Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Западный Судан: классовая дифференциация в деревне, горная промышленность
Этнография - Народы Африки

Узкая, доведенная до крайности специализация крестьянского хозяйства в обычных, нормальных условиях его развития сопровождается быстрой и глубокой дифференциацией крестьянства, выделением капиталистических элементов и разорением массы крестьянства, образованием сельскохозяйственного пролетариата. В суданских колониях капиталистическое развитие деревни проходит медленно и принимает уродливые, мучительные для крестьянства формы. Развитие капитализма в деревне задерживается беспощадной, жестокой эксплуатацией крестьянства колониальными монополиями и колониальными властями, с одной стороны, господством феодальных и полуфеодальных земельных отношений — с другой.

Наиболее характерная фигура среди местных эксплуататоров в большинстве суданских колоний — не кулак, фермер или плантатор, а какой- нибудь эмир или вождь племени, скупщик и ростовщик. В суданских колониях широко распространено долговое рабство. У йоруба долговые рабы называются ивофа, Ивофа работает на земле своего заимодавца олово до тех пор, пока не выплатит ему своего долга; таким образом, его труд представляет собою как бы проценты за заем. Между ивофа и олово стоит посредник—агбегба, который гарантирует выплату долга. В знак своей ответственности он получает сумму в шесть пенсов от заимодавца в тот день, когда тот выдает деньги своему будущему должнику; отсюда и название его «получающий шесть пенсов». В случае неустойки ответственность несет агбегба. По выплате долга сделка ликвидируется. Ивофа чаще всего бывают дети в возрасте 10—17 лет, мальчики и девочки. Они живут у олово и бесплатно работают на него в течение целого дня до тех пор, пока родители заплатят долг. Иногда это состояние длится лет десять и дольше. Под другими названиями долговое рабство существует и у других народов, в частности у ашанти.

Капиталистические отношения наиболее развиты в районах плантационного хозяйства, особенно на Золотом Береге, в Того и на Береге Слоновой Кости, где крупные плантации какао, бананов и других культур принадлежат местным предпринимателям. Колониальная статистика не дает сведений о классовой дифференциации в деревне, и только по отдельным фактам можно составить о ней некоторое представление. Перед второй мировой войной в стране ашанти 60% крестьянских плантаций какао по размерам были меньше половины гектара, а 0,7 %—больше 5 гаг. Известно, что в этих районах широко развито применение наемного труда. В период уборки какао сюда приходит много сезонных рабочих из других районов Золотого Берега и даже из французских колоний. Не менее развит наемный труд при копке земляного ореха в Сенегале, где существует оригинальная форма отходничества. Ежегодно в начале дождливого времени года из Французского Судана крестьяне уходят на заработки в Сенегал, главным образом в районы Баоля и Сине-Салума, в Гвинею и даже в английскую колонию Золотой Берег. Отходников этих называют наветанами2. Они нередко проходят многие сотни километров, пока не найдут плантатора, нуждающегося в рабочей силе. Плантатор обычно не платит им денег, а отводит участок земли и предоставляет семена и жилье.

Наветан работает на хозяина два дня в неделю, а в остальное время обрабатывает свой участок. В этом случае он получает г:/10 часть урожая. Если по договору он работает на плантатора 4 дня в неделю, то получает весь свой урожай полностью и отдает владельцу земли полученную им семенную ссуду вдвойне. Осенью, собрав и продав урожай, он с вырученными деньгами возвращается домой.

В своей массе крестьянское хозяйство Судана остается мелким хозяйством. Средний размер плантаций какао, например, на Золотом Береге,составляет около 0,5 га; такая плантация при среднем урожае дает 250 кг бобов. В Сенегале крестьянин засевает земляными орехами в среднем около 1 га; сбор с гектара колеблется по годам от 250 до 600 кг. В Нигерии средний размер хозяйства по количеству возделываемой площади в разных районах составляет 0,5—1 га. В восточных провинциях Нигерии, по довоенным данным, средний валовой доход крестьянской семьи составлял 10—15 фн. ст., а денежный доход не превышал 5 фн. •ст. в год1. Обследование денежных доходов крестьян одной деревни ибо, проведенное английским этнографом в 1938—1939 гг., показало, что наибольший денежный доход крестьянской семьи составлял всего лишь 19 фн. 1 ш. 9 п. (это кулак, нанимающий батраков) и наименьший —

1 фн. 3 ш. 9 п.; крестьяне продают все, что могут продать, чтобы достать денег для уплаты налогов, разного рода штрафов и поборов в пользу колониальных властей и своих правителей. За послевоенные годы колониальные власти все сильнее и сильнее завинчивают налоговый пресс. В Нигерии, например, сумма прямых налогов, уплаченных населением в 1945 г., на 32,8% превысила сумму за 1938 г., а в 1945 г. прямые налоги были вновь увеличены на 25%.

Вся предшествующая политика колониальных держав — политика безудержного грабежа, истощения природных богатств и человеческих сил колоний. Такова она и сейчас, такой останется и впредь, вопреки демагогическим заявлениям империалистических правительств о якобы новом курсе содействия развитию колоний.

 

лесорубыпереноска грузов

Пресловутый «новый курс» не вносит ничего нового в общее направление экономического развития колоний, он означает лишь дальнейшее усиление эксплуатации и порабощения суданских народов.

Горная промышленность

Колониальные державы развивают в Судане единственную отрасль промышленности — горную, в особенности добычу важных стратегических видов минерального сырья.

Старейшую отрасль горной промышленности Судана представляет добыча золота, известная местному населению задолго до появления здесь европейцев. Промышленная разработка золотых месторождений европейскими компаниями началась в 1879 г. в районе Тарква, который и сейчас представляет собою основной центр золотопромышленности на Золотом Береге. Позднее золото стали добывать в Нигерии, Сьерра-Леоне и в Гвинее. Судан занимает более чем скромное место — около 2% —-в мировой добыче золота (без СССР).

Важную отрасль горной промышленности Судана составляет добыча олова в Нигерии (провинции Кано, Зария и плато Баучи). Разработка месторождений была начата в 1910 г. и к началу второй мировой войны достигла 11 тыс. тонн в год. Оккупация Японией важнейших оловодобывающих центров на Востоке вызвала большой спрос на нигерийское олово, что заставило форсировать разработку. В 1945 г. было добыто 17 400 тонн (21% мировой добычи, без СССР). После войны и восстановления оловянных рудников в Малайе добыча в Нигерии упала до прежнего, довоенного* уровня.

Каменный уголь, как и олово, добывается только в Нигерии. Залежи угля были обнаружены в Энугу еще в 1904 г., но только во время первой мировой войны, с 1916 г., когда доставка угля из Англии была затруднена, приступили к разработке этих месторождений. Вторая мировая война и угольный кризис в Англии после войны дали новый сильный толчок развитию угольной промышленности. Сейчас ежегодная добыча составляет около 700 тыс. тонн. Нигерия полностью покрывает свои потребности в угле и частично экспортирует его в другие английские колонии Западного- Судана. Каменноугольная промышленность Нигерии национализирована. Залежи железной руды имеются в Судане почти повсюду; кустарная плавка железа, известная местному населению задолго до появления европейцев, во многих районах была очень развита. Разработка железорудных месторождений в Сьерра-Леоне получила значение лишь в годы второй мировой войны. За пять лет (1940—1944 гг.) Англия вывезла из- Сьерра-Леоне свыше 3 млн. тонн руды. В 1949 г. американские компании приступили к разработке залежей высококачественной железной руды Либерии в Боми-Хилс и во Французской Гвинее.

Добыча бокситов на Золотом Береге началась также лишь во время второй мировой войны. По общему запасу бокситов, который оценивается в 229 млн. тонн, Золотой Берег среди всех стран мира (кроме СССР) стоит на втором месте после Венгрии.

Однако до войны месторождения эти не разрабатывались. После войны добыча бокситов непрерывно повышается. В разработке бокситовых месторождений большую роль играет американский капитал. В 1948 г. американскими компаниями начата добыча бокситов во Французской Гвинее, около г. Конакри.

В Западном Судане добываются также марганцевая руда — на Золотом Береге и в Сьерра-Леоне, алмазы — на Золотом Береге, в Сьерра-Леоне и ва французских владениях, вольфрамовая руда, титановая руда, колумбит — в Нигерии.

Общие размеры горной промышленности пока еще незначительны. Более всего развита горная промышленность на Золотом Береге (золото, алмазы, марганцевая руда, бокситы) и в Нигерии (олово, уголь, золото, титановая и вольфрамовая руда). В самом зачаточном состоянии находится горная промышленность французских колоний. В общей стоимости экспорта из английских колоний Западного Судана продукция горной промышленности составляет приблизительно 25%, в экспорте из французских колоний — всего лишь 4%.

В отличие от сельского хозяйства горная промышленность находится исключительно в руках европейских и американских компаний. Местный капитал почти не принимает участия в эксплуатации горнорудных богатств. После второй мировой войны предприниматели-африканцы начали добывать аллювиальные алмазы путем промывания речного песка. Местные капиталисты, у которых работало по нескольку сот рабочих, организовали дело столь успешно, что стали серьезными конкурентами европейских и американских компаний1. Компании, монополия которых оказалась, таким образом, сломленной,усмотрели в этом нарушение своих прав и потребовали от колониальной администрации запрещения старательских работ.

Чтобы обеспечить горную промышленность рабочей силой, компании широко пользуются контрактацией рабочих. Имеется разветвленная сеть агентов, которые ездят по сельским местностям и заключают договоры на работу в копях; вожди племен и местные колониальные чиновники обязаны оказывать им всяческое содействие, применяя административное давление на население. Обычный срок контракта — около одного года; уход с работы до истечения срока рассматривается как уголовное преступление. Контрактованный труд—это скрытая форма принудительного труда, широко практикуемого империалистами во всех колониях Западного Судана. Большинство горнорабочих Западного Судана работает посезонно: по окончании срока контракта они уходят домой, на их место поступают другие. Однако в горной промышленности постепенно создается прослойка постоянных рабочих, значительно возросшая в годы второй мировой войны. Большинство горняков живет на копях без семьи, в общих больших бараках, наподобие южноафриканских компаундов.

Положение горнорабочих очень тяжелое. В послевоенные годы, несмотря на резкое вздорожание жизни, заработная плата горняков, как и многих других категорий рабочих, оказалась «замороженной» на довоенном уровне. Низкая заработная плата, удлиненный рабочий день и т. п. обеспечивают горнопромышленным компаниям высокую колониальную прибыль.

Обрабатывающая промышленность

Обрабатывающей фабрично-заводской промышленности в Западном Судане, по существу, нет. Предприятий металлообрабатывающих, машиностроительных совсем нет, а легкая промышленность представлена немногочисленными мелкими фабриками и заводами по переработке сельскохозяйственного сырья, принадлежащими европейским компаниям.

Иностранные монополии не допускают развития местной промышленности. Они боятся конкуренции национального капитала, боятся образования рабочего класса, заинтересованы в сохранении остатков родо-племенного уклада. Но эти корыстные интересы империалисты демагогически прикрывают «заботой» о порабощенном населении, они якобы «хотят предохранить социальный строй африканских племен от разлагающего влияния городских условий, спасти независимого производителя от наемного рабства и угрозы безработицы»1.

Местный капитал развивается почти исключительно в сфере ремесленного, главным образом текстильного, производства хауса. В годы второй мировой войны, когда подвоз товаров извне резко сократился, в английских колониях местные капиталисты пустили несколько мелких текстильных фабрик, сахароваренных, кожевенных и лесообрабатывающих заводов. К концу войны они начали даже экспортировать хлопчатобумажные ткани, мебель и другие товары. Но в 1946 г. английские власти запретили экспорт изделий местной промышленности, чем задержали ее дальнейшее развитие.

Ввоз в Западный Судан, так же как и весь вывоз, полностью монополизирован европейскими фирмами. Местный капитал^непосредственной связи с мировым рынком почти не имеет. На его долю остается посредничество между европейскими оптовыми фирмами и потребителем, а также незначительный местный торговый оборот.

Хотя господство иностранных монополий в промышленности и в торговле резко ограничивает возможность образования национальной буржуазии, тем не менее в Западном Судане уже появилась своя буржуазия: владельцы плантаций и мануфактур, лесопромышленники и банкиры2. Национальная буржуазия Западного Судана развита значительнее, чем в других колониях тропической и южной Африки, хотя она экономически все еще очень слаба. Наиболее многочисленную прослойку составляют купцы, выполняющие, по существу, посреднические компрадорские функции.

Пути сообщения

Интересы империалистической эксплуатации и колониального порабощения Судана, а также стратегические соображения потребовали построики портов, железных и шоссейных дорог и аэродромов. Все пути сообщения принадлежат колониальной администрации. Все порты и железные дороги построены на займы, проценты по которым выплачивает местное население в форме различных налогов; строительство и ремонт шоссейных дорог осуществляются местным населением на основе трудовой повинности, т. е. ничем не прикрытого принудительного труда.

Сеть железных дорог незначительна; до второй мировой войны на 1000 км2 территории приходилось: в английских владениях около 2 км железнодорожного пути*, во французских — меньше 1 км. Железных дорог, связывающих колонии между собой, нет. Все железные дороги идут от порта вглубь страны и имеют строго определенное назначение: дорога Лагос — Кано построена для вывоза оловянной руды и какао, дороги Секонди — Кумаси и Аккра — Кумаси предназначены для вывоза какао из страны ашанти, дорога Дакар — Бамако—для вывоза земляных орехов из Сенегала, дорога Абиджан — Бобо-Диуласо — для вывоза какао и т. д. От железнодорожных станций и речных пристаней идут шоссейные дороги, по которым на автомобилях вывозят сырье из районных центров. В глубине страны царит почти полное бездорожье; по узеньким тропинкам вереницами тянутся носильщики с ношей на голове.

До сих пор продукция, доставляемая крестьянами на скупочные пункты, измеряется не центнерами или килограммами, а «ношами», имеющими стандартный вес; для ноши какао, например, вес установлен л о 60 и 30 англ. фунтов.

Сеть железных дорог и шоссе представляет собою как бы щупальцы гигантского спрута или рукава насоса, которые высасывают созданные народом богатства. Они служат также для переброски войск во внутренние районы на случай восстания порабощенного народа и в период войны для вывоза местных воинских формирований на другие, неафри- кднские театры военных действий.