этими далекими владениями оманский султан предоставил своему наместнику в Занзибаре, фактически почти независимому. В 1840 г. Англия добилась установления протектората над Занзибаром и прилегающими к нему островами. Под флагом борьбы с работорговлей англичане, не стесняясь в средствах, старались ограничить торговлю арабских купцов и вытеснить их с побережья. Султан Занзибара жаловался иностранцам, что англичане пиратствуют в море. Вытесненные с побережья арабы устремились во внутренние районы страны. Уже в первой половине XIX в. арабские купцы-работорговцы проникли в область Великих африканских озер. Их основным опорным пунктом стала Табора, основанная в 1830 г. От нее шли караванные пути на запад к оз. Танганьика, в Уджиджи, и на север в государство Буганда. Вскоре арабы укрепились на берегах Танганьики, а затем проникли в восточную часть бассейна Конго. Арабские работорговцы обосновались в верховьях Конго, на р. Луалаба и проникли в бассейн р. Арувими. Наиболее значительным поселением их в этой части Конго было Ньянгве. Вторжение арабов принесло местному населению много бедствий. Арабы захватили обширные области, обратили население в рабство, а всех сопротивлявшихся беспощадно убивали. Вооруженные банды Типпу Типа, Угарруэ, Килонга Лонга и других работорговцев безраздельно хозяйничали в восточной части бассейна Конго. На плантациях в арабских поселениях применялся рабский труд. Торговля слоновой костью и рабами стояла на первом месте. Арабы принуждали местное население сдавать им слоновые бивни и жестоко карали всякое неповиновение. Некоторые племена пытались сопротивляться, но не могли противостоять вооруженным ружьями арабским отрядам.

Наиболее ожесточенное сопротивление арабам оказали племена ваньям- вези, объединенные Мирамбо. В лице этого вождя арабы встретили серьезного противника. Мирамбо долго и настойчиво готовился к борьбе с захват- никами. Ему удалось организовать производство оружия в широком масштабе и создать целые арсеналы. Немецкий офицер Виссман, пересекший Африку в 1880—1883 гг., посетил Мирамбо. «В обширных дворах,— писал Виссман,— множество людей было занято изготовлением копий, луков и стрел. В одном месте человек двадцать только отделывали стержни стрел* в другом — кузнецы ковали металлические наконечники стрел и копий, третьи — точили эти наконечники на камнях, четвертые занимались оперением стрел, пятые скручивали тетивы для луков и т. д. Мирамбо повел меня в один из своих построенных в арабском стиле домов — в свой арсенал. Обширное помещение было заполнено тысячами копий и луков, а целая стена была увешана связками красивых стрел»1. Борьбу Мирамбо с арабами прервало появление европейцев.