Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Борьба народов Западного Судана за независимость на втором этапе кризиса колониальной системы
Этнография - Народы Африки

Организованное движение народов Западного Судана за национальную независимость и демократию началось после первой мировой войны и победы Великой Октябрьской социалистической революции в России, положивших начало общему кризису капитализма.

До первой мировой войны в Судане существовала единственная организация сопротивления — Общество защиты прав туземцев Золотого Берега, возникшее еще в конце XIX в. Общество объединяло в своих рядах прежде всего и главным образом вождей племен. Эта организация не была демократической, она не выражала чаяний народа и почти во всех случаях, когда народ проявлял свое недовольство колониальным режимом, оказывалась на стороне империализма. Она защищала интересы широких народных масс лишь постольку, поскольку это было связано с защитой прерогатив родо-племенной верхушки, и была организацией феодальной оппозиции империализму.

Национально-освободительное движение на первом этапе кризиса колониальной системы

Мировая война и победа Октябрьской революции вызвали глубокий сдвиг в мировоззрении широких масс народов колоний вообще и западноафриканских в частности. Известия о социалистической революции в России быстро дошли до далекого Судана; их привезли солдаты колониальной армии, сражавшиеся на европейском театре империалистической воины. Национально-освободительное движение в арабских странах Ближнего Востока, развернувшееся под влиянием Октябрьской революции, вызывало горячее сочувствие населения Западного Судана. Пример Организованной борьбы за свои человеческие права показали рабочие. Первые рабочие организации появились и Западном Судане еще в годы первой мировой войны. В 1915 г. железнодорожники Сьерра-Леоне создали свой первый профессиональный союз, в том же году был создан профсоюз шоферов Золотого Берега. В 1919 г. железнодорожники Сьерра-Леоне провели первую в истории народов Западного Судана забастовку. Забастовка была поддержана рабочими департамента общественных работ.

Известное влияние на развертывание антиимпериалистической борьбы оказало движение Маркуса Гарви, провозгласившего лозунг «Африка для африканцев». Гарвеизм был реакционным буржуазно-националистическим движением, своеобразным «черным сионизмом». Ловкий делец, Гарви нажил состояние на эксплуатации благородного стремления африканцев и американских негров к свободе, объявив себя «черным мессией». Объективно, однако, гарвеистская агитация сыграла некоторую положительную роль в развитии антиимпериалистического движения. Именно Судан был центром гарвеизма в Африке; Монровия, столица Либерии, единственной в Африке республики, была объявлена «Черным Римом», столицей мировой негритянской республики. Агитаторы Гарви, разъезжая по всему Судану, будили сознание угнетенного, задавленного империализмом народа.

В 1919—1923 гг. в различных европейских столицах состоялись три панафриканских конгресса, в которых приняли активное участие представители суданских народов. Сенегалец Диань, член французской палаты представителей от Сенегала, председательствовал на лондонской сессии второго конгресса. Идея революционной борьбы за независимость была чужда этим конгрессам, они звали народы Африки не к борьбе, а к сотрудничеству с империалистами. Однако они разработали положительную программу частичных требований, своеобразную «хартию прав» народов Африки, и провозгласили ее от имени этих народов. Весной 1920 г. в Аккре (Золотой Берег) небольшая инициативная группа созвала конференцию, на которую съехались представители Золотого Берега, Нигерии, Гамбии, Сьерра-Леоне — интеллигенты, купцы, ремесленники, представители молодого рабочего движения. Конференция постановила создать постоянную организацию под названием Национальный конгресс Британской Западной Африки. Конгресс разработал программу частичных политических и экономических требований, провел ряд петиционных компаний, направил несколько делегаций в Лондон. Деятельность конгресса содействовала возникновению национальных организаций в отдельных колониях, но когда эти организации возникли, конгресс постепенно сошел со сцены. В Нигерии в эти же годы была создана Демократическая партия Нигерии, существующая и поныне. Эта партия, как и конгресс, не выставляла требования независимости; как и конгресс, она ограничивала свои цели борьбой за демократические реформы в рамках Британской империи, требуя, в частности, выборного представительства населения колоний в законодательных уоветах при губернаторах колоний

Как бы ни были еще слабы первые национальные организации и руководимое ими демократическое движение, английские империалисты не могли игнорировать этот новый фактор политической жизни своих колоний. Не желая пойти навстречу демократическим требованиям национальных организаций, английские империалисты стали на путь укрепления своей социальной опоры в лице самых реакционных феодальных и полуфеодальных элементов населения (восстановление конфедерации ашанти, расширение прав царьков йоруба, мусульманских эмиров Северной Нигерии и вождей племен всех рангов, создание советов вождей и т. п.). Одновременно они припугнули феодальную и полуфеодальную знать утратой власти в случае введения всеобщего избирательного права.

Секретарь по туземным делам колонии Золотой Берег Ньюландс, обращаясь к собранию вождей племен, говорил: «...случается, что некоторые образованные африканцы, увлеченные чуждой, но привлекательной доктриной равенства людей, становятся последователями европейской концепции управления через представительные учреждения и пытаются провести это в своей стране. Реализация этой идеи будет иметь своим последствием сведение вождей на положение марионеток, имеющих на правительство своего государства влияния не больше, чем самые обычные из их подданных, а это, естественно, приведет к разрушению туземной системы управления. При таких обстоятельствах не удивительно, что наиболее просвещенные вожди ищут средств защиты своих прерогатив... Очевидно, что вожди должны поддерживать центральное правительство (колониальные власти.— Авт.), которое всегда проводило политику сохранения туземных институтов»1.

Чтобы не оттолкнуть от себя национальную буржуазию, королевским указом от 21 ноября 1922 г. в Нигерии была введена новая структура

Законодательного совета: города Лагос и Калабар получили право избирать четырех членов Законодательного совета. В колонии Золотой Берег аналогичная реформа Законодательного совета была проведена королевским указом 8 апреля 1925 г.

Во французских колониях борьбу за демократические реформы возглавили немногочисленные группы «младосенегальцев» в Сенегале и «младо- дагомейцев» в Дагомее; любимым вождем младодагомейцев был учитель Ганкарун, широко известный в народе еще до войны. С целью обезглавить возникающее демократическое движение французские колониальные власти бросили Ганкаруна в тюрьму, обвинив его в «пользовании фальшивыми документами». Младодагомейцы организовали массовую кампанию борьбы за освобождение Ганкаруна, которая в феврале 1923 г. вылилась в уличные демонстрации, свирепо подавленные вооруженными силами, вызванными из Дакара.

В Сенегале борьба демократических сил концентрировалась вокруг выборов и деятельности Колониального совета, учрежденного декретом французского правительства 4 декабря 1920 г. В совете демократическая группа депутатов вела борьбу против колониальной администрации и поддерживающих ее вождей племен за частичные политические и экономические требования. Значительную роль в освободительном движении Сенегала сыграли выборы депутата в палату депутатов французского парламента в 1919 и 1924 гг. Оба раза был избран сенегалец Диань1. На выборах 1924 г. одновременно с кандидатурой Дианя была выдвинута кандида- тура француза-юриста, проживавшего в Дакаре. Колониальные власти, поддерживавшие француза, пытались расколоть движение сенегальцев, противопоставить деревню городу Дакару и другим городам Сенегала и использовать старую рознь между народами серер, к которому принадлежал Диань, и волоф. Эта политика провалилась. Диань, активно поддержанный группой младосенегальцев, собрал 6133 голоса, а французский кандидат — только 1891 голос. За Дианя голосовали избиратели всех городов и сельское население, как серер, так и волоф. Выборы продемонстрировали сплоченность сенегальцев вокруг Дианя и группы младосенегальцев. Они показали, что демократическая часть Колониального совета и младосенегальцы имеют солидную опору в широких народных массах.

Но все это было пока лишь движением интеллигенции и буржуазии, сконцентрированных в городах. Крестьянское движение шло еще своим старым путем — возникали стихийные, неоформленные, неорганизованные выступления, бунты, не имевшие определенной программы действий. Они носили оборонительный характер и были направлены лишь против увеличения или введения новых налогов, против произвола колониальных чиновников: Рабочее движение ограничивалось редкими забастовками экономического характера. Общенародного организованного антиимпериалистического движения до второй мировой войны в Судане не было.

Борьба народов Западного Судана за независимость на втором этапе кризиса колониальной системы

Вторая мировая война, всемирно-историческая победа Советского Союза, могучий подъем демократических сил во всем мире явились сильнейшим импуль сом для национально-освободительного движения народов Западного Судана. Только после второ! мировой войны антиимпериалистическое национально-освободительное движение приобрело характер всенародного и объединило все демократические силы: рабочих, крестьян, национальную буржуазию и интеллигенцию, женщин, молодежь. Роль рабочего класса в этом движении все более растет. За годы войны, и особенно за лослевоенвые годы, рабочий класс суданских колоний не только вырос количественно, в его составе произошли значительные изменения: уменьшился процент крестьян-отходников, прослойка постоянных кадровых рабочих-пролета- риев пополнилась, в частности демобилизованными из армии солдатами, не пожелавшими вернуться в деревню. На Золотом Береге численность рабочих в 1947 г. определялась в 277тыс.; из них 210 тыс. было занято на плантациях какао, 38 тыс. в горной промышленности, 10 тыс. в лесной промышленности, 8 тыс. на железнодорожном и автомобильном транспорте. К началу 1951 г. численность рабочих увеличилась до 306 тыс. В Нигерии к началу 1951 г. насчитывалось 274 тыс. рабочих, из них 70 тыс. была занято на плантациях и в торговых предприятиях Объединенной Африканской компании, 70 тыс. на оловянных рудниках, 6 тыс. на каменноугольных копях в Энугу, 11 тыс. на железнодорожном транспорте. Во французских колониях Западного Судана насчитывается до полумиллиона рабочих.

Выросло и окрепло рабочее движение. Немногочисленные профессиональные союзы рабочих существовали и до войны, но колониальные власти их не признавали. В годы второй мировой войны колониальные власти были вынуждены узаконить существование профессиональных союзов. Французские и английские профсоюзы, а затем и Всемирная федерация профсоюзов оказали рабочим организациям Западного Судана большую помощь. Сейчас во всех колониях созданы профессиональные союзы и профсоюзные объединения.

Профсоюзы английских колоний Западного Судана испытывают пагубное влияние идеологии и политики тред-юнионизма. Во всех английских колониях имеются советники Британского конгресса профсоюзов; лидеры профсоюзов Западного Судана обучаются в Англии, где им прививают отвратительные традиции тред-юнионизма. Тред-юнионистские советники пытаются удержать рабочее и профсоюзное движение в стороне от борьбы за демократию и независимость, ограничить его задачи борьбой за экономические требования. Свою империалистическую политику в африканском профдвижении лидеры английских тред-юнионов прикрывают флагом раскольнической, так называемой Международной конфедерации свободных профсоюзов, созвавшей в Камеруне в феврале 1951 г. конференцию африканских профсоюзов. Коммунистических партий, которые могли бы противопоставить реакционной политике английского тред-юнионизма революционную политику рабочего класса, в английских колониях Западного Судана нет. Но передовые слои рабочих при поддержке Всемирной федерации профсоюзов разоблачают позорную роль английских советников и местных профсоюзных лидеров, продавшихся империализму, и получают все более решительную поддержку широких масс рабочего класса.

Положение рабочего класса после войны резко ухудшилось. В английских колониях заработная плата оказалась замороженной на довоенном уровне. По официальным данным департамента труда Нигерии, средний заработок горняков в 1948 г. составлял 3 шилл. 4 пенса в день на подземных работах и 2 шилл. 5 пенсов в день на поверхности. Рабочие на оловянных рудниках Нигерии получали перед войной 3—4 шилл. в день, в 1949 г.— те же 3—4 шилл. в день; а индекс стоимости жизни в Лагосе, по официальным данным, уже в 1947 г. составлял 224% по отношению к 1939 г. Резко поднялась, в частности, квартирная плата в связи с обесценением фунта стерлингов и увеличением населения в городах и промышленных центрах. В Энугу, например, рабочий в 1950 г. платил за квартиру 25—35 шилл. в месяц.

Во французских колониях Западного Судана заработная плата рабочих в результате упорной забастовочной борьбы была после войны повышена, но это повышение далеко не покрывает разницу в стоимости йшзни.

Во Французском Судане, например, средняя заработная плата африканского рабочего равнялась в 1951 г. 40 фр. в день, тогда как килограмм мяса стоил 100 фр., а килограмм риса, составляющего основу питания,— 35 фр. В г. Ниамей администрация установила минимум заработной платы рабочих в 45 фр. в день при цене риса 70 фр. за килограмм. Во французской части Камеруна администрация установила заработную плату горняков в 25—29 фр. в день при цене мяса 100 фр. и риса 70 фр. за килограмм3. Это значит, что африканский рабочий не может купить на свой дневной заработок даже килограмма риса.

Депутат Ассамблеи Французского Союза Эли Миню, посетивший колонии Западного Судана в 1950г.,писал: «Нищетав этой стране потрясающая. Тысячи и тысячи совершенно голых, изнуренных от голода детей, дрожащих по ночам от холода и изнывающих днем от тропической жары, представляют наиболее ужасное зрелище в моей жизни, хотя я знаю, что такое лагерь Дахау»2.

Любые попытки рабочих добиться повышения голодной заработной платы свирепо подавляются колониальными властями. Горняки Энугу в 1949 г. выдвинули требование незначительного повышения заработной платы, которое не могло даже компенсировать вздорожания жизни, однако лейбористская колониальная администрация не только отказалась удовлетворить требование рабочих, но и устроила кровавую расправу с забастовщиками. 18 ноября 1949 г. власти приказали полиции открыть огонь по безоружным рабочим; 18 рабочих было убито, много ранено. В июле 1950 г. забастовали рабочие оловянных рудников, требовавшие повышения заработной платы; полиция пустила в ход слезоточивые газы. В августе 1950 г. забастовали рабочие и служащие Объединенной африканской компании; власти арестовали секретаря профессионального союза рабочих этой компании за «попытку совершить уголовное преступление»!

Редкая забастовка проходит без ареста руководителей и без вооруженного вмешательства полиции. Но рабочие борются за право на жизнь, и никакой полицейский террор не может сломить их волю к борьбе. Статистика забастовок не публикуется, и поэтому нельзя представить полную картину забастовочного движения. Из сообщений прессы ясно, однако, что, несмотря на полицейские расправы, забастовочное движение из года в год нарастает, борьба принимает все более ожесточенный характер.

Важно отметить, что рабочие выдвигают теперь не только экономические, но и политические общедемократические требования, проводят не только экономические, но и политические забастовки. Во французских и в английских колониях рабочий класс начинает играть в национально-освободительном движении все более активную и все более решающую роль..

В антиимпериалистическом национально-освободительном движении английской части Судана после войны происходит решительная перегруппировка классовых сил. Крупнейшим достижением антиимпериалистического движения является изоляция феодальной верхушки африканского общества. Многочисленные короли, эмиры, верховные вожди и просто вожди племен до второй мировой войны имели еще значительное влияние на массы и использовали это влияние для того, чтобы удерживать антиимпериалистическое движение в допускаемых колониальными властями рамках. Сейчас вся колониальная пресса бьет тревогу по поводу резкого падения престижа этой аристократической верхушки. Теперь уже не редки случаи открытого выступления народных масс против своих феодалов. В конце 1948 г. в области Во (Сьерра-Леоне) народ восстал против верховного вождя; для спасения своей марионетки английские власти прислали в Во войска. В это же примерно время народ Эгбаленда (Нигерия) заставил своего короля бежать за пределы страны; английские власти не решились послать сюда свои войска, а попытка примирить народ с его королем оказалась безуспешной.

В английских колониях Западного Судана руководство антиимпериалистическим движением после второй мировой войны оказалось в руках национальной буржуазии и связанной с нею части национальной интеллигенции1. В борьбе против империалистического порабощения, за независимость, интересы национальной буржуазии западносуданских колоний совпадают с интересами всего народа, и это служит базой для создания единого широкого национального антиимпериалистического фронта. Но быстрый рост организованности и классовой сознательности рабочего класса, рост демократических сил во всем мире делают ее трусливой и непоследовательной. Она колеблется между империализмом и собственным народом. Национальная западносуданская буржуазия только после второй мировой войны переживает ту политическую эволюцию, которую национальная буржуазия более развитых колониальных и зависимых стран пережила уже давно.

Указывая на необходимость строго учитывать разницу «между революцией в странах империалистических, в странах, угнетающих другие народы, и революцией в странах колониальных и зависимых, в странах, терпящих империалистический гнёт других государств», И. В. Сталин писал:

«Революция в колониальных и зависимых странах — это нечто другое, faM гнёт империализма других государств является одним из факторов революции, там этот гнёт не может не задевать также и национальную буржуазию, там национальная буржуазия на известной стадии и на известный срок может поддержать революционное движение своей страны против империализма...»2.

И. В. Сталин вместе с тем предупреждал, что крупная национальная буржуазия непоследовательна в борьбе с империалистическим угнетением, что, «боясь революции больше, чем империализма, заботясь об интересах своего кошелька больше, чем об интересах своей собственной родины», она на известной стадии антиимпериалистического движения заключает «блок с империализмом против рабочих и крестьян своей собственной страны»3.

В колониях Западного Судана антиимпериалистическое движение после второй мировой войны переживает именно этот период перехода крупной национальной буржуазии на позиции сотрудничества с империализмом и отказа от борьбы за полную, фактическую независимость.

В 1944 г. в Нигерии была создана организация единого национального фронта — Национальный совет Нигерии и Камеруна. Это была широкая национальная организация, объединявшая около двухсот политических, профсоюзных, молодежных, культурных и других организаций. Совет возглавляли нигерийская буржуазия и интеллигенция, группирующиеся вокруг нигерийца Ннамди Азикиве. Азикиве родился в аристократической семье, его отец служил чиновником колониальной администрации во многих городах Нигерии. Азикиве окончил университет Линкольна в США и написал ряд книг («Возрождающаяся Африка» и др.); сейчас Азикиве —крупный капиталист, банкир и плантатор, владелец газетного объединения «Зик пресс».

Политические взгляды Азикиве и его политическая линия ярко отражают непоследовательность национальной буржуазии. Он борется за самоуправление Нигерии, но эта формула сама по себе крайне неопределенна и допускает самые различные толкования; английские лейбористы тоже за «самоуправление» колоний. Точка зрения Азикиве на отношения с Англией много раз менялась. Он неоднократно высказывался за самоуправление Нигерии в рамках Британской империи, но в свою бытность в США (январь 1950 г.) сделал решительные заявления о намерении бороться за полную независимость Нигерии, за выход ее из состава империи. Когда произошел расстрел горняков в Энугу, Азикиве, находившийся в это время в Лондоне, был принят министром колоний Крич-Джонсом и перед вылетом в Нигерию заявил корреспондентам: «Я сторонник только мирных методов получения независимости для Нигерии».

Основным содержанием руководимого им движения является борьба за конституционную реформу.

После второй мировой войны лейбористское правительство в Англии, «выполняя» данное во время войны обещание предоставить Нигерии демократическое самоуправление, как было уже сказано, ввело в 1946 г. новую конституцию Законодательного совета, которая оказалась очередным обманом. Этот конституционный маневр Англии вызвал возмущение всей демократической части населения Нигерии. Представители от городов Лагос и Калабар в Законодательном совете, во главе с Азикиве, отказались участвовать в первой сессии Законодательного совета и обратились с соответствующим предложением к депутатам от аристократической верхушки, но последние отклонили предложение о бойкоте. Национальный совет обратился к народу с предложением собрать средства для посылки делегации в Лондон. Но в Лондоне с делегацией отказались вести переговоры, объявив ее «непредставительной». Отчеты делегации о поездке в Лондон вызвали новый подъем народного движения. Митинги и демонстрации охватили всю страну.

Лейбористские колониальные власти, чтобы расколоть нарастающее движение, пустили в ход испытанный прием разжигания национальной вражды. Так как наиболее активное участие в движении принимают народы ибо и йоруба, а Азикиве принадлежит к ибо, то английские агенты выдвинули провокационный лозунг: «народу йоруба угрожает опасность политического порабощения народом ибо». Среди йоруба в 1948 г. возникла новая организация — Общество сынов великого короля Одудува. Во главе организации стал йоруба Обафеми Аволово, адвокат, получивший образование в Англии. В 1947 г. в своей книге «Путь Нигерии к свободе» он развивал основной тезис империалистической пропаганды о том, что народы Нигерии «еще не созрели» для демократического самоуправления^ В программе Общества — признание монархического строя в стране Йоруба и руководящей роли обба, а также пропаганда принципа «тесного сотрудничества» народа со своими монархами1. Вторую годичную конференцию Общества в октябре 1948 г. возглавлял алафин Ойо. Это «национальное» движение очень похоже на тот феодально-монархический национализм грузинских дворян, критику которого дал И. В. Сталин в работе «Как понимает социал-демократия национальный вопрос?»2, Общество противопоставило себя .Национальному совету Нигерии и Камеруна.

На помощь колониальным властям пришло реформистское руководство Конгресса профсоюзов. По рекомендации лейбористских профсоюзных советников, Конгресс тред-юнионов Нигерии постановил выйти из Национального совета Нигерии и Камеруна под предлогом создания рабочей партии, независимой от существующих партий, «руководимых средними классами». Конгресс профсоюзов — организация общенигерийская, объединяющая профессиональные союзы всех провинций Нигерии, населенных разными народами. Его участие в Национальном совете было решающим условием деятельности Совета как организации общенигерийского национально-освободительного движения, и поэтому выход его из Национального совета был тяжелым ударом по демократическим силам Нигерии.

Одновременно с этим английские власти создали комитет для разработки новой конституции. Это решение само по себе весьма показательно: создание комитета для выработки новой конституции через три года после введения прежней конституции свидетельствовало о том, насколько напряженной была политическая обстановка в Нигерии. Руководству Национального совета было предложено войти в состав конституционного комитета. Английские власти хотели этим оторвать Национальный совет от народного движения и заставить его руководство заниматься бесплодными дискуссиями в комитете. Группа Азикиве не пошла в эту конституционную ловушку, но и не отказалась от ограничения целей движения конституционной реформой. Она разработала и широко распространила свой проект конституции, получивший в Нигерии название «конституции Азикиве»г. Расчет английских властей в известной мере оправдался. Борьба вокруг разработки проекта конституции в конституционном комитете и затем обсуждение опубликованного им проекта оказались в центре политической жизни Нигерии на протяжении 1949 и 1950 гг. Поскольку конституция предусматривала создание парламентов и правительств по трем группам провинций — Северной, Западной и Восточной,—феодальная верхушка и национальная буржуазия стали выдвигать на первый план свои областнические интересы. Оказалось, что эти интересы «не совпадают», началась междоусобная борьба, которую английские власти всячески провоцировали и разжигали.

Общество сынов великого короля Одудува, обсуждая конституцию Западной Нигерии, населенной йоруба, приняло решение о границах будущего государства. В эти границы была включена провинция Илорин, частично населенная мусульманами. Мусульманские политики Северной Нигерии заявили, что они не могут допустить включения Илорин в государство йоруба. Для обсуждения конституции Восточной Нигерии была созвана Государственная ассамблея ибо, проходившая под руководством Азикиве, который в своих выступлениях развивал идеи буржуазного национализма ибо. «Бог Африки специально создал нацию ибо,— говорил Азикиве,— чтобы она вывела детей Африки из зависимого состояния» 2. Одна за другой стали возникать новые политические партии, противопоставлявшие себя Национальному совету (Северный народный конгресс, Нигерийский народный конгресс, Народная партия Ибадана и др.).

Эти конституционные маневры и провокационно-раскольническую деятельность своей агентуры колониальная администрация сопровождала полицейским террором против демократических организаций в невиданных ранее размерах. Произошли массовые аресты активных участников демократического движения, были закрыты демократические газеты.

Ндука Езе сообщал, что «Нигерия представляет собой в настоящее время полицейское государство; в стране установился такой режим, который хуже фашистского режима Муссолини, и всякие разговоры о британской демократии и справедливости являются лишь обманом и издевательством»1.

Во второй половине 1951 г. состоялись выборы в общенигерийский Законодательный совет и в законодательные советы трех групп провинций. Они принесли победу «феодально-монархическому национализму», тем реакционным силам, на которые опирается английский империализм. В северной группе провинций Национальный совет Нигерии и Камеруна потерпел поражение, большинство избранных являются кандидатами Северного народного конгресса — реакционной организации, созданной в 1951 г. в противовес Национальному совету. В палате представителей западной группы провинций большинство принадлежит так называемой Группе действия, организатором и вдохновителем которой является Общество сынов великого короля Одудува, и Народной партии Ибадана, поддерживающей Группу действия. Национальный совет завоевал большинство только в восточных провинциях. В составе центрального парламента Национальный совет получил всего лишь 38 мест из 136. Лидер Национального совета Азикиве в центральный парламент не прошел.

Результаты выборов не отражают реальной расстановки классовых сил в Нигерии. Выборы представляли собою, по существу, издевательство над порабощенным народом. Избирательная система, даже с точки зрения буржуазной демократии, не была демократической: выборы были многостепенные, выборщики избирались открытым голосованием, по нормам представительства деревня имела большие преимущества перед городом, участие в выборах было ничтожным (в некоторых местностях в выборах участвовало только 7 % избирателей). И все это дополнялось полицейским произволом.

Надежды английского империализма «умиротворить» Нигерию введением этой конституции не оправдались и не могли оправдаться, так как она ни в какой степени не отражала чаяний народных масс.

Национально-освободительное движение не только не спало, но стало развертываться после выборов с новой силой. В течение 1952—1953 гг. несколько раз бастовали горняки Энугу, настойчиво боролись за повышение заработной платы железнодорожники, в Лагосе произошло восстание солдат-нигерийцев. Крестьянский союз западных провинций, насчитывающий 50 тыс. членов, организовал движение за повышение скупочных цен на какао. По инициативе Национального совета Нигерии и Камеруна началась кампания за восстановление общенигерийского национально- освободительного движения. Выдвинутый им лозунг «Одна страна, одна конституция, одна судьба» стал самым популярным лозунгом в стране; он находит широкую поддержку и в западных, и в северных провинциях. Активизировал свою деятельность «Союз прогрессивных элементов Севера», выступающий в едином фронте с Национальным советом Нигерии и Камеруна.

В мае 1953 г. парламент восточных провинций, где абсолютное большинство принадлежит Национальному конгрессу Нигерии и Камеруна, выразил недоверие правительству и возглавляющему его английскому губернатору. Нарушив конституцию, английские власти 6 мая распустили парламент. Этот произвол вызвал возмущение не только в восточных, но и в западных провинциях. В этот же день, 6 мая, состоялись демонстрации протеста в Энугу и в Лагосе. После продолжительных проволочек лишь в январе 1954 г. английские власти решились провести новые выборы в парламент. Национальный совет Нигерии и Камеруна вновь получил абсолютное большинство парламентских мандатов.

Национальный совет Нигерии и Камеруна совместно с Группой действия в марте 1953 г. внес в центральный парламент на обсуждение резолюцию, требовавшую предоставления Нигерии статута доминиона в 1956 г. В парламенте, и особенно за стенами парламента, разгорелась ожесточенная борьба между реакционными силами, опиравшимися на поддержку английского империализма, и сторонниками этой резолюции. Парламент северных провинций, где положение контролирует «Северный народный конгресс», находящийся под покровительством англичан, высказался против предоставления Нигерии статута доминиона в 1956 г. В г. Кано 16 мая 1953 г. было спровоцировано нападение на митинг, созванный в поддержку требования о предоставлении Нигерии прав доминиона. В результате нападения 52 человека убито и 204 ранено. 18 мая на территории северных провинций было объявлено чрезвычайное положение.

Английское правительство было вынуждено признать провал своего маневра с конституцией 1951 года. Во второй половине 1953 г. началась подготовка к выработке еще одной «новейшей» конституции. Английские колонизаторы продолжают маневрировать, пытаясь всеми способами сохранить колониальный режим, но народы Нигерии полны решительности завоевать подлинную свободу и независимость.

В условиях, когда английский империализм настойчиво насаждает областнический сепаратизм, противопоставляя мусульманские народы северных провинций народам йоруба и ибо, особое значение приобретает единство рабочего движения всех провинций Нигерии.

Рабочий класс — теперь единственная сила, которая может сплотить все народы Нигерии в единый общенигерийский антиимпериалистический фронт и возглавить его борьбу за независимость. Агентура английского империализма направляет поэтому свои главные усилия на ослабление рабочего и профессионального движения. Выход Конгресса профсоюзов из Национального совета Нигерии и Камеруна в 1948 г. привел к расколу профсоюзного движения. Передовая часть рабочего класса, возмущенная предательской политикой тред-юнионистского руководства Конгресса, создала в начале 1949 г. новый профсоюзный центр — Нигерийскую национальную федерацию труда. Во главе Федерации стали патриоты, люди,, преданные делу рабочего класса и национальной независимости Нигерии. Секретарь Федерации, Ндука Езе, формулируя политические задачи федерации, заявил, что «рабочий класс является основой в борьбе за независимость Нигерии»1. После событий в Энугу удалось преодолеть этот раскол: в середине 1950 г. оба профсоюзных центра объединились в Рабочий конгресс Нигерии во главе с Ндука Езе, присоединившийся к Всемирной федерации профсоюзов. Но агенты раскольнической конфедерации «свободных» профсоюзов продолжают свое грязное дело, им снова удалось отколоть от Конгресса некоторые профсоюзы, сменить руководство Конгресса и добиться его выхода из Всемирной федерации профсоюзов.

В тяжелых условиях колониального полицейского произвола и раскольнической деятельности агентов Британского конгресса профсоюзов передовые представители рабочего класса Нигерии борются за единство рабочего класса, за укрепление его позиций в общенародном движении за независимость и демократию, понимая, что сейчас это главное условие обеспечения победы над силами империализма.

На Золотом Береге, как и в Нигерии, после войны создана была Объединенная конвенция Золотого Берега — организация единого национального фронта. Во главе ее встали представители национальной буржуазии и интеллигенции. Президентом Конвенции избран был крупный лесопромышленник, экспортер леса и какао, Джордж-Альфред Грант; по его собственным словам, он нанимает 500 рабочих. Вице-президентом Конвенции — доктор Данква, брат верховного вождя Офори Атта, автор многих книг, журналист, редактор нескольких газет, член Законодательного совета Золотого Берега. Конвенция выдвинула требование предоставления независимости Золотому Берегу в кратчайший срок.

Англия после войны ввела на Золотом Береге новую конституцию, аналогичную конституции Нигерии. Объединенная конвенция приняла решение бойкотировать Законодательный совет, сконструированный на основе этой конституции. Было созвано совещание с верховными вождями племен с целью выработки совместной программы борьбы против конституционного обмана, но вожди отказались от какого-либо единства действий с Конвенцией.

Для борьбы против засилия европейских монополий во внутренней торговле колонии в начале 1948 г. буржуазная верхушка Конвенции решила использовать усиливавшееся в народных массах недовольство ростом дороговизны. Было организовано массовое движение за обуздание европейских спекулянтов и за снижение цен. Ядро движения составили демобилизованные солдаты, не получившие после демобилизации ни работы, ни пособий. Движение охватило ряд городов и сельских местностей;проходили массовые митинги и демонстрации, распространялись листовки. В Аккре было организовано мирное шествие ко дворцу губернатора колонии с целью передать ему требования народа. По приказу губернатора демонстрация была расстреляна; даже по официальным данным, 26 демонстрантов были убиты и 242 ранены.

Чтобы ослабить нарастающее антиимпериалистическое движение, английские власти пошли на уступки национальной буржуазии с тем, чтобы приблизить ее к себе и внести раскол в единый национальный фронт. Они объявили о решении пересмотреть конституцию 1946 года и поручили разработать новый проект конституции руководству Объединенной конвеяции. Маневр удался. Руководители Конвенции, испугавшиеся массового народного движения не меньше английских хозяев колонии, охотно лошли на эту приманку.

Доктор Данква опубликовал памфлет «Дружба и империя», в котором выступил апологетом английского империализма, утверждая, что Англия изменила свое отношение к колониям и что поэтому лозунг Конвенции «независимость в кратчайший срок» должен быть сдан в архив. Английский колониальный журнал «Вест Африка» рекомендовал распространять этот памфлет на Золотом Береге «как можно шире». При разработке руководством Конвенции нового проекта конституции Данква отстаивал интересы феодалов против интересов народа: «Он верит в демократию, но в демократию, руководимую вождями племен»,— так резюмировала английская буржуазная пресса взгляды Данква на демократию.

В результате эволюции руководства вправо Объединенная конвенция в августе 1949 г. на очередном съезде в Салтпонде раскололась. «До середины 1949 г. Объединенная конвенция Золотого Берега... являлась ведущей националистической партией. После того как часть руководства, состоящая из богатых адвокатов и торговцев, заняла подозрительную позицию в отношении империализма, в партии произошел раскол»1. Выделилась Народная партия, во главе с бывшим секретарем Конвенции Кваме Нкрума, объявившая завоевание статута доминиона своей ближайшей целью.

Руководство Конвенции, ввиду острых разногласий, отказалось от дальнейшей работы над проектом конституции. Для завершения работы был создан Конституционный комитет, состоявший исключительно из представителей местной буржуазии и интеллигенции и возглавленный судьей Кусси. Разработанный Комитетом проект конституции получил название «конституции Кусси». По новой конституции, за английским губернатором колонии сохранялось право издавать законы вопреки решению Законодательного собрания и, наоборот, налагать вето на законы, принятые Законодательным собранием. Конституция Кусси оставляла английское господство в полной неприкосновенности и не давала народу никаких прав.

Опубликование проекта конституции Кусси вызвало законное возмущение всей демократической части населения Золотого Берега. Народная партия обратилась с призывом начать кампанию гражданского неповиновения с целью заставить английское правительство предоставить Золотому Берегу статут доминиона. Конгресс профсоюзов Золотого Берега поддержал призыв Народной партии и решил провести всеобщую забастовку. Призыв Народной партии был поддержан организациями демократической молодежи

8 января 1950 г. началась всеобщая забастовка, 9 января — бойкот английских товаров. Широкие народные массы пришли в движение: всюду проходили массовые митинги и демонстрации. Между полицией и демонстрантами произошли кровавые столкновения. Начались массовые аресты. Были арестованы Кваме Нкрума, Антони Вуд — генеральный секретарь Конгресса профессиональных союзов, Проби Биней — председатель профсоюза железнодорожников, Думкеш — председатель союза бывших военнослужащих и многие другие руководители демократических организаций. Газета «Аккра ивнинг ньюс», орган Народной партии, была закрыта. Колониальная администрация рассчитывала жестоким полицейским террором подавить демократическое движение. Она добилась обратного: расправа с руководителями Народной партии еще больше укрепила авторитет этой партии в народных массах. Члены английского парламента, консерватор Гаммэнс и лейборист Купер, посетившие Золотой Берег в октябре 1950 г., сделали знаменательное признание, что в настоящее время на Золотом Береге всякий, кто привлекается к ответственности «за подстрекательство к бунту», слывет народным героем1.

Объединенная конвенция Золотого Берега, поспешившая отмежеваться от призывов Народной партии, пытавшаяся лавировать между народом и английским империализмом, утратила былое влияние. На очередной конференции в апреле 1950 г. Данква был вынужден признать, что Конвенция выглядит теперь, как «армия, потерпевшая поражение». «Нам,— говорил Данква,— нанесли поражение с трех сторон: Народная партия нанесла нам поражение в народных массах, губернатор восстановил против нас вождей племен и провел в Законодательном совете изменения в проекте конституции Кусси». Он признал, что за последнее время «Конвенция оказалась оторванной от народа»,что 80% молодежи, поддерживавшей конвенцию, перешло на сторону Народной партии2.

Народная партия, несмотря на аресты ее руководителей, продолжала расти и крепить свое влияние в народе. В августе 1950 г. в Аккре состоялся многолюдный митинг по случаю первой годовщины партии. Был поднят красно-бело-зеленый флаг, объявленный национальным флагом. В речах руководителей партии указывалось, что партия насчитывает в своих рядах 45 тыс. членов, что 4 тыс. человек вступили в партию после ареста Кваме Нкрума. Народная партия завоевала поддержку низкооплачиваемых служащих и учителей, рыбаков и железнодорожников3.

Вопреки массовым протестам, новая конституция была утверждена английским правительством и с января 1951 г. вступила в силу.

В феврале 1951 г. состоялись выборы в Законодательное собрание, закончившиеся победой Народной партии: из 38 избираемых народом депутатов 35 — кандидаты Народной партии. Был избран и Кваме Нкрума, находившийся в день выборов еще в тюрьме; по требованию народных масс губернатор был вынужден освободить его. Впервые за всю историю Золотого Берега, как колонии, сформировано правительство с участием представителей местного населения. Из одиннадцати министерских постов шесть принадлежат Народной партии; Кваме Нкрума назначен главой правительства.

Эта конституционная реформа и победа Народной партии не изменили положения: Золотой Берег остался колонией. Реальная политическая власть находится в руках английского губернатора: он имеет право вето, английским чиновникам, входящим в состав правительства, по конституции предоставлены важнейшие посты— министров обороны, иностранных дел, финансов, юстиции. Сохранилось господство английских монополий. Ничего не изменилось в положении порабощенных и эксплуатируемых народных масс. И тем не менее выборы продемонстрировали единство народа, его готовность к борьбе, укрепили веру народа в свои силы.

Развитие национально-освободительного движения на Золотом Береге свидетельствует о неуклонном росте сплоченности и организованности рабочего класса, возрастании его роли как передового, организованного отряда антиимпериалистического фронта. Своими успехами Народная партия обязана исключительно поддержке рабочего класса. Но Народная партия, отражающая интересы крупной национальной буржуазии, не оправдала доверие народа. Придя к власти, она отказалась от тех своих лозунгов, которые выдвигала раньше и которые обеспечивали ей поддержку рабочего класса, широких народных масс вообще. Раньше Народная партия критиковала конституцию Кусси, объявляя ее недемократической, и призывала к борьбе против этой конституции,— теперь, оказавшись у власти, она призывает к «конструктивной» деятельности на основе конституции Кусси. Раньше Народная партия призывала к борьбе за статут доминиона,— теперь, оказавшись у власти, она стала призывать к «проверке на практике» дарованной английским империализмом конституции. Народная партия стала «благоразумной», как оценивает ее позицию английская империалистическая пресса, и ограничивается умеренной оппозицией губернатору.

Национальная буржуазия получила некоторые дополнительные возможности развития. О росте буржуазии говорит, в частности, факт создания в мае 1953 г. национального банка Золотого Берега с капиталом в 1 млн. фн. стерл. Народные массы попрежнему стонут в цепях колониального рабства. Крестьяне попрежнему вынуждены вести тяжелую борьбу с грабительской политикой монополий и налоговым гнетом1. Рабочие продолжают забастовочную борьбу за удовлетворение своих насущных экономических интересов.

Как и в Нигерии, профсоюзное движение Золотого Берега преодолевает большие трудности, создаваемые раскольниками, ставленниками Британского конгресса профсоюзов. После всеобщей забастовки 1950 г. профсоюзное движение было обезглавлено — все старое руководство было заключено в тюрьму. Воспользовавшись этим обстоятельством, английские агенты, при активной поддержке Народной партии (например, исключение

Антони Вуд из партии за связь с Всемирной федерацией профсоюзов), захватили руководство в свои руки и добились присоединения Конгресса профсоюзов к Международной конфедерации свободных профсоюзов. Это привело к расколу и образованию второго профсоюзного центра — Конгресса профсоюзов Ганы1, который развернул борьбу против раскольников, за восстановление единства рабочего класса. Летом 1953 г. прогрессивные силы профдвижения одержали победу, раскол был преодолен, и объединенный Конгресс вышел из состава Международной конфедерации профсоюзов. На Третьем Всемирном конгрессе профсоюзов представитель Золотого Берега Антони Вуд был избран членом исполкома ВФП.

Введение новой конституции серьезно ослабило позиции феодальных элементов. Осуществление принципов конституции и борьба за ее демократизацию наталкиваются на упорное сопротивление феодальной верхушки. Все последние годы идет напряженная борьба за реформу органов местного управления. Народные массы требуют ликвидации созданных англичанами «туземных властей», т. е. лишения местных царьков и вождей племен предоставленной им английским империализмом власти и создания выборных демократических органов самоуправления. Народная партия и правительство Нкрума пытаются лавировать, ищут компромиссные решения, но под давлением масс вынуждены проводить эту реформу. Народные массы требуют ликвидации существующей избирательной системы и введения прямых и равных выборов законодательной власти. Феодальные элементы, опираясь на поддержку английского империализма, настаивают на сохранении существующей избирательной системы или, в случае ее изменения, на создании второй палаты парламента—палаты вождей. В результате упорной борьбы демократические силы Золотого Берега добились новой победы: в конституцию внесены изменения, предусматривающие, в частности, прямые выборы всех членов Законодательного собрания. В июне 1954 г. состоялись выборы Законодательного собрания на основе новой избирательной системы. Народная партия получила 71 мандат из 104; остальные 33 мандата получили возникшие в последнее время оппозиционные партии — Северная народная партия, Конгресс Тоголенда и др. Новое правительство, сформированное Нкрума, состоит исключительно из африканцев, но в нем нет таких министерств, как обороны и внешних сношений; эти важнейшие государственные функции остаются в непосредственном ведении английского губернатора.

Развитие антиимпериалистического движения на Золотом Береге в послевоенные годы представляет собою яркую картину быстрого вовлечения в политическую жизнь самых широких народных масс, роста их активности, сплоченности и готовности бороться за независимость и демократию.

В демократическом движении народов Нигерии, Золотого Берега, как и других английских колоний Западного Судана, активное участие после второй мировой войны принимают женщины и молодежь. До войны никаких женских организаций не было, сейчас такие организации созданы. Наиболее активная из всех женских организаций в английских колониях — Союз женщин Абеокута, возглавляемый учительницей, членом исполнительного комитета союза учителей Нигерии, примыкающего к Национальному совету Нигерии и Камеруна. После войны этот Союз развернул борьбу за освобождение женщин от подушного налога и добился победы: в 1948 г. колониальные власти освободили женщин от уплаты налога. Этот успех создал Союзу большой авторитет и обеспечил поддержку всех трудящихся женщин.

До войны молодежь английских колоний Судана не была организована. После войны возникли массовые организации демократической молодежи, присоединившиеся к Всемирной федерации демократической молодежи. Представители молодежи Нигерии, Камеруна и Золотого Берега принимали участие в Пражском и других международных фестивалях молодежи. Молодежные организации Золотого Берега активно поддерживают Народную партию, а молодежные организации Нигерии входят в Национальный совет Нигерпи и Камеруна.

Во французских колониях Западного Судана после второй мировой войны при активной помощи Коммунистической партии Франции демократическое движение охватило широкие массы 3 населения. Во главе этого движения встала организация единого национального фронта — Демократическое объединение Африки (РДА)1. основанное на учредительном съезде в Бамако 19—21 октября 1946 г. В состав РДА вошли Демократическая партия Берега Слоновой Кости, Демократический союз Сенегала, Прогрессивная партия Нигера, Союз народов Камеруна и другие национальные демократические организации, ставшие теперь секциями РДА; все эти партии образовались в годы войны и после нее. В тех колониях, где к этому времени не было никаких политических партий (Гвинея, Верхняя Вольта, Дагомея), после учредительного съезда были созданы секции РДА. РДА объединяло все французские колонии Судана и Экваториальной Африки. Руководящим органом его был Координационный комитет из представителей от всех десяти секций.

Основные программные требования РДА:

1) борьба за политическое, экономическое и социальное освобождение Африки в рамках Французского союза, основанного на равенстве прав и обязанностей;

2) объединение всех африканцев, независимо от их политических и религиозных убеждений, их происхождения и социального положения, в борьбе против колониального режима;

3)  союз демократических сил Африки с прогрессивными и демократическими силами во всем мире и прежде всего с демократическими силами французского народа в их борьбе против империализма *.

РДА со всей определенностью заявило, что из двух лагерей, образовавшихся после второй мировой войны,— лагеря империалистического и антидемократического, во главе которого стоят монополисты США, и лагеря антиимпериалистического, демократического во главе с Советским Союзом,— оно делает свободный выбор и примыкает к «лагерю эксплуатируемых и угнетенных, лагерю демократов и людей прогресса, которым принадлежит будущее»2.

В своей повседневной практической деятельности РДА развернуло борьбу за расширение политических прав народа, за повышение цен на крестьянскую продукцию, увеличение заработной платы, за экономические права местных торговцев и т. д. На основе этой программы в антиимпериалистическое движение были привлечены самые широкие и самые разнообразные слои населения, даже в наиболее отсталых французских колониях. Выросло и окрепло рабочее движение, руководимое из единого центра; профессиональные союзы присоединились к Всемирной федерации профсоюзов. Развернулось женское движение. Были созданы массовые молодежные организации. Представитель молодежи, выступая на Втором Конгрессе Всемирной федерации демократической молодежи в Будапеште, говорил: «В нашей общей борьбе за уничтожение темных сил бедствия и смерти, в нашей борьбе за строительство нового цветущего мира мы торжественно заявляем, что никогда наша страна не будет поставщиком пушечного мяса, что никогда ни молодежь, ни взрослые не будут наемниками империалистов».

Орган Коммунистической партии Франции газета «Юманите» 17 января 1949 г. писала о Демократическом объединении Африки: «Миллионы жителей Африки идут за ним, борясь против колониальной политики и империализма и, следовательно, борясь за мир».

Представители РДА принимали участие в Первом Всемирном Конгрессе сторонников мира в Париже. В своем выступлении Габриэль д’Арбусье сказал: «С начала европейской колонизации Западной и Центральной Африки из нашей страны было вывезено более 20 миллионов рабов, использованных для обеспечения процветания других частей мира, к выгоде колонизаторов, Как могут перед нами хвастаться прелестями колонизации, когда в Африке 20 миллионов людей принесено в жертву алчности грабителей, солдафонов от цивилизации? Нет, в наши дни невозможно никакое оправдание колонизации. Это — осужденная система, как и вся капиталистическая система, и она должна исчезнуть и исчезнет, потому что народы колоний поняли свое неотъемлемое право на свободу и решили завоевать ее»3.

Создание Демократического объединения Африки явилось ярким свидетельством возможности образования в африканских колониях широкого антиимпериалистического национального фронта, возглавляемого рабочим классом. Создание Демократического объединения Африки способствовало выявлению подлинно демократических сил, борющихся против империализма. Французские власти, напуганные размахом этого движения и подгоняемые монополиями, вложившими свои капиталы в суданские колонии, стали на путь установления полицейского режима. Нарушая установленные конституцией права народов, французские колониальные власти запретили созыв второго очередного съезда РДА. Но вопреки этому запрещению съезд состоялся в январе 1949 г. в Абиджане. На открытие съезда собралось больше 40 тыс. рабочих, крестьян, интеллигентов, женщин и молодежи. Присутствовало около семисот депутатов. Дуду Гей так описывает состав съезда:

«Эти депутаты не были новичками в борьбе. На одежде многих из них еще видна пыль с дорог, по которым они только что прошли. Представители района оз. Чад проделали 3 тыс. километров, чтобы явиться на съезд, пешком, на грузовиках, на самолетах, словом, это была настоящая Одиссея. Представителям Убанги-Шари пришлось преодолеть сопротивление враждебно настроенной администрации. Представители Камеруна сели на старое судно, доставившее их в Табу (примерно в 600 км от Абиджана). Представителям Гвинеи, преследуемым полицией, пришлось тайно погрузиться на судно. Делегаты Верхней Вольты только что вышли из тюрьмы, куда их привели нелегальное положение и произвол. Обросшие, похудевшие, запыленные, они даже не успели повидаться со своими семьями»1. Характерен социальный состав делегатов съезда2: крестьяне и владельцы плантаций — 34, чиновники — 37, торговцы — 20, служащие—7, рабочие промышленности и транспорта — 4, ремесленники — 5, лица свободных профессий — 8, вожди племен — 6, домохозяйка — 1.

Среди ораторов, поднимавшихся на трибуну съезда, были и женщины: Анни Вольберг — портниха из Порто-Ново, Фади Майга из Бобо-Диуласо и другие. Фади Майга призывала к борьбе за раскрепощение женщин.

Обращаясь к мужчинам, она сказала: «Я убедительно прошу вас снять с головы и ног ваших жен те покрывала и цепи, которые они носят по традиции».

В своей резолюции съезд приветствовал мощный подъем демократических сил во всем мире и выражал уверенность в их окончательной победе над силами империализма. Съезд послал приветственную телеграмму Коммунистической партии Франции и принял решение о сотрудничестве с нею. В заключение делегаты съезда торжественно отметили годовщину смерти великого учителя эксплуатируемых и угнетенных всего мира, основоположника Коммунистической партии Советского Союза и первого в мире советского государства — В. И. Ленина.

После съезда французские колониальные власти встали на путь репрессий. Начались, один за другим, аресты активных участников движения. Только на Береге Слоновой Кости за тюремной стеной оказалось больше полутора тысяч человек. 12 декабря 1949 г. восемь руководителей РДА с Берега Слоновой Кости, заключенные без суда в тюрьму еще в начале 1949 г., объявили голодовку. Население в знак поддержки арестованных объявило с 15 декабря бойкот импортных товаров. В Абиджане, в Гран-Бассаме, в Ниамей (колония Нигер), в Форт- Лами (колония Чад) и в других крупных городах произошли массовые демонстрации против нарушения колониальными властями конституции. Во всех колониях Французской Западной Африки трудящиеся массы Но призыву РДА энергично протестовали против антиконституционного преследования руководителей и активистов РДА.

Действия колониальных властей вызвали возмущение не только в Африке, но и во Франции. Коммунисты — депутаты французского парламента и руководители Коммунистической партии заявили правительству Бидо решительный протест и призвали народы африканских колоний продолжать борьбу, обещая им поддержку всех демократических сил Франции. С протестами выступили Всемирная федерация демократической молодежи, Постоянный комитет Конгресса сторонников мира, Всемирная федерация профсоюзов, Международная ассоциация юри- стов-демократов и другие организации. Полицейские репрессии не могли сломить волю народов суданских колоний к борьбе за свои права, на место арестованных активистов становились другие. Тогда французские колониальные власти использовали другой метод — подкуп руководителей РДА.

Президент Демократического объединения Африки Уфуэ Буаньи, еще в 1949 г. заявлявший о недопустимости компромиссов с колонизаторами, и шесть депутатов французского парламента от РДА пошли на соглашение с французской реакцией, отказались от руководства антиимпериалистическим движением, изменили делу своего народа1. Они отказались поддержать резолюцию коммунистической фракции парламента о прекращении войны во Вьетнаме, голосовали за утверждение полномочий Кея в качестве премьера и т, д. Они отказались от организации защиты жертв французской реакции на судебном процессе в Абиджане. Эта измена нанесла тяжелый урон демократическому движению во французских колониях Западного Судана, но не могла сломить и не сломила воли трудящихся в борьбе против империалистического порабощения. С помощью Коммунистической партии Франции предательство группы Уфуэ Буаньи скоро было разоблачено и вызвало огромное возмущение трудящихся. Рабочий класс ответил на это предательство дальнейшим сплочением своих рядов.

Большое значение в деле укрепления антиимпериалистического фронта имела конференция профсоюзов французских африканских колоний, состоявшаяся в октябре 1951 г. в Бамако. На конференции присутствовали делегаты всех французских колоний в Африке. «Резолюции, постановления, подготовленные в Бамако, представляют мощное оружие в руках трудящихся Африки»1. В решениях конференции заключена программа борьбы не только для рабочего класса, но для всех трудящихся, для всех антиимпериалистических, демократических сил. Конференцией принята специальная резолюция по работе среди крестьян, призывающая рабочий класс и профсоюзные организации энергично поддерживать требования крестьянских масс. Профессиональные союзы уже приступили к созданию крестьянских организаций и проведению территориальных сельскохозяйственных конференций. Осуществление этих решений укрепит связи рабочих организаций с крестьянством, руководящую роль рабочего класса по отношению к крестьянству и тем самым создаст незыблемый фундамент единого антиимпериалистического фронта.

Большой победой рабочего класса и всех трудящихся французских колоний Западного Судана явилось принятие Национальным собранием Франции 23 ноября 1952 г. кодекса законов о труде для заморских территорий. Этот кодекс «был навязан колонизаторскому большинству французского парламента в результате массовых действий африканцев, поддержанных во Франции ведущими демократическими организациями и коммунистической партией»2. В течение шести лет (проект кодекса был разработан еще в 1946 г.) рабочие французских колоний настойчиво боролись за него. Решающее значение имела всеобщая забастовка 3 ноября 1952 г. Это было первое массовое выступление рабочего класса французских колоний Западного Судана, оно превратилось во всенародную демонстрацию протеста против принудительного труда и расовой дискриминации: «Стояли поезда, ни один слуга не приступил к уборке помещения, ни один повар не готовил пищу своему хозяину-европейцу. В мечетях верующие молились за успешную борьбу трудящихся, за их правое дело»3.

Кодекс предусматривает безусловное запрещение принудительного труда, так широко применяемого до сих пор во французских колониях. Кодекс провозглашает свободу деятельности профсоюзов, предусматривает заключение коллективных договоров, введение^40-часовой рабочей недели, право на оплаченные отпуска и др. Кодекс обязывает предприятия и учреждения обеспечить охрану труда, санитарные условия и медицинское обслуживание трудящихся и их семей, регламентирует ночной труд, работу женщин и детей. Кодекс предусматривает также ряд других важных мероприятий, как, например, создание консультативных комиссий по труду, выбор делегатов от персонала предприятий, организацию биржи труда и органов для урегулирования трудовых конфликтов, обеспечение права на забастовку, выдачу пособий и т. д.

Несомненно, что все эти мероприятия, если они будут осуществлены, приведут к серьезному улучшению условий жизни трудящихся. Однако французские компании, владельцы предприятий и плантаций, как уже показали события, не намерены подчиниться требованиям этого закона.

Трудящимся французских колоний еще предстоит тяжелая борьба за претворение его в жизнь, но самый факт существования такого закона является большим завоеванием трудящихся и, несомненно, окажет серьезное влияние на рабочее и антиимпериалистическое движение в других африканских колониях.

Таким образом, по всему Западному Судану, как в английских, так и во французских колониях, после второй мировой войны, на втором этапе кризиса колониальной системы, создалась обстановка, решительно отличающаяся от обстановки, существовавшей накануне войны. Политические позиции феодально-аристократической верхушки, ранее служившей надежной социальной опорой империализма, оказались подорванными; вырос и окреп рабочий класс, создавший свои организации и превратившийся в решающую силу антиимпериалистического движения; все шире вовлекаются в политическую борьбу крестьянские массы; обострились противоречия между колониальными монополиями и национальной буржуазией,— все это свидетельствует об ослаблении позиций империализма и укреплении сил демократического лагеря.