Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Крестьянское хозяйство на службе монополий. Земельные отношения в Западном Судане
Этнография - Народы Африки

Для системы империалистической эксплуатации народов Западного Судана характерно сохранение мелкого крестьянского хозяйства с подчинением его финансовому капиталу. В Западном Судане европейские плантации немногочисленны, а фермеров-европейцев нет совсем. Только после второй мировой войны Англия и Франция стали более решительно насаждать крупные плантационные хозяйства с целью получить из суданских колоний как можно больше сельскохозяйственного сырья. Англия и Франция испытывают огромные трудности в обеспечении метрополий продовольствием, в частности жирами; свои затруднения они пытаются разрешить или, по крайней мере, ослабить путем ограбления колоний. Оказавшись после второй мировой войны в долларовой кабале у американского капитала, Англия и Франция пытаются облегчить ее, усиливая эксплуатацию трудящихся своих, в частности суданских, колоний. «Соединенное королевство имеет ежегодный долларовый дефицит в размере 500 млн. фн. ст.— таков фон, на котором нужно рассматривать производительность африканских колоний»,— заявил председатель Корпорации по содействию развитию колоний2.

Какао и пальмовые орехи — это «культуры, делающие доллары», а суданские колонии — это «страны, делающие доллары». Представление

о характере и развитии торговых отношений Британской Западной Африки со странами долларовой зоны можно составить по следующей таблице:

 

1934 — 1938 гг.

1948 г.

Британские колонии в Западной

(средний годовой)

 

Африке

 

 

 

млн. долл.

Ввоз из США и Канады ....

6,5

21

Вывоз в США и Канаду . . .

18

122

Баланс . . . .

+ 11,5

+ 101

В 1951 г. Нигерия и Золотой Берег вывезли в США сырья на 129 млн. долл., а ввезли из США на 17 млн. Активный торговый баланс Нигерии и Золотого Берега по торговле с США составил, следовательно, 112 млн. долларов.

Английские и французские монополии усиливают нажим на судан^ ское крестьянство, экономическими и административными мерами принуждая его расширять производство экспортной сельскохозяйственной продукции. Но возможности мелкого крестьянского хозяйства, задавленного к тому же гнетом колониальных монополий, весьма ограничены. Крестьянин обобран до предела, и никакие средства колониальной эксплуатации не в состоянии обеспечить необходимое империалистам резкое увеличение производительности крестьянского хозяйства. Поэтому колониальные державы идут по пути создания крупного плантационного хозяйства, обезземеливания крестьян и превращения их в плантационных рабов монополий.

Расширяет свои плантации Объединенная Африканская компания. Приступила к созданию плантаций английская Корпорация по содействию развитию колоний. Разработан проект крупных плантаций земляных орехов на площади около 1 млн. га; но о нем замолчали после провала аналогичного проекта в восточноафриканских колониях Англии. Намечается создание крупных пальмовых и рисовых плантаций. Более интенсивно осуществляется этот «новый» курс во французских колониях Судана.

Сохранение мелкого крестьянского хозяйства империалисты стараются выдать за величайшее благодеяние, оказываемое ими местному населению. На самом деле причины, обусловившие это, ничего общего с «филантропией» не имеют.

Уровень хозяйственной жизни народов Судана ко времени захвата его империалистами был гораздо выше, чем в других колониях тропической и южной Африки. У некоторых народов в долинах рек Сенегала и Нигера, в странах хауса и на гвинейском побережье уже давно ремесло отделилось от земледелия и товарные отношения достигли значительного развития. Европейские купцы в течение трех столетий вели оживленную торговлю с гвинейским побережьем. Отношения купли-продажи для большинства суданских народов не были новыми, и они охотно продавали излишние продукты, приобретая европейские товары. Это давало империалистическим державам возможность использовать естественные ресурсы Судана, не создавая своего плантационно-фермерского хозяйства. Немалую роль сыграло и упорное сопротивление, оказанное народами Судана европейскому вторжению. Надо иметь в виду также то обстоятельство, что климатические условия Судана не позволяли превратить его в переселенческую колонию. Европейское население в колониях Западного Судана очень немногочисленно. Экспроприация крестьянства и замена крестьянского производства плантационным были и нецелесообразны, и невозможны.

Сохранив мелкое крестьянское хозяйство, английские и французские монополии полностью подчинилпего своим интересам. Они заставили крестьян выращивать такие сельскохозяйственные культуры, производить такие виды сырья, в которых больше всего нуждались метрополии и которые могли дать наибольшую прибыль. Чтобы специализировать крестьянское хозяйство на производстве нужных метрополии видов сырья, в ход были пущены все средства экономического и внеэкономического принуждения: регулирование цен по отдельным видам крестьянской продукции, тамо* женная политика, содействие развитию определенных культур (снабжение семенами, организация питомников и показательных участков, инструктирование), кредитная политика (авансирование) и прямое принуждение. Во французских колониях культуры какао и хлопка были объявлены для крестьян обязательными. На орошаемых землях средней дельты Нигера крестьяне должны были сеять хлопок. Так же действовали англичане на Золотом Береге.

Раньше основными видами сельскохозяйственного сырья, экспортируемого с Золотого Берега, являлись собираемые в лесу пальмовые продукты и каучук; в 1901 г. они составляли 70% всего экспорта, а какао — только 8%. В конце XIX в. колониальные власти и монополистические компании начали специализировать крестьянское производство на культуре какао. Крестьяне, из года в год сокращая сбор пальмовых продуктов, расширяли посадки деревьев какао. За двадцать пять лет экспорт какао увеличился в 250 раз, а его доля в общем экспорте Золотого Берега достигла 90%, в то время как вывоз пальмовых продуктов и каучука за это же время упал до 3 %. В результате подобной политики суданские колонии превратились в страны монокультурного хозяйства: Сенегал и Гамбия поставляют земляные орехи, Золотой Береги Берег Слоновой Кости— какао, Нигерия и Дагомея — пальмовые продукты. Специализация лишила крестьянское хозяйство прежней самостоятельности и поставила его в тяжелую зависимость от колониальных монополий, в руках которых находятся скупка и экспорт сельскохозяйственной продукции.

Среди этих компаний главную роль играет Объединенная Африканская компания —дочернее предприятие гигантского концерна «Юнилевер». От Объединенной Африканской компании зависят полуправительственные бюро по реализации сельскохозяйственной продукции, созданные после второй мировой войны в английских колониях Западного Судана. Компания имеет широко разветвленный закупочный аппарат — базисные склады на станциях железных дорог и речных пристанях. Крупные скупочные пункты связаны шоссейными дорогами с базисными складами. Многочисленная армия агентов из местного населения, работающих на договорных условиях с компаниями, господствует на рынке. Вырваться из этой паутины крестьянин не может. Агент выдает крестьянину аванс под урожай, получая для этого деньги от компании, местные торговцы отпускают ему в кредит товары до нового урожая. Крестьянин закабален, он всегда в долгу, он не волен распоряжаться продуктами своего труда. Поставленный в такие условия, крестьянин вынужден сдавать свою продукцию агентам компании за любую предложенную ему цену1.

Сбытовая сельскохозяйственная кооперация существует почти во всех колониях. На Золотом Береге имеется несколько сот мелких кооперативных обществ, объединенных в «федеративный трест». В Нигерии созданы кооперативы крестьян по сбыту пальмового масла и какао. Сбытовая кооперация могла бы в некоторой мере облегчить положение крестьянина, но, во-первых, она охватывает только незначительную часть всех скупочных операций и, во-вторых, не имеет самостоятельного выхода за пределы порта. Она не может конкурировать с мощными колониальными монополиями. Развитие сбытовой кооперации задерживается, кроме того, упорным сопротивлением со стороны местных скупщиков и вождей племен, участвующих в скупочных операциях.

Весьма оригинально выглядит «кооперативное движение» во французских владениях. Колониальная администрация создала «общества предусмотрительности», в которых состоит около 8,5 млн. человек, т. е. все или почти все крестьяне. Членство в них обязательно. Паевые взносы взимаются в обязательном порядке вместе с налогами. Во главе общества стоят французские колониальные чиновники, при которых созданы выборные административные советы с совещательными правами. Функции кооперативов крайне разнообразны: они скупают экспортную продукцию, выдают крестьянам денежные ссуды, снабжают их семенами и инвентарем. Общества располагают значительными средствами, но распоряжается этими средствами колониальная администрация. Созданием системы «обществ предусмотрительности» колониальная администрация освободила европейские монополии от необходимости содержать дорогостоящий скупочный аппарат, а себя — от расходов по оказанию помощи крестьянам в случае чрезвычайных обстоятельств. После второй мировой войны крестьяне французских колоний встали на путь создания собственных кооперативов по сбыту сельскохозяйственной продукции. Еще в 1944 г. был создан Союз африканских землевладельцев Берега Слоновой Кости, объединивший около 15 тыс. членов. В 1949 г. было создано 6 кооперативных объединений по сбыту бананов в Гвинее и 40 кооперативов по сбыту земляных орехов в Сенегале. Эти сбытовые кооперативы могут послужить в известной мере средством борьбы крестьян против ограбления их иностранными скупочными компаниями.

Так организована эксплуатация суданских крестьян: империалисты сохранили мелкое крестьянское производство, заставили крестьян производить необходимое метрополии сырье, превратили крестьян в своих колониальных рабов и, не вкладывая капиталов в земледелие, добились нужных им результатов. В течение первой половины XX в. вывоз какао увеличился почти в 300 раз, вывоз пальмовых продуктов — в семь, вывоз земляных орехов — в десять. Ценнейшие виды сырья, производимого крестьянами в большом количестве, поступают в распоряжение колониальных монополий; колониальные монополии «зарабатывают» на этом огромные барыши (Объединенная Африканская компания в 1948 г. получила 25 млн. фн. ст. прибыли), а суданский крестьянин влачит полуголодное существование.

Земельные отношения

В соответствии с политикой сохранения крестьянского хозяйства империалистические державы до последнего времени не проводили массовых земельных экспроприаций. Лишь в некоторых районах, где колониальными монополиями созданы крупные плантации (Берег Слоновой Кости, Камерун и др.), у суданских крестьян отнята часть земли. Большие лесные массивы сданы в концессии европейским компаниям.

После второй мировой войны колониальные державы, как сказано выше, приступили к расширению крупного плантационного хозяйства, и в связи с этим перед народами суданских колоний встала угроза обезземеливания. Первым от новой политики империалистов пострадало племя баквири в Камеруне. Создание новых плантаций Корпорацией по развитию Камеруна и расширение плантаций Объединенной Африканской компании оставили крестьян баквири без земли. Обращение баквири в Совет по опеке Организации Объединенных Наций, где под руководством американской реакции хозяйничают те же колониальные державы, осталось без последствий. Намечены массовые земельные экспроприации в дельте, Нигера и в других районах.

Формально, по существующему законодательству, вся земля в одних колониях объявлена собственностью государства, владеющего колонией, с других признается собственностью населяющих ее народов, но во всех случаях распорядителями земли признаны главы мусульманских эмиратов, вожди всех рангов и старейшины родов. Фактически они являются ее собственниками; распоряжаясь землей, они держат в кабале все крестьянство, они могут сдавать землю в аренду, получать ренту. На Золотом Береге в 1900 г. был издан закон о концессиях, предоставивший вождям племен право сдавать землю в концессию европейцам сроком до 99 лет. Получаемая при этом рента делится на три части; одна треть идет в казну племени, вторая — вождю, третья — членам его совета и старейшинам родов. В стране ашанти вожди племен сдают землю в аренду посторонним, т. е. не членам своих племен, под плантации какао и получают за это третью часть сбора какао. Они распределяют землю между своими соплеменниками и получают за это дань, прикрытую традициями обычного права. Без санкции вождя не может совершиться ни одна земельная сделка.

В большинстве районов Западного Судана земля еще не поделена на участки, закрепленные за крестьянскими дворами. Но в стране ашанти, где культивируется какао, вся земля строго распределена на участки, закрепленные за определенными дворами. В эмиратах Северной Нигерии вся земля также поделена на участки размером 0,5—2 га; в районе Кано эти участки не только обмерены, обмежеваны, иногда огорожены, но и нанесены на карту, а их владельцы зарегистрированы в земельных кадастрах.

Крестьянин владеет участком, пока он его обрабатывает. Он является владельцем, но не собственником участка: он может передать его по наследству в соответствии с обычным правом, но не может ни продать, ни заложить его. Если он выбывает из родовой общины, участок возвращается общине. Теоретически в родовых общинах существует уравнительное землепользование, каждый имеет право обрабатывать столько земли, сколько может, если земли много; каждый имеет право на равный надел земли если земли мало и ее приходится делить. Согласно нормам обычного права, землю нельзя продавать, сдавать в аренду, закладывать, дарить. Но товарно-денежные отношения, глубоко проникшие в крестьянское хозяйство, ломают эти узкие рамки, преодолевая сопротивление родо-племенной верхушки, заинтересованной в сохранении выгодных для нее обычаев.

В приморских городах и прилегающих к ним районах земля уже давно стала узаконенной частной собственностью; в странах хауса и йоруба земля фактически стала частной собственностью, хотя юридически все еще считается принадлежащей общине. В районах плантаций многолетних растений (пальма, какао) земля также превратилась в частную собственность, хотя нормы обычного права не дают свободно распоряжаться ею. Вслед-за продукцией крестьянского хозяйства и земля постепенно втягивается в торговый оборот: земельные участки сдаются в аренду, закладываются и продаются. Но все эти сделки считаются незаконными и часто принимают уродливые формы. Законодательства о земельных сделках нет, и все зависит от усмотрения местных властей.

В эмиратах Северной Нигерии широко распространены аренда и купля- продажа земли, но считается, что крестьянин продает не землю, а право пользоваться ею. Действительным распорядителем земли считается эмир, и все земельные сделки требуют его санкции, что служит для него солидным источником обогащения. В Южной Нигерии землю продают и закладывают; в одних районах эти сделки оформляются документами, в других они считаются незаконными; у йоруба в Эгбаленде заклад земли под ссуду запрещен, можно закладывать только урожай, у ибо продажа земли запрещена, но узаконена краткосрочная аренда. Наибольших размеров отделение земледельца от земли достигло на Золотом Береге у ашанти: около 30% крестьянских наделов заложено и перезаложено у ростовщиков. В случае неуплаты долга кредитор имеет право пользоваться землей несколько лет, но не может стать ее собственником, продать или передать третьему лицу в какой-либо иной форме.

Во французских владениях декретом 1906 года был установлен порядок имматрикуляции: крестьянин мог получить матрикул (свидетельство) на обрабатываемый им участок и таким путем сделать его своей собственностью. Однако закон не гарантировал владельца матрикула от экспроприации его участка колониальными властями, и поэтому желающих получить матрикул оказалось мало. Декретом 1925 года был введен новый упрощенный порядок «констатации земельных прав туземцев». «Констатация» не дает права собственности на земельный участок, но гарантирует, что заявленный, оформленный соответствующим образом участок не может быть отобран иначе, как через суд. За первые десять лет, к 1935 г., было оформлено только 184 участка, и почти все — на Береге Слоновой Кости. Заслуживает внимания тот факт, что общий размер этих участков равен 22 169 га, что составляет в среднем на один участок около 120 га. Это свидетельствует о наличии на Береге Слоновой Кости крупных плантаций какао, принадлежащих местным жителям.

Из сказанного видно, что в колониях Западного Судана земельные отношения представляют очень сложную картину, включающую в себя все формы земельной собственности — общинную, феодальную и капиталистическую. Земельные отношения крайне запутаны, права крестьян на землю ограничены и не прочны. Но при всей этой мозаичности очевидно, что повсюду господствуют феодальные и полуфеодальные земельные отношения, переплетающиеся со старинными нормами первобытно-общинных порядков. Колониальные державы, нуждаясь в социальной опоре, поддерживают феодальные и полуфеодальные элементы населения в их стремлении законсервировать старые земельные отношения, обеспечивающие закабаление крестьянства.