Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Эфиопии и красноморского побережья под гнетом империализма
Этнография - Народы Африки

Кончилась вторая мировая война. Итало-германская фашистская коалиция, благодаря героическим усилиям Советского народа и его армии, была разгромлена. Эфиопия, Эритрея и Итальянское Сомали освобождены от колониального рабства итальянского империализма, но не получили желанной свободы и независимости. На смену итальянскому империализму пришел англо-американский.

После изгнания итало-германских войск из Африки итальянские колонии были заняты английскими войсками. Одновременно английские войска заняли и часть союзной Эфиопии — так называемую резервированную территорию—и Огаден, граничащий с Итальянским Сомали; в общей сложности это составило одну треть всей территории страны. В декабре 1944 г. негус был вынужден подписать соглашение, статья 7 которого признает, что эти территории остаются временно под контролем британской военной администрации. Англичане повели себя на занятой ими территории союзной Эфиопии, как в своей колонии. Вожди племен Огадена обратились за защитой к негусу. В петиции негусу они писали: «Британские власти так жестоко обращаются с нами, с твоим народом, как не может обращаться ни одно правительство: английские солдаты насилуют наших жен и дочерей; без всякого повода хватают и убивают наших людей; они из пулеметов убивают наш скот», и т. д. и т. п. 2

В бывших итальянских колониях английские колонизаторы создали такой колониальный режим, какого эти колонии не видели и при итальянцах. Ни о каких демократических реформах не было и речи. Обезземеленные итальянскими колонизаторами крестьяне Эритреи обратились к английским властям с ходатайством дать им земли, брошенные итальянскими хозяевами. Английские власти отказали, ссылаясь на то, что они управляют временно и не имеют права менять что-либо в установленных Италией порядках, не могут проводить каких-либо реформ. Это объяснение было насквозь лицемерным, так как английские власти следовали

этому принципу лишь там, где речь шла об удовлетворении законных требований коренного населения, но отступали от него всегда,| когда затрагивались их империалистические интересы. Английский империализм строил широкие планы захвата всего красноморского побережья и фактического подчинения Эфиопии своим интересам. Англия желала оставить за собой все итальянские колонии, присоединить к ним Французское Сомали и уменьшить территорию Эфиопии, отрезав от нее провинции Огаден и Тигре. Английские оккупационные власти и английская разведка развернули лихорадочную деятельность, чтобы обеспечить эти планы.

Английские власти натравливали местное население на итальянцев, а итальянцев на местное население, мусульман на христиан, провоцировали межплеменные конфликты, поддерживали сепаратистские стремления эфиопских феодалов. Эти провокации, по мысли оккупантов, должны были убедить мировое общественное мнение в том, что народы Эфиопии и красноморского побережья нельзя оставлять без английской «опеки». Англия вынашивала план создания «независимого» мусульманского государства Сомали, в состав которого входили бы английские, итальянские, французские владения и Огаден. Среди населения Огадена англичане вели широкую агитацию за откол от Эфиопии и присоединение к «Большому Сомали»; вождей Огадена заставляли подписывать соответствующие петиции английским властям. Все эти территории населены ^родственными племенами сомалийцев; Англия пыталась использовать в своих: империалистических интересах благородное стремление народа |к Jнациональному объединению и создать в северо-восточной Африке зависимое от нее государство типа Трансиордании.

В Эритрее обстановка сложилась иначе. Южная часть ее^в течение многих веков входила в состав Эфиопии; порт Зейла был крупным торговым центром Аксумского государства. В Эритрее, отторгнутой от Эфиопии Италией шестьдесят лет назад, и сейчас еще есть люди, помнящие время, когда Эритрея была провинцией Эфиопии. Эритрейцы не порывали связей с Эфиопией и во времена итальянского господства; гонимые итальянцами, они находили там убежище, состоятельные люди посылали туда своих детей учиться и т. д.; одна пятая часть государственных служащих Эфиопии состояла из эритрейцев.

Для Эфиопии южная часть Эритреи имеет жизненно важное значение — это выход к морю, от которого она была отрезана. Правительство Эфиопии настойчиво добивалось присоединения Эритреи, и в годы войны англичане это ему обещали; больше того, они обещали передать Эфиопии и Итальянское Сомали. Во время военных действий с итальянцами английские самолеты сбрасывали обращение негуса, несомненно согласованное с английскими властями:

«Народы Эритреи и Бенадира1. Вы были оторваны от своей матери, Эфиопии, и отданы под гнет врага, под гнетом врага вы находитесь и сейчас. Но придет день, когда вы будете спасены от этого позора. Я возвращаюсь, чтобы восстановить независимость моей страны, включая Эритрею и Бенадир»2. Далее шли призывы помогать английским войскам.

После освобождения Эфиопии среди эритрейцев создалась организация—Эфиопо-эритрейское объединение, которое развернуло широкую пропаганду за объединение обеих стран. В противовес этому рупор английской политики в Эритрее, орган британского министерства пропаганды «Эритрейская еженедельная газета» писала: «Великобритания воевала ситальян-

цами, чтобы освободить Эфиопию; Великобритания должна быть как-то компенсирована»Англия предполагала забрать у Эфиопии ее северную провинцию Тигре, объединить ее с южной частью Эритреи и отдать на 25 лет под английский протекторат, северную часть Эритреи присоединить к Англо-Египетскому Судану. Во всех этих планах английские чиновники пытались опереться на старинный сепаратизм феодалов Тигре.

На Парижском совещании министров иностранных дел по вопросу об итальянских колониях в 1946 г. английская делегация предложила образовать «Большое Сомали», включив в него Британское и Итальянское Сомали, Огаден и резервированную территорию. Только твердая позиция Советского Союза, всегда отстаивающего интересы порабощенных народов колоний и зависимых стран, помешала Англии осуществить свои планы. Сыграли свою роль и англо-американские противоречия.

Советский Союз считал, что в бывших итальянских колониях следует создать «демократический режим, который обеспечил бы населению подопечных территорий возможность экономического, политического и культурного прогресса» и способствовал бы «развитию этих колоний в целях достижения ими полной независимости»2.

Чтобы предоставить Эфиопии выход к морю, советская делегация предлагала передать ей порт Ассаб в южной Эритрее. Советские предложения обеспечивали права народов колоний и содействовали укреплению мира и безопасности, но именно поэтому они оказались неприемлемыми для империалистических держав.

На пятой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в декабре 1950 г. договорились, наконец, о судьбе Эритреи: было решено образовать из Эритреи и Эфиопии федерацию под общим управлением эфиопского правительства, но с предоставлением Эритрее широкой автономии. Эта «федерация» явилась" лишь удобным прикрытием фактического господства англий- ского^и американского империализма. Об Итальянском Сомали колонизаторам удалось договориться еще на четвертой сессии Генеральной Ассамблеи в ноябре 1949 г. Сомалийцы вновь отданы в рабство итальянскому империализму. Это позорнейшее решение прикрыто фиговым листком итальянской опеки сроком на десять лет. Сомалийцы были возмущены этим решением, но итальянские «опекуны» явились в сопровождении многотысячной армии под командованием опытных колонизаторов.

После второй мировой войны Эфиопия попала в хищнические лапы американских и английских монополий. Она оказалась одной из первых стран, где проводится провозглашенная Трумэном программа «содействия» развитию отсталых территорий. Это «содействие» выражается прежде всего в том, что из Эфиопии выкачиваются продовольствие и ценные виды сельскохозяйственного сырья. Оборот внешней торговли с 65 млн. эфиопских долларов в 1944 г. вырос до 160 млн. в 1949 г.; вывоз увеличился соответственно с 26 до 72 млн. эф. долл. Значительно увеличился вывоз зерна, кофе, кож и шкур. Вывоз в США только за 1946—1948 гг. увеличился более чем в два раза. Американские компании ведут в широких масштабах геологическую разведку полезных ископаемых. Правительство Эфиопии еще в 1945 г. предоставило американской «Синклер ойл корпорейшн» концессию на поиски и добычу нефти по всей стране сроком на 50 лет. Эфиопская промышленность, как уже указывалось, все еще находится в зачаточном состоянии, а эфиопский рынок наводняется американскими и английскими товарами. Единственная железная дорога Аддис-Абеба — Джибути попрежнему остается под контролем французской компании. Американская «помощь» означает закабаление Эфиопии и не создает никаких предпосылок для самостоятельного развития ее экономики.

Эфиопия наших дней почти такое же, как и прежде, отсталое феодальное государство. Народы Эфиопии, кроме того, находятся еще под игом иностранных империалистов, главным образом США и Англии. Правда, правительство Хайле Селассие пытается проводить некоторые реформы, но они не могут вывести Эфиопию на широкую дорогу самостоятельного развития. В 1945 г. проведена денежная реформа. До второй мировой войны в Эфиопии находились в обращении талеры Марии-Терезии1— серебряная монета, чеканившаяся по старинным образцам XVIII в., и талеры Менелика, отчеканенные в Париже. В качестве всеобщего эквивалента имели хождение бруски соли, которая добывается лишь в некоторых отдаленных местах страны и поэтому высоко ценится. За годы войны рынок Эфиопии заполнили итальянские лиры и восточноафриканские шиллинги, вконец расстроившие денежное обращение. В 1945 г. установлена единая денежная система; за денежную единицу принят эфиопский доллар, который делится на 100 центов и равен двум английским шиллингам. Создан банк сельскохозяйственного кредита, открывший американо-английскому капиталу широкий доступ в экономику страны.

В годы войны в конституцию были внесены некоторые поправки, которые не дали, однако, народу никаких действительно демократических прав. По конституции 1931 г. палата депутатов и сенат состояли из феодальных вельмож и чиновников, подобранных негусом. В 1942 г. негус издал закон о выборах в палату депутатов. Избирательное право формально предоставлено всем плательщикам налога и государственным служащим, но вместе с тем установлены двустепенные выборы: каждая из двенадцати провинций делится на 20 избирательных округов, каждый округ избирает одного выборщика, а собрание выборщиков провинции избирает пять депутатов; всего в палате депутатов 60 мест. Срок, на который избираются депутаты, законом не установлен; негусу предоставлено право назначать новые выборы, когда он найдет нужным. Сенат, состоящий из 30 сенаторов, попрежнему не избирается.

Империалистические поджигатели войны превращают Эфиопию и прилегающие к ней колониальные страны красноморского побережья в одно из звеньев стратегической цепи военно-морских баз, которыми они покрыли всю Африку. В 1949 г. в Аддис-Абебе построена и оборудована американская воздушная база. Из Дакара в Аддис-Абебу ведет одна из важнейших американских воздушных трасс, эксплуатируемая авиационной компанией Стеттиниуса. В конце 1950 г. правительство Эфиопии подписало соглашение с Международным банком восстановления и развития, полностью контролируемым Вашингтоном. Банк предоставил Эфиопии заем в 8,5 млн. амер. долл.; из них 5 млн. должно быть израсходовано на дорожное строительство, 1,5 млн.— на прокладку телеграфных и телефонных линий. В июне 1951 г. Эфиопию посетил заместитель начальника штаба американской армии генерал-лейтенант Болт. После беседы с Болтом негус Хайле Селассие приказал высшим военным властям Эфиопии заключить с США соглашение о предоставлении им «привилегий военного характера» 2.

Борьба за мир является для народов этих стран такой же первостепенной задачей, как и для всех прогрессивных стран мира. Борьба за мир в Эфиопии органически сливается с борьбой против американо-английского господства, против феодализма, за демократию. Силы антиимпериалистического и демократического лагеря в Эфиопии, как и в странах красноморского побережья, еще очень слабы, но они постепенно растут. Борьба против итальянской оккупации в годы второй мировой войны оставила неизгладимый след в сознании народа, она показала ему его собственную силу. Послевоенная борьба за судьбы народов бывших итальянских колоний, бессовестный торг империалистов, развернувшийся вокруг этих колоний, всколыхнули, подняли к политической жизни самые широкие народные массы. Впервые в истории этих стран созданы политические организации— Лига молодых сомалийцев и др., проводятся массовые митинги и демонстрации.

Основная причина слабости демократического движения в Эфиопии до сих пор лежит в отсутствии руководящей сдлы, которая возглавила бы миллионные массы крестьянства. Сейчас такая сила формируется — растет и крепнет рабочий класс Эфиопии. Передовой, уже сложившийся отряд рабочего класса составляют рабочие железной дороги Аддис-Абеба— Джибути. В феврале — марте 1947 г. железнодорожники провели первую в истории Эфиопии забастовку. В августе 1949 г. шестьсот рабочих железнодорожной станции Диредава бросили работу и вышли на демонстрацию с требованием повышения заработной платы.

В связи с развитием обрабатывающей и горной промышленности за последние годы значительно увеличился состав фабрично-заводских рабочих. Выросли многочисленные кадры плантационных рабочих. Рабочий класс Эфиопии жестоко эксплуатируется и бесправен. Никакого законодательства, охраняющего труд и интересы рабочих, нет. Организация профессиональных союзов запрещена. Преследуется всякая демократическая деятельность. В 1950 г. в печать проникло сообщение о свирепой расправе с крестьянами провинции Годжам, поднявшимися на борьбу против своих феодалов.

Формирование демократического лагеря и его передового отряда — рабочего класса—протекает в тяжелых условиях феодально-империалистического гнета.