Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Присоединение Восточного Судана к Египту. Восстание махдистов
Этнография - Народы Африки

В 20-х годах XIX в. Египет распространил свое господство на северные районы Восточного Судана, населенные к этому времени в значительной своей части арабоязычными народами. Египетские войска дошли до Хартума, заняли Сеннар, центральный Кордофан и вышли к красноморскому побережью. Вслед за этим отряды египетской армии, двигаясь вверх по Нилу, проникли и в экваториальные области Судана, населенные народами негроидной расы.

Свирепо подавляя сопротивление суданских народов, турецко-египетские власти не только вывозили из страны материальные ценности (скот, зерно, слоновую кость и др.), но и организовывали в широких масштабах охоту за черными рабами.

До 1850 г. работорговля составляла государственную монополию Египта. Рабов свободно продавали с аукциона в Эль-Обейде и Хартуме; их использовали на работах в рудниках, отправляли крупными партиями в Каир для пополнения «черных» полков. Путь этот был так тяжел, что едва ли третья часть невольников достигала египетских и малоазиатских рынков,— остальные погибали в пути. Размеры работорговли были огромны. По минимальным подсчетам, число рабов, захваченных в одном только 1839 г., составило 200 тыс. Официальное запрещение работорговли пашой Египта Саидом в 1857 г. не изменило положения. Спрос на рабов вызывал активность не только военной администрации, в первой половине XIX в. официально занимавшейся поставкой невольников, но и арабских племен. В работорговлю было вовлечено большинство арабских племен Судана, в первую очередь баккара, жившие в южной части страны. В конце 70-х годов племенная знать баккара, предпочитая обходиться без посредников, сама организовывала экспедиции, присваивая львиную долю доходов.

Обычно во главе отряда стоял шейх рода или небольшого подразделения племени. Постепенно шейх становился купцом-предпринимателем, снабжавшим своих сородичей оружием, амуницией и продовольствием. Участники походов не претендовали на долю в добыче, как практиковалось раньше, но получали помесячную оплату. Отряды арабов-работорговцев постепенно превращались в «дружины» профессионалов-военных. Границы родо-племенных связей постепенно стирались, и среди одноплеменников, ранее представлявших однородную массу, вырастало имущественное неравенство. Разбогатевшие на работоргавле шейхи приобретали все большую и большую власть над своими соплеменниками, стали распоряжаться водой, пастбищами, охотничьими угодьями. Родовые институты, сохранившие старую форму, но получившие новое содержание, перерождались в орудие эксплуатации. Шейхи племен баккара охотно принимали пришельцев в число членов племени; уже не соблюдались с обычной строгостью племенные границы. Эти два обстоятельства указывают на далеко зашедшее разложение первобытной общины и превращение родоплеменной верхушки баккара в феодальную знать.

Аналогичный процесс в несколько иных формах происходил среди оседлых племен суданских арабов и нубийцев, также втянутых в работорговлю. Именно среди оседлой части населения выделился, правда еще очень немногочисленный, слой торговцев-посредников, занятых скупкой и перепродажей рабов. В этом же направлении действовало и развитие товарно-денежных отношений. Натуральные налоги заменялись денежными и распределялись уже не по племенам и родам, как в начальном периоде турецко-египетского господства, а по деревням и округам. Род, уступая место сельской общине, утрачивал свое значение. Родоплеменная структура еще сохранялась, но традиционные вожди уступали место выходцам из нового слоя имущественной аристократии, эксплуатирующей своих соплеменников. Этому немало способствовала политика турецко-египетских властей. Чтобы обезопасить себя от возможных восстаний, египетская администрация изгоняла влиятельных шейхов с насиженных мест, высылала их в отдаленные области. Во главе союзов племен, на место наследственного шейха-шейхов, часто ставили простых государственных чиновников, не имевших иногда никаких родственных связей с подчиненным населением. Такая система управления приводила к дальнейшему ослаблению племенной организации.

Вслед за египетской армией в Судан потянулись европейцы. Сначала это были авантюристы, искатели легкой наживы, грабившие страну. Они не гнушались и работорговлей. Многие из состоятельных европейцев- коммерсантов Хартума, Эль-Обейда и Сеннара, наряду с оптовыми закупками гумми и кож, снаряжали вооруженные экспедиции в верховья Нила для захвата крупных партий невольников. Затем в Судане появились представители всевозможных европейских торговых фирм.

В империалистическом разделе северо-восточной Африки Англия опередила другие европейские державы. Под флагом борьбы с работорговлей она поставила под свой контроль Маскатский и Занзибарский султанаты. Укрепив свое влияние на египетское правительство, она использовала его для захвата стран, лежащих в южной части бассейна Нила.

В 1869 г. египетское правительство отправило в верховья Нила военную экспедицию, с англичанином Саму элем Бекером во главе. Эта экспедиция, преследовавшая цели колонизации, прикрывалась флагом борьбы за уничтожение торговли невольниками, как было сказано в фирмане, полученном от хедива Исмаила.

В феврале 1869 г. Бекер с крупной воинской частью покинул Хартум. К январю 1872 г. его отряд проник южнее Гондокоро. К северо-востоку от оз. Альберт были организованы военные станции в Фатико, Фовейре и Масинди, и к владениям хедива присоединена новая область —Уньоро. Губернатором всех этих областей был назначен Бекер. С середины 70-х годов, когда Англия достаточно прочно обосновалась в Египте, ее вмешательство в управление Судана заметно усилилось. В апреле 1874 г. Бекера на посту губернатора сменил также англичанин — Гордон, известный жестоким подавлением тайнинского восстания.

В целях административного управления экваториальные области были разделены на две провинции. В провинцию Бахр-эль-Газаль входили земли, расположенные по рекам Бахр-эль-Газаль, Бахр-эль-Араб, Джур, Шира. Провинция Экватория, лежащая на юго-восток от провинции Бахр- эль-Газаль, охватывала области, лежащие восточнее Белого Нила, и территории к югу от Ладо вплоть до оз. Альберт. Вся эта огромная страна была покрыта сетью военных станций, организованных Бекером и Гордоном. В феврале 1877 г. Гордон занял пост губернатора всего Судана. Бахр-эль-Газалем и Экваторией управляли его ставленники — англичанин Лептон и немец Эдуард Шнитцер, более известный под именем Эмин-паши.

Восстание махдистов

Колониальные порядки английского образца, которые эти английские ставленники, прикрываясь именем египетского хедива, стали вводить в Судане, вызвали массовое возмущение народа, переросшее в открытое восстание. Народ взялся за оружие.

Национально-освободительное движение народов Судана, принявшее религиозную окраску, возглавил выходец из нубийцев данагла, проповедник Мухаммед Ахмед. Он родился неподалеку от города Донголы в семье плотника (время его рождения точно неизвестно — приблизительно 1848 г.). Получив религиозное образование, Мухаммед Ахмед в 1871 г., уже сам будучи признанным шейхом, поселился на о-ве Абба. Прекрасный оратор и вдохновенный проповедник, он призывал народ к борьбе с «неверными». К его словам жадно прислушивались. Число последователей быстро росло, и имя нового пророка становилось все более и более популярным. В августе 1881 г. Мухаммед Ахмед во время праздника рамадан публично провозгласил себя махди («посланником» аллаха на земле) и кратко изложил программу действий: объединение для борьбы с общим врагом — англичанами и египтянами; освобождение Судана от иностранного господства; борьба за чистоту ислама, оскверненного долгими годами владычества неверных; отмена обременительных налогов.

По всей стране вспыхивали восстания. К сентябрю 1882 г. в провинции Кордофан (центральная часть Судана) только два города — Бара и Эль- Обейд — оставались в руках египтян. 4 сентября тридцатитысячное войско махдистов подошло к стенам Эль-Обейда. Около шести месяцев продолжалась осада, и 9 января 1883 г. махдисты заняли город. Под стенами Эль- Обейда махди не только одержал первую внушительную победу над правительственными войсками, но также добился и первого крупного политического успеха. Все, что напоминало египетское владычество, уничтожалось. В широких масштабах были опубликованы приказы и постановления махди, послужившие основой для дальнейшего законодательства.

В это время Египет переживал серьезные политические потрясения. Национально-освободительное движение широких народных масс, возглавленное Араби-пашой, было задушено. Англия, фактический хозяин положения, оккупировала страну, окончательно устранив своего старого- конкурента—Францию. К власти пришло реакционное правительства Шерифа, пользовавшееся поддержкой Англии. Англия, опасаясь дальнейшего развертывания суданского восстания, настаивала на энергичных мерах. Правительство Шерифа снарядило десятитысячный корпус, предназначенный для борьбы с махдистами. Этим корпусом командовал английский генерал Хикс и с ним небольшая группа английских офицеров. Но Хикс не оправдал возложенных на него надежд. Махди и на этот раз одержал блестящую победу, уничтожив экспедиционный корпус (5 ноября 1883 г.) на подступах к Эль-Обейду.

Вслед за разгромом корпуса Хикса все новые и новые области поднимали знамя борьбы. К махдистам присоединились районы красноморского побережья, Дарфур, Кордофан, часть Экватоджи. Восстание махдистов подняло на освободительную борьбу и нилотские племена. На второй год восстания, в середине 1882 г., махдисты вплотную подошли к Дейм-Соли- ману, главному административному центру Бахр-эль-Газаля. Вскоре против правительственных войск выступило коренное население провинции. Восстание приняло массовый характер. Племена бонго, динка, шиллук, джур действовали сообща. К концу 1883 г. северные районы провинции были очищены от правительственных войск; связь с Хартумом нарушена. Лептон был вынужден перейти к обороне, укрепившись в Дейм-Солимане.

Махди, будучи в курсе событий в Бахр-эль-Газале, поручил одному из своих эмиров управление провинцией, очищенной нилотами почти полностью от египетских войск. В африканских частях войск Лептона началось разложение, и это ускорило развязку. В апреле 1884 г. Лептой капитулировал. Пламя восстания перекинулось и в южные районы. Еще летом 1883 г. отряды динка уничтожили гарнизон Румбека. Ладо, административный центр провинции, с 1884 г. оказался в окружении восставшего племени бари.

В конце 1885 г. племена динка и бари господствовали в северных районах Экватории. Эмин-паша, потеряв почти всю территорию вверенной ему провинции, был вынужден бежать с остатками войск сначала в Дуф- филе, затем в Уаделаи и, наконец, в 1888 г. очутился в Тунгуру у оз. Альберт. Племена нилотов вернули себе независимость. Махдистские войска закрепляли успехи, достигнутые местным населением. Махди, придавая важное значение развитию освободительной борьбы африканских народов, стремился поддерживать с нилотами дружественные отношения.

Оборону Хартума в это время возглавлял генерал-губернатор Судана Гордон. Политика Англии, которую осуществлял Гордон, сводилась к отторжению Судана от Египта. Английское правительство полагало, чта в процессе подавления восстания Судан, оформившись как самостоятельное государство, управляемое независимым от Египта суданским проанглий- ским правительством, фактически отойдет под власть Англии. В этот период усилия Гордона и были направлены на осуществление этого плана. Действуя без ведома египетского правительства, он пытался договориться с махди и некоторыми из его вождей, предлагая им стать во главе .«независимого» султаната, организованного в Северном Судане. Южный Судан — провинции Бахр-эль-Газаль и Экватория — должен был попросту отойти к английским восточноафриканским владениям. Махди с негодованием отверг предложения Гордона и организовал основными силами решительное наступление на Хартум. 8 августа 1884 г. сорокатысячная армия начала движение к столице Судана. 23 октября передовые части махдистов подошли к стенам Омдурмана, 5 января 1885 г., после двух месяцев осады, гарнизон прекратил сопротивление. С падением Омдурмана Хартум оказался в безвыходном положении. Начался голод. Участились случаи дезертирства. Мирное население охотно переходило к повстанцам. 23 января столица Судана оказалась в руках махдистов. Летом 1885 г. махдисты заняли Донголу, Кассалу, Сеннар.

Взятие Хартума, экономического и политического центра страны, явилось крупной победой махдистов и жесточайшим поражением английского империализма. Англия была вынуждена отказаться от прямой попытки подавить восстание собственными силами или силами Египта. Английская дипломатия старалась столкнуть с махдистами Эфиопию, что ей в конце концов и удалось. Войны с Эфиопией (1885—1889 гг.), как и рассчитывала Англия, ослабив махдистское государство, подготовили его крушение.