Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы средней полосы Западного Судана. Тайные союзы. Моей
Этнография - Народы Африки

К югу от стран долины Нигера, в обширной средней полосе Западного Судана, жили многочисленные народы, принадлежавшие к самым разнообразным языковым группам. Для правителей государств Гана, Мали и Сонгаи все эти разноязычные племена были кафирами («неверными»), дьогорани,. или хабе (рабами), для мусульман хауса — магузава («язычниками»), среди которых они захватывали рабов для продажи на рынках Тимбукту, Дженне, Гао, Кано и других городов. Исключение составляли лишь моей, правящая верхушка которых сама занималась работорговлей.

Оттесненные на юг в районы тропических лесов, поставленные в тяжелые условия непрерывными набегами более могущественных и развитых соседей, почти все народы этой полосы ко времени империалистического раздела Западного Судана жили в условиях первобытно-общинного строя. К числу их прежде всего можно отнести племена современной Французской и Португальской Гвинеи, лесных районов Сьерра-Леоне и Либерии, некоторых районов Берега Слоновой Кости, северных районов Золотого Берега, Того и Дагомеи и горных районов Нигерии (сусу, лимба, темне, кисси, кпелле, лоби и многие другие). У этих племен не только сохранялись родо-племенные порядки, но у многих из них существовали еще древние обычаи материнского права. У некоторых племен пережитки этих обычаев живы и по сей день, например у кпелле, у племен архипелага Бисагуш, у многих племен северной части Золотого Берега и т. д. В некоторых случаях древние порядки матриархата сочетались с порядками патриархата. У касена, нанкансе и др. счет родства велся одновременно и по линии,отца, и по линии матери. Наиболее примитивная организация племени отмечена у группы лоби, у которых еще недавно существовали порядки, весьма сходные с системой австралийских брачных классов.

Более сложная политическая организация существовала лишь у темне в Сьерра-Леоне. Восемнадцать вождей отдельных племен темне или их подразделений избирали из своей среды верховного вождя. Избрание происходило в торжественной обстановке, с соблюдением множества обрядов. Избираемый должен был пройти испытания, задача которых заключалась в проверке знания традиций племени. После избрания достойнейшего его голову обертывали белым тюрбаном и провозглашали верховным вождем. В прежние времена этот вождь избирался на определенный срок, по истечении которого его убивали. Если наступил срок смерти, и вождь был болен, то лица, которым поручалось дать ему яд, должны были ждать его выздоровления, так как считалось необходимым, чтобы вождь отошел к своим предкам здоровым. Яд, который он принимал, не был смертелен, а только оглушал; в полусознательном состоянии вождя укладывали на носилки, относили на священную гору, и там верховный жрец отсекал ему голову священным мечом.

Тайные союзы

Характерную черту общественной организации прибрежных племен западного берега Африки, от Португальской Гвинеи до Берега Слоновой Кости, составляет существование тайных союзов. Это название далеко не точно, так как в состав тайных союзов входят все члены племени по достижении ими определенного возраста и тайный [характер этих объединений весьма относителен.Обряды этих союзов оставались тайными для непосвященных, т. е. не достигших возраста для вступления в союз и для членов других племен. Наиболее известен среди подобных объединений союз Поро. Он существовал почти у всех племен побережья: кпелле, менде, су су, ваи, кисси, гола, темне, буллом, налу, ландума и др.

По достижении известного Ёвозраста все мальчики данной деревни или нескольких близлежащих деревень удалялись в лес и там под руководством старых и опытных соплеменников проходили обряды посвящения в полноправные члены племени. Так как сборы эти объявлялись не ежегодно, а каждые пять-семь лет, то возраст совместно проходивших посвящение мальчиков колебался от 8 до 15 лет. Начало сбора обычно приурочивалось к середине периода дождей, примерно к октябрю, когда рис уже созревал и потребность в рабочих руках была невелика. Обучение длилось несколько месяцев, до конца сухого времени года, примерно до конца февраля. Матерям объявляли, что дети их проглочены верховным духом Поро. Когда мальчики возвращались обратно, то на их теле оставались следы «укусов»— ранки, специально нанесенные им во время испытаний. Духа Поро изображал во время обрядов человек в маске, наделенной человеческими чертами, со звериной пастью. Нижняя челюсть маски делалась подвижной, так что пасть, открываясь, обнажала длинный ряд зубов, окрашенных в красный цвет. Это должно было означать, что дух проглотил юношей. Вступив в Поро, юноши лишались права общения с внешним миром. Они проводили все время в лесу, строили для себя хижины, обрабатывали поля и выполняли все указания руководителей Поро.

Главная цель обрядов Поро заключалась в подготовке юношей к самостоятельной жизни взрослого человека. Юноши подвергались различного рода испытаниям: в любую погоду, под проливным дождем или под палящим солнцем, они должны были выполнять то, что от них требовали. Большое внимание уделялось физической закалке. Мальчики упражнялись в лазании, прыжках, борьбе и танцах, они должны были купаться в холодной проточной воде, совершать длительные переходы и т. д. Они обучались резать на тонкие полосы бамбук, пальмовые листья и кору, а затем плести из этого материала шнуры, веревки, цыновки, корзины и сети. Много времени тратили они и на резьбу по дереву, достигая совершенства в изготовлении ложек, гребней, скамеек и пр. Мальчики также изучали способы обработки полей, различные приемы охоты и рыбной ловли. Ко времени выхода из школы Поро юноши должны были уметь построить дом, начиная от укладки фундамента, возведения и обмазки стен и кончая отделкой деталей. Искусство приготовления различных снадобий из трав и плодов передавалось только некоторым ученикам, которые проявляли к этому склонность. Сложные виды резьбы по дереву и изготовление лекарственных снадобий составляли как бы особый, закрытый для всех остальных круг обучения, нечто вроде специальной школы.

Такую же своеобразную школу проходили и девушки в тайном женском союзе Санде. Их готовили к роли матерей и хозяек. Девушки должны были уметь находить нужные растения в сухое время года, знать, какие из них пригодны в пищу и как должны быть приготовлены. Под руководством старших женщин они отправлялись в лес на поиски съедобных растений; около лагеря на небольшом поле выращивали посевы. Их учили приготовлению мыла и разных притираний, обработке хлопка и плетению цыновок. Кроме того, девушки готовились к будущей семейной жизни: пожилые женщины рассказывали о предстоящей брачной жизни, сообщали им все основные сведения о беременности, родах, по уходу за ребенком и т. д.

Таково назначение тайных союзов. Деятельность их сопровождалась бесконечными церемониями, плясками, колдовскими действиями и т. д. Появляясь в деревне, члены тайного союза всегда одевались в особые костюмы, их руководители носили маски самых разнообразных видов. Появлению Поро в деревне предшествовал особый сигнал, по улицам пробегали посланцы с бичами в руках и разгоняли народ. Женщины и дети, заслышав сигнал, прятались по домам и закрывали двери: им было запрещено выглядывать из домов. Если на пути процессии попадался посторонний человек, его убивали. Войдя на площадь, процессия Поро устраивала танцы. Главные маски входили в круг зрителей и исполняли каждая свой танец, состоявший из медленных плавных движений; танцующий двигался по кругу, приседая, наклоняясь в разные стороны. На голову танцора обычно надевалась большая деревянная маска, все тело до самых ног закрывалось длинными растительными волокнами и кусками ткани. Никто, даже члены тайного союза, не должен был знать, кто скрывается под этой маской. Предполагалось, что сам дух и владыка лесов, прародитель всего племени, Ланда, появился на празднике, чтобы освятить своим присутствием обряды Поро. Его сопровождала покрытая леопардовыми шкурами и олицетворявшая супругу этого духа маска Ньянгбай. Члены женского тайного союза Санде также устраивали торжественные танцы. Маски Санде, очень разнообразные, имели свои имена и изображали женские фигуры.

Кроме Поро и Санде, существовало много других союзов, каждый из которых имел свои обряды, места собраний и свои особые маски. В прежние времена организации, подобные союзу Поро, пользовались в стране неограниченным влиянием. Они иногда участвовали в стихийных восстаниях отдельных племен против колониальных захватчиков. Так, например, в 1914—1915 гг. английским властям пришлось вести борьбу с союзом «Леопарда».

Моей

Среди племен средней полосы Западного Судана, основное занятие которых составляли примитивное земледелие, рыболовство и охота, выделялась лишь группа племен моей, издавна занимавшихся скотоводством. По своему общественному развитию моей намного превосходили своих соседей гурма, гурунси, касена и др., принадлежавших к той же лингвистической группе. Боевые отряды моей нередко вторгались в пределы государства Гана; сонгайские цари вынуждены были обороняться от них; незадолго до появления марокканцев на берегах Нигера моей на короткое время захватили Тимбукту. Уже это одно свидетельствует о грозной боевой силе моей. Повидимому, еще в IX в. они подчинили все племена, жившие в излучине Нигера. В состав боевых отрядов моей входили не только пешие воины, вооруженные копьями и луками, но и конные отряды; они во время боя действовали на флангах и в случае победы довершали разгром противника.

Об общественной организации моей можно судить по преданиям самих моей, собранным местным уроженцем, одним из представителей этого народа, Дим Делобсомом. Во главе государства стоял наследственный царь — меро-наба. Его окружали представители знатных родов, составлявшие совет. Все эти вельможи имели крупные земельные угодья, обрабатывавшиеся их соплеменниками — моей и рабами. Рабство было очень распространено: пленников, захваченных на войне, обращали в рабство. В крупнейших поселениях моей, в Уагадугу, Ятенга и других местах, существовали настоящие рынки рабов. Рабы составляли основную рабочую силу. Значительным числом рабов владел царь. Опасаясь вельмож, представителей родовой знати, цари моей старались выбирать приближенных из преданных им рабов или из незнатных семей моей. Так, например, ближайшие советники царя —. того-наба, балум-наба и видиранга-наба — никогда не избирались из членов царской семьи или знатных людей. Первый из этих чиновников управлял всем имуществом царского двора, второй представлял царя при сношениях с иноземцами, третий ведал царскими конюшнями и был начальником конных отрядов. Кроме этих трех высших чиновников, в состав совета при царе вхсдил расам-наба (начальник всех царских рабов). Он назначался всегда из числа рабов. В ведении его находились не только рабы, но и царская казна, а также все кузнецы царского двора, которые изготовляли оружие для армии. Во главе армии стоял ула-наба, обычно назначаемый из среды родовой знати, но не бывший членом совета.