Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельское хозяйство стран Магриба. Поселения. Города
Этнография - Народы Африки

Основу экономики всех стран Магриба составляют земледелие и скотоводство. Главные продовольственные культуры — пшеница и ячмень, во Французском Марокко значительное! место занимает кукуруза. Следующая таблица показывает размеры посевных площадей, занятых под этими продовольственными культурами (данные за 1945 г., в тыс. га):

 

Алжир

Тунис

Французское

Марокко

Пщеница . .

. . 1283

765

897

Ячмень . . .

873

539

1356

Кукуруза . .

. . —

495

Коренное население Магриба возделывает твердые сорта пшеницы, и манная крупа издавна входит в его пищевой рацион. Европейское население выращивает мягкую пшеницу, кукурузу и овес. Урожайность очень низкая, в среднем сам-пять или сам-шесть, и хотя зерновые экспортируются, ежегодно вновь ввозится продовольствие.

Сельскохозяйственный инвентарь до сих пор остается крайне примитивным. Лишенный земли, придавленный двойным феодальным и империалистическим гнетом, крестьянин влачит полуголодное существование. У него не остается .средств для развития своего хозяйства, для обновления орудий своего труда. Устройство деревянной сохи с железным лемехом, способ запряжки, ярмо — все это сохранилось со времен глубокой древности. Так же примитивны и другие сельскохозяйственные орудия: мотыга, которую нередко используют в горных местностях вместо плуга или сохи, серп, цепы, лопаты для провеивания зерна, а также орудия для размола — ручные зернотерки и т. д. Тяжелую работу по размолу зерна выполняют обычно женщины. Ирригация запущена, и поэтому сбор зерновых крайне неустойчив. Наблюдаются такие, например, колебания: в Тунисе в 1932 г. было собрано зерновых 8 млн. центнеров, а в 1936 г.— 3 млн.; в Алжире в 1918 г. было собрано зерновых 30 млн. центнеров, а в 1920 г.— 9 млн.; в 1945 г. вследствие сильной засухи сбор зерновых составил только 4 млн. центнеров. Засуха 1945 г. уничтожила в Марокко почти весь урожай и вызвала массовое долговременное голодание.

Большое значение в экономике стран Магриба имеют виноградарство и виноделие. По площади виноградников и по выработке вина на первом месте стоит Алжир, занимающий третье место среди стран капиталистического мира. Из 13—16 млн. гектолитров вина, производимого в странах Магриба ежегодно, в 1950—1952 гг., на Алжир приходится 11 — 14 млн. Площадь виноградников в Алжире увеличилась с 20 тыс. гав 1879 г. до 180 тыс. в 1922 г. и до 400 тыс. в 1936 г. По данным 1950 г., площадь виноградников в Алжире составляет 395 тыс. га, в Марокко — 37 тыс., в Тунисе — около 30 тыс. Виноградники принадлежат преимущественно иностранным компаниям и крупным колонистам-плантаторам; в Тунисе перед второй мировой войной почти 60% виноградников владели итальянцы.

На третьем месте по значению стоит культура оливок. Наибольшее количество оливковых деревьев приходится на Тунис; из 1 млн. ц оливкового масла, выработанного во французских колониях Магриба в 1951 г., Тунис дал 500 тыс. ц. В крестьянском хозяйстве вся техника приготовления вина и выжимания оливкового масла весьма примитивна.

Наконец, значительное место в экономике занимают ранние сорта овощей и фрукты — апельсины, мандарины, инжир, абрикосы и финики, экспортируемые во Францию. Финики — главный предмет питания коренного населения южной части Магриба — в Тунисе в области Шотт-Дже- рида, в Алжире — в Уэд-Рире и по всей стране между оазисом Бискра и Табесом.

Основными районами земледелия являются прибрежная полоса и горные долины. Области побережья и Телля представляют собою сплошной цветущий сад, где виноградники перемежаются с апельсиновыми и оливковыми рощами, лесами пробкового дуба. На побережье и особенно в горных долинах земледелие сочетается с животноводством, преимущественно молочным. Чем дальше от берега, тем большее значение приобретает животноводство. В степях внутренней части страны живут скотоводы, для которых земледелие играет вспомогательную и местами совсем незначительную роль. В области солончаковых озер (шоттов) земледелие невозможно. Здесь, на необозримых степных просторах, пасут свои стада кочевники.

Население стран Магриба разводит главным образом мелкий рогатый скот — овец и коз. По данным 1950/51 г., в странах Магриба овцы и козы составляли 78% всего стада, а крупный рогатый скот—меньше 15% поголовья. Свиней в небольшом количестве держат только европейские колонисты. В качестве рабочего скота используют лошадей, мулов, ослов и верблюдов. Животноводство стоит на еще более низком уровне развития, чем земледелие.

Во внутренних степных и пустынных районах скотоводы ведут кочевой или полукочевой образ жизни, перегоняя скот в сухое время в предгорья Атласа и возвращаясь с ним зимой на свои пастбища. Ежегодно«кочевники разбивают свои шатры близ городов. Здесь они продают шерсть, кожи и запасаются мукой, сахаром, текстильными и металлическими изделиями. В некоторых местах маршрут перекочевок достигает 700 км. Скот — малопродуктивный; из стран Магриба вывозятся только кожа и шерсть, занимающие в общей массе экспорта более чем скромное место. Оттесненное от побережья и лишенное лучших горных пастбищ, животноводческое хозяйство коренного населения деградирует, поголовье скота сокращается. В засушливые годы скот гибнет большими массами. За 1945 г. в Марокко поголовье овец сократилось на 30%, а поголовье крупного рогатого скота—даже на 50%.

Поселения

В земледельческих районах коренное население живет большими деревнями. Деревни обычно вытянуты вдоль дороги. Дома — глинобитные, прямоугольной формы, большей частью одноэтажные, с плоскими кровлями. Их нередко называют домами арабского типа, отличая от домов типа гурби. Под этим названием объединяют самые различные постройки, начиная от плетеной хижины вплоть до тщательно построенного дома. В отдельных местностях они имеют свои особые названия. Так, например, в тунисском Телле временные хижины из тростника и веток называются киб, но в районе Бизерты и в низовьях Меджерда этим словом называют дом с глинобитными стенами и соломенной крышей; в других районах — маамра, и т. д. В общем тип гурби зависит прежде всего от местных строительных материалов. В лесных районах .хижины строят из дерева и веток, в горах — из камней, на равнинах — из глины. Обычно гурби — это примитивная хижина, покрытая тростниковой или соломенной крышей, стены которой сложены из глины, смешанной с соломой. Дома более зажиточных и богатых людей покрыты черепицей. В Тунисе их называют демс (лат. domus). Повидимому, это старинные типы местных построек. Нередко как гурби, так и дома арабского типа не имеют окон и даже дымовых отверстий. Плоская кровля дома используется для разных хозяйственных надобностей — сушки плодов, хранения хвороста и т. п. В домах богачей на ней проводят большую часть времени женщины, живущие, по мусульманским обычаям, взаперти. Они не имеют права показываться на улице с открытым лицом. В берберских деревнях женщины пользуются большей самостоятельностью, и обычая носить чадру у них нет.

Жильем кочевников служит фелидж, — шатер из верблюжьей или козьей шерсти, растянутый на кольях. Широко раскинутый низкий и плоский шатер приспособлен к суровым условиям кочевой жизни. Он прекрасно противостоит ветрам Сахары, несущим тучи песка. В каждом шатре живет обычно одна семья — муж, жена и их дети.

Повсюду в деревнях распространено ковроделие и изготовление шерстяных тканей. Этим заняты преимущественно женщины. Они ткут шерстяные полосы для палаток, мешковину для перевозки тяжестей на верблюдах и мулах и т. п.

Относительного развития достигло гончарное производство. В некоторых местностях гончары работают, не пользуясь гончарным кругом. Глиняным сосудам придают самую разнообразную форму. Наряду с объемистыми сосудами для хранения зерна или вина изготовляют небольшие чашечки, лампы, подсвечники, двойные и тройные сообщающиеся сосуды, и т. п. Все эти изделия расписаны красной и желтой краской с черным геометрическим орнаментом и покрыты поливой.

Большое значение имеет также обработка альфы. В деревнях из [нее плетут корзины, цыновки, веревки и т. п.

В странах Магриба преобладает сельское население. Население городов, по данным последних переписей населения (1946—1948 гг.), составляло немногим более 5 млн. человек, или около 25% общей численности населения.

Города

В Испанском Марокко больших городов нет. Административный центр и резиденция халифа1— город Тетуан — насчитывает не больше 60 тыс. жителей; примерно столь- го же жителей в Сеуте и Мелилье. Крупнейшие города Французского Марокко (по данным 1947 г.): Касабланка — 550 тыс. жителей, Рабат — административный центр —160 тыс., Марракеш — около 240 тыс. и Фес — около 200 тыс. жителей.

Главнейшие города Алжира (по данным 1948 г.): административный центр и столица страны — Алжир—315 тыс. жителей, Оран —257 тыс., Константина — 119 тыс., Бон — 103 тыс., Филиппвиль, Тлемсен, Сиди бель-Аббес, Блида, Сетиф, Мостаганем. Большинство этих городов ведет свое начало от римских поселений, а некоторые из них существовали еще до римского завоевания. Алжир, например, основан в середине X в. на острове, где задолго до того стоял римский город Икосиум, разрушенный арабами в VII в. Название Алжира происходит от арабского слова аль-джазаир, что означает «острова». В начале XVI в. Алжир служил убежищем турецким корсарам. Уже в XVII в. в нем насчитывалось более 100 тыс. чел. Город Константина получил свое название по имени римского императора Константина; до того римляне называли его Цирта. Основан он еще до римского завоевания и был одним из городов Карфагенского государства.

Главнейшие города Туниса также расположены на побережье Средиземного моря или в области Телля: Тунис — административный центр, столица и крупный порт, имеющий (по данным 1946 г.) 365 тыс. жителей, Бизерта — крупнейший порт и стоянка военно-морского французского флота, Сус и др. Лишь города Сфакс (55 тыс. жителей), Габес и Кай- руан расположены в полосе степей. Большинство тунисских городов возникло на местах древних карфагенских и римских поселений. Тунис, получивший свое название по имени карфагенской богини Танит, был построен в непосредственной близости от Карфагена. После разрушения Карфагена Тунис занял место древней столицы.

Обычно города Магриба состоят из медины (т. е. собственно города), где живет большая часть местного населения, меллы (еврейского квартала) и европейской части города. Приморские города, в значительной своей части населенные европейцами и богатыми мусульманами, имеют облик современного европейского города. Широкие прямые улицы, высокие многоэтажные дома, различные виды современного транспорта, огромные, широко раскинувшиеся портовые сооружения резко отличают их от городов внутренней части страны. Дома буржуазии и колониальных чиновников зачастую построены в особом стиле «колониальной» архитектуры. Французские архитекторы вносят в эти постройки много элементов североафриканского зодчества — колонны, мавританские арки, внутренние дворы с фонтанами, и т. д. Однако в последние годы дома нередко строятся, в соответствии с веяниями моды, в стиле конструктивизма и не отличаются от французских многоэтажных домов городского типа. Дома местных богачей представляют собой довольно солидную постройку высотой 6— 8 м. В нижней части дома расположено несколько комнат, обращенных во внутренний двор, в верхней части — веранда. Комнаты между собой не сообщаются, каждая имеет особый выход во двор.

Жилищные условия трудящейся части городского населения исключительно тяжелы. Оранский докер, посетивший в 1950 г. Советский Союз в составе делегации Общества друзей СССР в Северной Африке, так характеризует жилище рабочего Орана: «Комната размером 10—12 кв. м в глиняной постройке — вот и все. Мебели в таком жилье нет. В лучшем случае на полу лежит овечья шкура. Посуда и белье хранятся в ящике. Любители экзотики утверждают, что отсутствие мебели в жилище арабов — это обычай. Действительно, таков обычай, но обычай, вызванный нищетой. Квартиры богатых арабов обставлены роскошной мебелью. А бедняк — что европеец, что араб — ютится.в пустой халупе»1.

В связи с массовым разорением крестьянской бедноты и переселением ее в города в поисках средств к жизни, города Магриба, особенно те их районы, где живет местное население, перенаселены до предела. Масса людей живет в пещерах или в так называемых «бидонвиллях», представляющих скопление жалких хижин, сколоченных из старой жести или слепленных из глины и прикрытых сверху разным хламом. Обычно такие жилища не имеют даже дымохода, а во время дождя их заливает водой. Только в Касабланке в 1951 г. имелось пять «бидонвиллей», с населением в 200 тыс. чел. Многие не имеют и такого крова и проводят ночи на панелях грязных улиц.

В городах, подобных Фесу и Марракешу, планировка и постройки еще сохраняют черты средневекового мусульманского города: узкие кривые улочки, одноэтажные, порою двухэтажные дома, фасад которых обращен во двор, а на улицу выходит лишь глухая стена, длинные высокие заборы с маленькими калитками. Все это типично для городов внутренней части Марокко. Силуэт их определяется не многоэтажными домами, а куполами мечетей и минаретами. Самая оживленная часть города — базары (сук). Они до сих пор сохранили колорит средневековья, будучи центрами не только торговли, но и ремесленного производства.

Типична старинная планировка Гардая, главного города страны Мзаб. Здесь находится последний оплот мусульманской секты ибадитов,игравших некогда большую роль в истории Магриба. Посреди города возвышается крепость (касба) и главная мечеть. От крепости лучами расходятся улицы. Их пересекают другие, идущие по кольцу остатки старинных валов, защищавших город; по мере разрастания города они вошли в городскую черту. Сук (главный рынок города) занимает отдельную площадь. Еврейский квартал мелла обособлен. Во многих городах Магриба еще имеются кварталы ремесленников— кузнецов, ювелиров, оружейников, веревочников, ткачей, ковроделов и т. д. Иногда во главе квартала стоят свои управители — шейхи.

Ремесло сохраняет цеховую организацию. Во главе цеха стоит амин, наблюдающий за организацией работ, за качеством изделий и за ценами. Под его начальством состоят мастера — муаллимы и их ученики. В случае нарушения цеховых правил мастер может быть присужден к уплате штрафа, закрытию лавки, а в прежнее время—и к заключению в тюрьму. Таким образом организованы деревообделочники, гончары, резчики по камню, ювелиры и пр. Большинство мечетей и старинных домов вельмож и мулл покрыто богатой резьбой по камню, дереву и т. д. Все они сделаны руками мастеров Магриба, которые сохранили старинные традиции и приемы своего ремесла. Особенно славятся ковровые изделия Кайруана. Большое значение имеет также ткацкая промышленность. Однако с середины XIX в. и особенно в XX в. местное ремесло испытывает глубокий упадок, вызванный внедрением на местные рынки иностранных фабричных товаров.

Национальной одеждой населения Магриба является туника, надеваемая поверх рубахи. Ремесленники и торговцы носят коричневые или черные шерстяные туники, чиновники и буржуазия — из цветного шелка. Бернусы (т. е. накидки) различного качества имеют самое широкое распространение: кадрун — грубые туники, носят рабочие, рыбаки, мелкие торговцы; джуббу — тонкую тунику, обычно черного цвета, с богатой вышивкой, носят женщины в больших городах; хайком (четырехугольным плащом) покрываются женщины, уазроц — мужчины. Такова одежда местного производства. Однако вся эта разнообразная национальная одежда недоступна значительной части трудящихся. Обнищание народных масс в результате империалистического господства резко бросается в глаза именно в одежде: не только в деревне, но и в рабочих кварталах городов беднота одета в лохмотья. Большое значение имело в прошлом изготовление головных уборов тетиа, отделываемых обычно темноголубым шелком. Этим ремеслом была занята значительная часть населения Туниса. Шешиа расходились по всей Ливии, Египту, Алжиру и Марокко. Производство их было подорвано иностранной капиталистической конкуренцией: после первой мировой войны в Чехословакии, Югославии и Италии развилось машинное производство подобных же головных уборов.

Будучи более дешевыми, они быстро вытеснили изделия местных ремесленников почти по всему северу Африки.