Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Верхней Гвинеи
Этнография - Народы Африки

Народы Верхней Гвинеи — йоруба, ибо, ашанти, дагомейцы и др.— наиболее развитые во всех отношениях народы Западного Судана. К началу империалистического вторжения здесь уже существовали государства феодального типа, развитые классовые отношения и высокая культура. Эти народы оказали наиболее стойкое сопротивление захватчикам и в борьбе за национальное освобождение против колониального порабощения сейчас идут впереди всех народов Западного Судана.

Господство империализма внесло в жизнь народов Верхней Гвинеи изменения несравнимо более глубокие, чем в жизнь других народов Западного Судана. Монополии превратили крестьянское хозяйство ашанти в монокультурное хозяйство: какао вытеснило не только другие экспортные культуры, но привело к сокращению и продовольственных культур. На этой основе произошла резкая классовая дифференциация крестьянства ашанти: появились богатые плантаторы, батраки с наделом и сельскохозяйственный пролетариат. Империалисты заставили крестьян йоруба и ибо заниматься сбором пальмовых плодов, выращивать какао, увеличивать посевы хлопка, сокращая площади продовольственных культур. На территории Верхней Гвинеи создана горная промышленность. Растут города — центры экономической, культурной и политической жизни. Произошло разорение значительной части крестьянства, выросла своя национальная буржуазия, появился рабочий класс. Наряду с классами старого феодального общества народов Верхней Гвинеи уже сложились классы буржуазного общества.

Трудящиеся испытывают на себе чудовищный гнет иностранных монополий, собственных феодалов и буржуазии. В деревне сохраняются докапиталистические формы эксплуатации, в промышленности положение рабочих напоминает рабство. Производительные силы в крестьянском хозяйстве не развиваются. Усилилась эксплуатация крестьянства, но техника и методы ведения сельского хозяйства остались прежними. Например, пальмовые продукты служат главным источником денежного дохода крестьян во многих районах Верхней Гвинеи, но по методам ведения и по технической оснащенности эта важнейшая отрасль крестьянского хозяйства находится на уровне XIX в.

Пальмовое хозяйство остается до сих пор, по существу, хозяйством собирательским: сбор пальмовых орехов производят в дикорастущих пальмовых лесах. Крестьяне уже давно добиваются раздела пальмовых лесов, что обеспечило бы лучший уход за деревьями и привело бы к повышению урожайности. Но поддерживаемая колониальными властями феодальная верхушка оказывает этому начинанию упорное сопротивление. В Южной Нигерии, основном центре сбора пальмовых плодов, в 1943 г. насчитывалось всего лишь около 8 тыс. крестьянских пальмовых плантаций, общей площадью 5945 га.

Переработка пальмовых плодов на масло до сих пор ведется примитивным способом, при котором из 100 тонн плодов получается всего лишь 12 тонн масла, а при машинной переработке — 28—30 тонн масла. Даже ручной пресс повышает выход масла на 50—65%; но ручной пресс стоит дорого и поэтому крестьянину недоступен. Перед войной в Нигерии насчитывалось, по разным сведениям, от 500 до 800 ручных прессов; их покупают местные купцы и за определенную плату перерабатывают приносимые крестьянами плоды.

Крестьяне — производители какао, жестоко эксплуатируемые скупочными компаниями,— также ведут свое хозяйство примитивно: ферментация и сушка бобов какао осуществляются теми же методами, что и пятьдесят лет назад. Деревья какао очень восприимчивы к разного рода заболеваниям. В годы войны появилась и с эпидемической быстротой распространилась губительная болезнь деревьев какао. В 1945 г., по английским подсчетам, крестьянские плантации потеряли от этой болезни 20 тыс. тонн бобов, а в 1946 г.— уже около 40 тыс. тонн; колониальная администрация, чтобы задержать дальнейшее распространение болезни, не могла предпринять ничего другого, как повальную вырубку целых плантаций. По данным на сентябрь 1949 г., в колонии Золотой Берег было вырублено больше 6 млн. кустов, а в Нигерии к январю 1950 г.— больше 1 млн. Владельцы плантаций, правда, получали компенсацию, но настолько ничтожную, что, по общему признанию, вырубка кустов означала разорение владельцев плантаций.

Еще более отсталым и примитивным остается производство продовольственных культур. Зерновые культуры,как, например, сорго и просо, встречаются лишь в некоторых районах и не имеют большого значения. Главные продовольственные культуры в Верхней Гвинее — корнеплоды (ямс и маниока). Различают более десяти сортов ямса, каждый под особым названием. Ямс сажают в начале периода дождей, т. е. в январе — феврале. Урожай снимают через десять месяцев — в ноябре — декабре, однако крайняя нужда заставляет пользоваться ямсом уже в сентябре, не дожидаясь полного его созревания. Ямс сажают на холмиках примерно около полуметра высотой; уход за ямсом требует много внимания и труда; почву постоянно разрыхляют, и ямс окучивают. После уборки ямса на поле сажают кукурузу. Кукуруза, как и ямс, требует много влаги, поэтому в засушливые годы эти культуры не дают урожая. Тогда население обращается к маниоке, которая считается плохой заменой ямса. Кроме корнеплодов, в некоторых районах гвинейского побережья возделывают таро, рис, земляной орех, а также бананы, хлебное дерево, лимоны, ананасы, апельсины, манго. В начале XX в. получили распространение завезенные из Европы овощи.

Животноводство у ашанти и йоруба большой роли не играет. Разводят овец и карликовых коз; лишь в прибрежной части, около лагун, зажиточные торговцы владеют большими стадами крупного рогатого скота. Они нанимают пастухов из числа своих соплеменников или рабочих, приходящих из страны мосина побережье в поисках заработка. Прибрежное население лагун занимается рыболовством. У некоторых народов, как, например, у населения юго-восточной части Золотого Берега, оно составляет основу существования. Охотой занимаются лишь в некоторых юайонах в глубине страны.

У всех народов гвинейского побережья ремесло уже давно отделилось от земледелия. Значительную часть необходимой домашней утвари крестьянин приобретает на рынке. Гончарство почти всюду находится в руках специалистов-гончаров. В некоторых районах изготовлением глиняной посуды занимаются женщины, продажа глиняных изделий на рынке производится исключительно женщинами. Эта посуда не имеет той тщательности отделки, которою славились в прежние времена глиняные изделия старинных мастеров йоруба, ашанти и др. Рассчитанные на широкий сбыт среди крестьянского населения, в большинстве своем очень бедного, изделия эти отличаются добротностью, но уже не украшаются с тем изысканным вкусом, как это делалось прежде. Очень распространены калебасы самых разнообразных форм.

Широко развита обработка дерева. В селениях йоруба до сих пор еще встречаются прекрасные образцы работы местных мастеров. Замечательны резные троны вождей ашанти, с которыми связано много обрядов и религиозных представлений; многие из тронов, отличающиеся особенно тщательной работой, обнаруживают тонкий художественный вкус мастеров. В прежнее время большое значение имели также резьба по слоновой кости и бронзовое литье. Особенно прославились, как уже отмечалось, изделия бенцнских литейщиков, найденные в 1897 г. на развалинах сожженного англичанами Бенина.

Бронзовое литье обычно производится в так называемой технике потерянного воска. Сначала делают из глины довольно грубую модель желаемого изображения, например головы, намечая основные детали — нос, глаза и губы. Модель эту сглаживают, зачищают и дают ей основательно высохнуть. Затем глиняную модель покрывают слоем подогретого воска. Когда воск застывает, мастер отделывает все детали будущей отливки: прическу, украшения, уши и т. д. Когда изображение готово, его осторожно наглухо замазывают глиной, оставляя лишь небольшое отверстие. Затем выставляют заготовку на солнце и, когда она высохнет, приступают к отливке. Модель ставят в горшок с водой, нагревают и дают воску стечь в воду. Затем в отверстие льют металл, который заполняет место вытопленного воска. Таким образом получают нужное изображение. По окончании отливки глиняную оболочку удаляют, и художник отделывает отливку ножом, сглаживая неровности и нанося на нее гравировку.

Мастера йоруба делают и теперь самые разнообразные отливки: браслеты, человеческие фигурки, головы и т. д. Однако в условиях колониального гнета это замечательное народное искусство гибнет.

Большое значение сохраняет ткацкое ремесло. У йоруба существует два вида ткацких станков — горизонтальный и вертикальный. Первый из них, горизонтальный, сходен с ткацким станком хауса; на нем можно изготовить лишь узкую полосу ткани; на станках этого типа работают только мужчины. Второй тип станка, вертикальный, сходен со станками для плетения цыновок, распространенными в Конго; на вертикальных станках у йоруба ткут женщины. В XVI в. хлопчатобумажные ткани Бенина и Золотого Берега славились по всему побережью и даже в середине XIX в. вывозились в другие районы Африки.

Одежда всех народов гвинейского побережья сходна. Мужчины и женщины носят набедренные повязки. Верхнюю одежду женщин составляет кусок пестрой ткани, повязанной выше талии и спадающей до лодыжек в виде юбки; верхняя часть туловища остается обнаженной. Мужчины носят короткие штаны и рубахи.

В^е народы гвинейского побережья живут в домах, построенных из дерева и глины. Дома йоруба представляют собой большие строения четырехугольной формы с внутренним двором и состоят из нескольких комнат с выходами на двор. Посреди двора сделано углубление, куда стекает вода с крыш; из бассейна отведен водосток на улицу. Нередко стены домов украшены росписью, а столбы, поддерживающие кровлю, покрыты резьбой. Дома других народов гвинейского побережья носят тот же характер, но иногда четырехугольные небольшие постройки ставятся порознь. Группа таких построек, обнесенная глинобитной стеной, составляет отдельный двор, где совместно живут семьи близких родственников. У племени ган двор делится на две части: в одной из них живут женщины с малолетними детьми, а в другой — взрослые мужчины, юноши и мальчики. У дагомейцев хижины имеют четырехугольную форму, стены составлены из плотно связанных между собой столбов, крыша покрыта соломой. Перед домом устраивается веранда, в тени которой выполняются всевозможные домашние работы. Поселения эве, как и у ган, принято называть «городами», но все они в действительности представляют собою крупные села с населением в 3—4 тыс. чел. Лишь в стране йоруба города насчитывают по нескольку десятков тысяч жителей.

За последние годы численность городского населения на гвинейском берегу значительно выросла, но больших городов попрежнему еще нет. Только Ибадан — крупнейший город всей Западной Африки — в 1947 г. насчитывал 390 тыс. жителей. Административный центр Нигерии — г. Лагос — в 1950 г. имел всего, лишь 230 тыс. жителей, Аккра в 1948 г.— 133 тыс. и т. д.

Значительную часть населения городов внутренних районов составляют крестьяне. Обычно каждая крестьянская семья имеет дом в городе и хижину в загородном поселке. Большая часть семьи живет в городе, уходя в поселок только на время земледельческих работ. Но младшие члены семьи, чаще всего младшие братья главы дома, живут в поселке постоянно. Такие поселки, например у эве, называются поэтому кова («братья дома»).

Совсем иную картину представляют собою приморские города.

Классовый и профессиональный состав африканского населения таких городов обычен для любого города капиталистической страны: в них много портовых рабочих, рабочих, занятых в мелких промышленных предприятиях и торговле, на городском транспорте, домашней прислуги. Кроме рабочих, в городах живут многочисленные ремесленники и мелкие торговцы, встречается немало купцов, владельцев мелких промышленных предприятий, столовых и ресторанов, крупных домовладельцев и т. д. Городская интеллигенция состоит главным образом из служащих колониального аппарата и различных торговых фирм, учителей, врачей, адвокатов, журналистов. Как и во всяком буржуазном городе, здесь немало безработных, а также людей без определенных занятий, нищих, проституток.

Приморский город состоит обычно из двух частей. Одна часть своим внешним видом похожа на европейский город: здесь большие, красивые здания, асфальтированные улицы, электрическое освещение, кинотеатры, библиотеки, а кое-где и местные музеи. В другой, африканской, части города на грязных, немощеных улицах без тротуаров ютятся жалкие лачуги. Так, например, по данным отчета уполномоченного по вопросам здравоохранения в Нигерии, из 9673 жилых строений в Лагосе 5756, т. е. примерно 60%, совсем непригодны для жилья. В этих лачугах используется каждый дюйм площади: «Зловонные коридоры разделены на жилые комнаты травяными матами, спускающимися с потолка на некотором расстоянии один от другого». Квартирная плата, даже за эти конуры, составляет от одной трети до половины заработка рабочего1.

Города играют крупную организующую роль в борьбе народов Судана за демократию и национальную независимость, они являются основными центрами национально-освободительного движения. Здесь находятся руповодящие органы политических партий и профессиональных союзов, культурные и спортивные организации, издаются многочисленные газеты.