Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Языки группы манде. Языки западной бантоидной (атлантической) группы
Этнография - Народы Африки

Среди всех языков Судана языки манде представляют собою наиболее сложившееся единство. Они распространены в степных районах Западного Судана —в области древних государств Гана и Мали в верховьях Нигера и Сенегала. К языкам манде относятся также языки народов, живущих в области тропических лесов, в пределах Либерии и Сьерра-Леоне и отчасти Берега Слоновой Кости.

Все языки манде имеют общий словарный фонд и одинаковый грамматический строй. Они делятся на две группы: северную, или манде-тан, и южную — манде-фу.

К числу языков северной группы относятся языки наиболее многочисленных народов Западного Судана: мандинго (с его тремя диалектами: малинке, бамбара или бамана, диула) и сонинке (или сараколе). Кроме того, к ним относятся языки хасонке, азер, конянке, торонке, коранко, ваи и др. Южную группу составляют языки coco (сусу), кпесе (кпелле), менде, тома (лома), гбанде, гбунде, гагу, а также некоторые языки Нигерии: кенга, шанга и буса (боко). Всего к языкам мандинго относится 30—40 языков, на которых говорит несколько миллионов человек.

Основанием для деления языков манде на две группы служат лишь фонетические особенности. Слова тан и фу, по которым названы обе группы,— это имена числительные в языках каждой группы, обозначающие число десять. Большинство самоназваний народов и племен мандинго имеет суффикс: -нке, -нка, -ка, -га, -т/го, что означает «люди»; так, например, малинке — «люди Мали», торонке — «люди Торо» и т. д.

Наибольшее значение среди языков этой группы имеют манде-тан, а среди них, в частности, мандинго с диалектами малинке, бамбара и диула. Они настолько близки между собой, что говорящие на них понимают друг друга без особого труда. Язык мандинго объединяет почти пятимиллионное население верховьев Сенегала и Нигера вплоть до Тимбукту.

Единство языка — наследие древних государственных объединений, которые существовали в Западном Судане еще в IX—XIII вв. (государство Гана), а в XIII—XV вв.—Мали. В XIX в. страна была завоевана французами^ начался период колониального рабства. % В течение долгих веков главнейшие народы мандинго — малинке, бамбара и диула, а также и другие народы северной группы входили в состав одного государства. Здесь давно уже шел процесс образования народности. Однако для создания мандингской нации не было еще необходимых экономических условий. В XVII в. государственный распад повел к разобщению отдельных частей народности. Диалекты не успели перемолоться в единый язык, и в настоящее время единого общего языка еще нет.

Язык мандинго, имеющий единую грамматическую структуру и синтаксис, неоднороден в фонетическом отношении.

Как уже указывалось, мандингский язык распадается на три диалекта. Каждый из диалектов объединяет группу близких между собою говоров. Диалект малинке — наиболее архаичен; диалекты бамбара и диула получили более широкое распространение. Словарный состав их богаче, в них встречается много новообразований, развились сложные формы глагола и исчезли музыкальные тона.

Среди мандинго французские власти набирали свои колониальные войска. Язык мандинго еще со времени первой мировой войны стал языком военных соединений Французской Западной Африки. На нем передавали приказания французских офицеров, и он удержал свое значение в армии до наших дней.

В языках манде преобладают двусложные основы слов. Односложные основы обычно восходят к двусложным; например, в языке ваи слово «человек»— то—сокращение от mowo, которое встречается в других языках этой группы в формах токо, тохо и т. д.

Во всех языках манде очень развиты руффиксы, не имеющие самостоятельного значения и употребляемые в виде формантов, особенно при спряжении глагола. Поэтому языки манде следует отнести к числу агглютинативных языков, хотя по другим признакам они разделяют многие особенности языков изолирующего типа.

Музыкальные тона встречаются только в южной группе языков манде, в северной группе они отсутствуют.

Порядок слов в предложении твердо определен: подлежащее — сказуемое — определение, на первом месте субъект, на втором — объект. Грамматического рода, склонения имен существительных нет, нет и классов имен существительных.

Языки манде различают две категории обладания — отчуждаемую и неотчуждаемую: к первой относится все обладаемое, например, имущество, дом и т. д., ко второй — естественное отношение части к целому, например части тела. Родители относятся к категории неотчуждаемых, однако дети в нее не включаются и относятся к числу отчуждаемых. Интересно, что в этом отношении муж и жена принадлежат к разным категориям. Для жены муж является категорией неотчуждаемой. Напротив, для мужа жена относится к числу отчуждаемой собственности. Так, например, в языке ваи «моя жена» для мужа будет па musu (категория отчуждаемой собственности), а «мой муж» для жены п nai (категория неотчуждаемой собственности).

Применение множественного числа очень ограничено, при числительных оно обычно не употребляется: то fela означает в буквальном переводе «человек два». Слово то (человек) остается в единственном числе.

В языке кпелле — имена существительные и глаголы по форме не различаются. Поэтому одно и то же слово может иметь значение глагола и существительного: Ъа — «плод» и «нести плоды», dewo — «дыхание» и «дышать», folo— «солнце» и «светить», sama— «подарок» и «дарить», sd — «мертвец», «смертный случай», «умирать» и т. д. Глаголы могут иметь переходное и непереходное значение в зависимости от контекста: da — «лежать» и «класть», «сидеть» и «сажать», «стоять» и «ставить».

Сопоставление слов — обычный способ образования новых понятий: yao-pol-nu буквально: море + спина + человек, т. е. человек, прибывший из.за моря, т. е. «европеец»; doi-su-bela: земля + внутренность + житель, т. е. «местный житель»; kpalan-ga-serj: поле + поверхность + вещь, т. е. «имущество». Образования подобного типа имеют очень широкое применение, в особенности, если в их состав входит основа, имеющая глагольное значение: «сельскохозяйственный рабочий» — ti-ke-nu — буквально: поле + делать + человек; «охотник» — dowo-kele-nu: лес + бродить + + человек; «место работы» — ti-ke^kwa-na: работа + место + там; «инструмент» — ti-ke-seij: работа + делать + вещь.

Каждый субъект может иметь при себе только один предикат, поэтому простое предложение с двумя сказуемыми распадается на два самостоятельных.

Так, например, предложение «они пришли и сказали это ему» может быть выражено только двумя простыми самостоятельными предложениями: «они пришли, они сказали ему это». Точно так же предложенье «я хочу пойти» должно быть выражено двумя самостоятельными: «я желаю, я иду». Очень часто действие расчленяется на ряд действий. Вместо того чтобы сказать «он бросил камень», говорящий как бы указывает, что, прежде чем бросить камень, его надо взять: е kweni sive е bili, т. е. буквально: «он камень брать, он бросить». «Они дали ему деньги» будет выражено: «они деньги взяли, они дали ему это».

Естественно, что подчинение не может быть выражено. Например, предложение «человек, который пришел ко мне, дал мне много денег», будет выражено: «человек, он пришел ко мне, он денег много дал мне». Часть предложения, по смыслу являющаяся подчиненной, вводится обычно особыми частицами или целыми выражениями.

Однако северные языки манде (малинке, бамбара, диула), будучи сходны с языками южной группы в словарном отношении и общем строе грамматики, в отношении синтаксиса гораздо более развиты. Они дают возможность для образования сложносочиненных и сложноподчиненных предложений, которая еще отсутствует в языках южной группы.

Языки западной бантоидной (атлантической) группы

Языки населения атлантического побережья Западного Судана, от устья р. Сенегал вплоть до Либерии, имеют некоторые общие особенности грамматического строя и словарного состава, но все же не представляют большого единства. Они резко отличаются от языков окружающих их народов мандинго. Народы, языки которых объединены в эту группу, имели различную историческую судьбу и живут изолированно друг от друга в самых различных географических условиях. К числу языков атлантической группы относятся: волоф, серер в Сенегале; баланте, биафада, бидього и другие языки в Португальской Гвинее; налу, ландума и кисси во Французской Гвинее; буллом, темне, лимба в Сьерра-Леоне; гола в пределах Либерии. Впрочем, принадлежность языков буллом, лимба, кисси, гола и некоторых других к этой группе спорна.

Всем языкам атлантической группы присуще наличие в них классов имен существительных, различаемых при помощи префиксов.

Проблема классификации имен существительных в языках атлантической группы лучше всего изучена на примере языка волоф в Сенегале. Французский лингвист Делафосс, изучавший этот язык, установил, что имена существительные делятся на множество групп, каждая из которых имеет определенные префиксы: s-, w-, пу-, к- и т. д. Значение префиксов видно из следующего примера: k-of означает «вещь, предмет, сделанный руками человека или имеющий отношение к человеку», l-of —«вещь вообще» (единичная), y-of— «вещи» (мн. ч.).

Все имена прилагательные и местоимения, относящиеся к данному имени существительному, согласуются с ним и принимают префикс этого имени существительного:

старый человек — teu-nit Jcti-mag (букв, «человек старый»);

старая женщина — dyiLgen dyi-mag (букв, «женщина старая»);

черное дерево — да-гаЪ да-nyul (букв, «дерево черное») и т. д.

Таким образом, каждая группа имен существительных имеет свои префиксы, и эти префиксы оформляют все прочйе части речи, придавая алли- теративный характер предложению в целом.

Однако на примере языка волоф не удается выяснить принцип, положенный в основу деления имен существительных на группы. Многие из имен существительных утратили свои префиксы, и форму их можно установить лишь косвенным путем, на основании согласований. Гораздо яснее дело обстоит в других языках, например в языке темне.

В этом языке все имена существительные, обозначающие живые существа— людей или животных, имеют в единственном числе префикс и- или а-. Во множественном числе имена существительные, обозначающие людей, получают префикс а-, класса животных i-. Класс жидкостей 'характеризуется префиксом та-, класс частей человеческого тела, орудий (куда входят и названия некоторых животных)—префиксами ка-,ко-, к- и т. д.

Префиксы имен существительных в зависимости от начального звука основы слова претерпевают изменения и иногда сливаются с нею или исчезают.

В одном из языков этой группы — биафада — исчезновение префиксов вызвало своеобразное явление перебоя согласных. При образовании множественного числа начальный звук слова видоизменяется под влиянием

гласного звука ныне уже исчезнувшего префикса. Тем самым был найден путь к истолкованию особенностей языка фульбе*, одного из самых распространенных западносуданских языков, на котором говорит более 4 млн. чел.2 Он отличается от всех прочих языков Африки необычностью образования множественного числа имен существительных: человек народа фульбе — pulo, мн. ч. fulbe\ раб, слуга — kado, мн. ч. habe и т. д.

Это обстоятельство ставило лингвистов в тупик, затрудняло изучение языка и осложняло составление словарей.

Мы видим, что во множественном числе происходит изменение начального звука слова одновременно с изменением окончания слова. Поэтому название этого народа различные исследователи пишут самыми разнообразными способами: фуль, фульбе, пуль, пуло, пель, филани и т. д. В действительности все имена существительные в языке фульбе, в единственном числе начинающиеся на р, во множественном числе получают /. Таким образом, «человек племени фульбе» — pulo, мн. ч. fulbe\ pemboo (ед. ч.), fembobe (мн. ч.)— «цирюльник»; pudoo (ед. ч.), fudobe (мн. ч.)—«начинающий» и т. д.

Изучение языка фульбе позволило установить следующее правило: если в единственном числе слово начинается взрывным звуком, то во множественном ему соответствует щелинный (фрикативный): к — /г; tj s, Р — A S — wly> d r> dj — угЬ — w. Наоборот, если в единственном числе слово начинается фрикативным звуком, то во множественном оно имеет соответствующий взрывной.

Первую группу соответствий (взрывной^— фрикативный) составляют имена существительные класса людей, вторую группу (фрикативный — взрывной)—класса вещей. Каждое слово, кроме того, имеет суффиксы, которые добавляются к основе и изменяются в зависимости от числа. Так, например, слово pulo в единственном числе имеет суффикс -о, во множественном fulbe—суффикс -be. При помощи этих суффиксов образуется другая группа классов имен существительных: класс -ngel — уменьшительные, -коп — то же уменьшительные, -ngun — класс мелких животных, -о — класс людей в единственном числе, -ben — то же во множественном числе, -wa — класс больших животных, -am — класс жидкостей, -ngal — класс птиц, -gal — класс предметов, -hi — класс деревьев, -Ы — класс деревьев и приготовленных из дерева предметов, -ho — класс трав и кустов и т. д.

В языке фульбе существуют одновременно суффиксы, определяющие собою 35 классов имен существительных, и префиксы, значение которых остается неясным и которые составляют пять классов. Эти пять классов имеют точные соответствия с суффиксными именными показателями. При этом суффиксы сохранили свой прежний вид, тогда как префиксы претерпели чисто - фонетические изменения, которые мы воспринимаем теперь как соответствия взрывного — фрикативному, фрикативного — взрывному и т. д. Таким образом, в языке фульбе некогда существовали классы имен существительных, имевшие показатели в начале и в конце слова. Но это как раз тот порядок, который, как мы увидим ниже, существует и теперь во многих языках Западного Судана, в частности в языках группы моси- груси. Тем самым язык фульбе выходит из состояния изолированности и включается в большую группу бантоидных языков.

В зарубежной африканистике так называемая проблема фульбе была использована для построения откровенно расистских теорий. Так, немецкий лингвист Мейнхоф на материалах языка фульбе создал свою теорию происхождения и развития африканских народов. По его мнению, фульбе представляют собою потомков светлокожих хамитов-ско- товодов, завоевателей Судана, своего рода «арийцев» Африки, сохранивших в своем языке черты древней структуры прахамитского языка. Этот древний язык содержал деление имен на классы — абстрактную идею, якобы недоступную африканским народам. По Мейнхофу, светлокожие завоеватели, родственные фульбе, вторглись в области Центральной Африки. В результате смешения их языков, имевших грамматические классы, с языками коренного населения Судана, говорившего на языках изолирующего типа, образовались совершенно новые языки — языки банту, по типу своему агглютинативные и имевшие грамматические классы.

«Теория» эта опрокинута фактами1. Фульбе не имеют никакого отношения к происхождению языков банту. Неверными оказались и лингвистические доказательства Мейнхофа, построившего сложные теоретические выводы на основании недостаточно изученных данных самого языка фульбе. Мейнхоф исходил из предположения о наличии четырех групп префиксов (попарно-полярных друг другу),тогда как их оказалось больше, что подорвало всю основу его рассуждений. Изучение языков атлантической группы показало, что язык фульбе близок языку серер2.