Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Западный Судан: Гана, Мали, Сонгаи
Этнография - Народы Африки

Большой интерес представляют сообщения аль- Бекри о государстве Гана, существовавшем в IX—XIII вв. в верховьях рек Сенегал и Нигер. Этническую основу этого государства составляли сонинке, один из народов мандинго. До самого последнего времени местонахождение столицы Гана оставалось неизвестным. В 1950 г. были произведены раскопки в Кумби-Сале близ г. Ниоро, в местности, ныне совершенно засыпанной песками и заброшенной, где, как предполагается, находилась столица Гана. Найдены развалины каменных и глинобитных домов, остатки глиняных сосудов, множество металлических орудий и разные украшения. Изучение находок подтвердило сообщение арабских географов об оживленной торговле Судана с Северной Африкой. Обнаруженные в раскопках черепки глиняной посуды не оставляют сомнения в их марокканском происхождейии,

К середине XI в. государство Гана достигло наибольшего расцвета. К этому времени власть правителей Гана распространялась на негров Текрура и на берберов Сахары. Во второй половине XI в. в пределы государства Гана вторглись воинственные берберские племена санхаджа. В 1076 г. один из берберских вождей, Абу-Бекр, захватил Кумби—столицу Гана—и обложил побежденных данью. С этого времени началось распространение ислама в Западном Судане. Глава государства и знать Гана принимали ислам в надежде сохранить свое привилегированное положение. Под нажимом исламизированной правящей верхушки ислам стал быстро распространяться и среди подвластных государству племен — тукулер, сонгаи, сараколе и диула. Несмотря на то, что повсеместно возникали очаги сопротивления, мусульманство быстро утвердилось, и постепенно многие народы Западного Судана были исламизиро- ваны. Наиболее стойкое сопротивление оказали моей, которые до сих пор придерживаются старых, доисламских верований.

По словам аль-Бекри, столица государства Гана состояла из двух поселений. В одном из них жили мусульмане. Там было 12 мечетей. «Все эти мечети имеют своих имамов, своих муэдзинов и проповедников, состоящих на жалованье. В городе живут ученые юристы и высокообразованные люди. В окрестностях множество колодцев с пресной водой, которые обеспечивают население питьевой водой, и поблизости от них возделывают овощи. Город, в котором живет царь, находится на расстоянии 6 миль и носит название аль-Габа — «лес», «роща». Местность, которая их отделяет, вся застроена домами. Дома построены из камня и из дерева акации. Жилище царя состоит из замка (касба) и множества хижин с круглыми крышами. Оно обнесено стеной. В рощах около города живут жрецы, на обязанности которых лежит выполнение культа; там находятся идолы и могилы царей. Люди, охраняющие эти рощи, не допускают никого в это место, и никто не знает, что там происходит. Там находятся также царские тюрьмы, и как только туда попадает кто- либо, о нем уже не говорят. Царские переводчики избираются из среды мусульман, так же как и казначей и большинство везиров. Один лишь царь и его наследник, т. е. сын его сестры, имеют право носить скроенные и сшитые одежды, все прочие носят набедренные повязки из хлопчатой ткани, шелка или парчи, в зависимости от их достатка. Все мужчины бреют бороду, женщины бреют голову. Царь украшается, подобно женщинам, ожерельями и браслетами. Когда он появляется перед народом, чтобы выслушать жалобы и рассудить их, он восседает в особом помещении, вокруг которого расставлены десять лошадей, покрытых попонами, вышитыми золотом; позади царя стоят десять слуг со щитами и копьями с золотыми наконечниками. По правую руку его стоят царевичи в роскошных одеждах, волосы их заплетены и украшены золотом. Правитель города сидит на земле перед царем, а вокруг него также сидят везиры. Двери царского помещения охраняются собаками замечательной породы, которые никогда не покидают царя; на них надеты золотые и серебряные ошейники, украшенные подвесками. Появление царя объявляется ударами барабана, который называют они деба и который сделан из большого выдолбленного куска дерева. При звуках этого барабана собирается народ. Когда подданные царя предстают перед ним, они опускаются на колени и посыпают голову пылью; таким образом они приветствуют царя. Религия этих негров — язычество и почитание идолов — декакир»1.

Аль-Бекри сообщает также некоторые сведения о доходах царя: «Царь имеет право получать один золотой динар с каждого груженного солью осла, входящего в его страну, и два динара с каждой ноши соли, которую вывозят из страны. За каждую ношу меди ему платят пять миткалей, за каждую ношу товаров—десять миткалей»1.

Главное богатство властителей Ганы составляло золото.

«Лучшее золото страны находят в Гиару, городе, расположенном в 18   днях пути от столицы, в стране, населенной неграми, живущими в многочисленных селениях. Все куски самородного золота, найденные в рудниках государства, принадлежат царю; он разрешает народу только промывку золотого песка, иначе золото стало бы столь обильно, что почти не имело бы цены. Слитки этого металла имеют самый разнообразный вес— от одной аукия (унции.— Ает.) до одного ратля (фунта.— Авт.). Говорят, что царь имеет слиток золота величиной с огромный камень»2. Сообщения о золотых россыпях древнего государства Гана встречаются почти у всех арабских географов IX—XII вв.4, но нам ничего не известно о жизни трудящегося населения Ганы, о непосредственных производителях материальных благ, о классах и классовой борьбе. Несомненно, что там широко практиковался, в частности на разработке золотых месторождений, труд рабов. Несомненно также, что там были очень сильны отношения первобытно -общинного строя (наследование шло по нормам мате: ринского права). Одновременно с этим начинался процесс развития феодальных отношений.

После военного разгрома альморавидами государство Гана стало понемногу клониться к упадку. В XIII в. правители Мали — одной из южных провинций государства Гана — захватили власть.

Мали

История государства Мали известна немногим лучше истории Гана. Этническую основу государства Мали составляли малинке3. Цари Мали в XIII—XV вв. объединили в своих руках все страны в верховьях рек Сенегал и Нигер, вплоть до среднего течения последнего. Повидимому, владения царей Мали на юге доходили до границы тропического леса, а на востоке — почти до нынешнего города Гао.

Своего наивысшего расцвета государство Мали достигло при царе Сундиате, время правления которого приходится на первую половину XIII в. В 1235 г. Сундиата в битве при Кирине одержал победу над племенами сусу, разорявшими страну, затем захватил и разрушил столицу Гана. Сундиата перенес свою столицу в Ниани — небольшое, доныне существующее поселение. Народ создал о Сундиате легенды, и до настоящего времени он остается любимым национальным героем народа мандинго. Ему приписывают всевозможные подвиги, устройство государства и т. п. Сундиата умер в 1255 г. Его преемники, носившие титул манса, а именно манса Уле и манса Муса, известны своими путешествиями в Мекку на поклонение гробу пророка. Их хаджи описаны современными им арабскими историками. Из этих сообщений мы узнаем о богатстве владык Судана. Так, например, в 1324 г. манса Муса предпринял путешествие в Мекку, произведшее огромное впечатление на тогдашний мусульманский мир. Свиту царя составляли многочисленные придворные и рабы. Сам царь ехал верхом на коне, предшествуемый пятьюстами рабов, каждый из которых держал в руках золотой жезл.

Сопровождавший царя караван вез сто тюков золота. Арабский историк аль-Омари, посетивший Каир через двенадцать лет после путешествия мансы Мусы, сообщает, что еще долго после этого хаджа там продолжали рассказывать о появлении владыки Судана. По его словам, сказочная щедрость, с которой манса Муса раздавал золото народу, вызвала падение цены золота.

В царствование мансы Мусы государство Мали достигло наивысшего расцвета. Судан вел оживленную торговлю с севером. В городах строились мечети, сооружались богатые дворцы и дома знати. Знаменитый путешественник Ибн-Баттута, посетивший Судан в середине XIV в., оставил описание столицы государства — Ниани. Из города Тимбукту он проехал по Нигеру вплоть до Гао. С большим удивлением он описывает богатства страны и царпвший там порядок. «Негры,— пишет он,— имеют замечательные качества. Они редко бывают несправедливы и испытывают большее отвращение к несправедливости, чем любой другой народ. Их султан не щадит никого, кто провинился. В их стране господствует полнейшая безопасность. И путешественник, и местный житель может не бояться воров и грабителей»1.

Сонгаи

С начала XV в. политическое преобладание в Судане переходит к государству Сонгаи. В настоящее время сонгаи составляют население всего среднего течения Нигера — от Тимбукту до порогов у города Буса. Они занимаются по преимуществу земледелием и рыболовством. По преданиям, родиной своей они считают Денди, местность, где жили их предки — рыболовы сорко и земледельцы габиби. Национальный сонгайский герой Фарам Бер, о котором до сих пор рассказывают предания по всему Нигеру, от Гао до Тимбукту, был вождем сорко. Став во главе своего народа, он победил соседние племена хауса и гурма и подчинил себе население всей долины реки вплоть до Тимбукту. В этих преданиях отразились реальные исторические события. Трудно сказать, к какому времени относится возникновение Сонгайского государства. Во всяком случае город Гао, столица государства, существовал уже в 890 г. О нем сообщают почти все арабские географы, писавшие о Судане,— Ибн-Хаукаль, аль-Бекри и др. Ибн-Баттута посетил Гао в 1353 г. Однако основные сведения об истории этого народа дают не столько сообщения арабских географов, сколько исторические суданские хроники, написанные местными историками на арабском языке. Наибольшее значение имеет «Тарих эс-Судан» («История Судана»), написанная Абдарахманом ас-Саади, мандинго или фульбе по происхождению. Следующая по значению хроника — «Тарих эль-Фетташ», автор которой, уроженец Тимбукту, описал историю завоевания Судана марокканцами в конце XVI в. Согласно этим хроникам, начало могуществу государства Сонгаи положил Сонни Али; достоверные сведения начинаются с 1468 г.— времени завоевания им города Тимбукту.

Город этот, основанный в XI в., находится в среднем течении Нигера, в месте слияния многочисленных рукавов средней дельты. Ас- Саади рассказывает, что в этой стране издавна пасли свои стада туареги и на берегах Нигера раскидывали палатки. Здесь они вели с жителями Судана оживленную торговлю, здесь же хранили запасы зерна и утварь2. Сначала жилища в этом городе делались плетеными и крылись соломой, но затем их начали строить из глины. Город окружили стеной, и вскоре он стал одним из крупнейших городов долины Нигера. С ним мог соперничать лишь город Дженне, основанный еще в VIII в. Ас- Саади называет Дженне одним из крупнейших рынков всего мусульманского мира. «Здесь,— пишет он,— встречаются торговцы солью, пришедшие из соляных копей Теказза, и золотоискатели из рудников Биту. Эти два замечательных месторождения не имеют себе подобных во всем мире. Все стремятся туда для торговли...»1

В XV в. вся долина среднего течения Нигера, ныне заболоченная и заброшенная, представляла собою цветущую местность и была густо заселена. «Страна Дженне плодородна и населена; на многочисленных базарах торговля ведется ежедневно. Уверяют, что в стране насчитывается 7077 деревень, расположенных близко друг от друга. Как близко расположены эти деревни одна от другой, можно судить по следующему: если султану, например, понадобится, чтобы пришел житель деревни, находящейся около оз. Дебо, то посланный султаном человек подходит к воротам города и оттуда выкрикивает поручение. Люди передают этот приказ из деревни в деревню, и повелеьще достигает непосредственно того, кому оно предназначено, и тот его выполняет. Этого достаточно,— говорит ас-Саади,— чтобы показать, насколько населена страна»2.

Наивысшего расцвета государство Сонгаи достигло в XV—XVI вв. при Сонни Али и аскии Мохаммеде3. Государство это простиралось от порогов около Буса на Нигере вплоть до Сенегала. Цари Сонгаи владели также богатыми соляными копями в Такказа и Тауденни, в северной части Сахары. Торговля золотом и солью, а отчасти рабами, слоновой костью и тканями составляла главную статью доходов царей Сонгаи. Сонгайские полководцы со своими армиями проникли далеко в пределы Аира, захватили главнейшие оазисы, населенные туарегами, и распространили власть владык Судана до границ Триполи. В это время Сонгаи было одним из самых значительных государств Западного Судана.

Многие арабские ученые, врачи, архитекторы, бежавшие из Испании после изгнания мавров, были приглашены на службу царями Сонгаи. Тимбукту стал центром культурной жизни Судана; в высшем учебном заведении Санкоре наряду с Кораном и различными теологическими дисциплинами изучались юриспруденция, литература, история, география, математика, астрономия и другие науки. Наравне с Кай- руаном, Каиром и Багдадом Тимбукту в XV—XVI вв. был одним из крупнейших центров мусульманского просвещения.

Сохранилась рукопись одного из местных ученых, некоего Ахмеда Баба, содержащая биографии виднейших ученых Тимбукту. Рукопись эта перечисляет более ста поэтов, законоведов, математиков и т. д. Все эти лица носят арабские имена; однако не следует думать, что все они были арабами,— среди них немало местных уроженцев — жителей Тимбукту, Дженне и других городов долины Нигера. Почти все их произведения погибли во время нашествия марокканцев. Случайно уцелело несколько рукописей, которые могут дать некоторое представление о культуре Судана того времени. Среди них наиболее замечательны упомянутые выше исторические хроники. До сих пор в Тимбукту существует выстроенная аскием аль-Хадж мечеть, образец своеобразной архитектуры средневекового Судана.

В конце XVI в. благосостоянию Сонгаи был нанесен удар. Один из марокканских султанов, Мулай Адмед аль-Ааредж, в 1584 г. попытался . завоевать Судан и присоединить к своим владениям богатые страны долины Нигера, чтобы взять в свои руки торговлю золотом и солью. С этой целью он отправил в Судан 20-тысячную армию. О судьбе ее ничего неизвестно. Повидимому, она погибла в пустыне в стране Уадан. В 1585 г. Ахмед аль-Ааредж захватил находившиеся недалеко от Марокко соляные копи Такказа. Сонгайский аския Мохаммед Хадж II приказал оставить эти месторождения и начать разработку новых копей в Тауденни. В 1590 г. марокканский султан направил новую армию, которая почти без потерь достигла берегов Нигера. Появление ее было неожиданностью. Тимбукту был занят, разграблен и сожжен. Марокканцы, захватив много золота и рабов, отправили в Марокко в качестве трофеев даже местных мусульманских ученых и мулл, закованных в цепи. Большая часть пленных погибла в пути.

Судьба Сонгаи, а в равной мере Мали и Гана, напоминает судьбы тех временных и непрочных, не имевших своей экономической базы военноадминистративных объединений, которые возникали в результате завоеваний и скоро погибали в результате поражения.

Марокканские султаны не смогли, однако, удержать Судан в своих руках. Их войска, вооруженные огнестрельным оружием, легко побеждали в открытом бою многочисленные армии сонгайцев. Но сонгайский аския Нух учел, что марокканские войска совершенно не подготовлены к условиям Судана; незнакомая местность и непривычный климат мешали им вести войну в тропических лесах южной части страны. Аския Нух избегал открытого боя и вел партизанскую войну, уничтожая небольшие отряды марокканцев. Необычная пища, недостаток хорошей питьевой воды, малярия и дизентерия уничтожали войска, а муха цеце погубила марокканскую кавалерию. Рассчитывать на помощь из Марокко было невозможно. Вспомогательная армия, высланная на поддержку, погибла в пустыне. Марокканцы, оставив гарнизоны в Дженне, Гао и Бамба, отошли к Тимбукту. По всей стране вспыхнули восстания, среди марокканских войск начались волнения. В конце концов всякая связь с Марокко прекратилась. Так бесславно окончилась попытка марокканских султанов завоевать Судан.

С падением государства Сонгаи кончается период объединения большей части Западного Судана под одной властью. После уничтожения армии сонгайских аскиев и разграбления больших городов долины Нигера единство внутреннего Судана уже не восстанавливалось. С этого времени в истории народов Западного Судана большую роль начинают играть фульбе.