Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Язык хауса. Языки Судана. Гвинейская группа
Этнография - Народы Африки

К числу языков семито-хамитской семьи относится также язык хауса. Это наиболее распространенный из всех африканских языков и один из главных языков Судана — Северной Нигерии и прилегающих к ней областей. Несмотря на то, что некоторые черты хауса характерны для многих языков Судана, важнейшая часть его грамматики—а именно вся система спряжения глагола и в особенности все личные местоимения—имеет несомненную связь с системой спряжения глагола семитских, кушитских и берберских языков. На эту связь указывают и другие черты грамматического строя хау- са — образование пород глагола, причастных конструкций и многие другие, а также некоторые черты фонетики (наличие эмфатических согласных). Все это дает возможность говорить о несомненном родстве хауса с семито-хамитскими языками.

Наряду с этим в языке хауса встречаются черты сходства с языками бантоидных групп, имеющими грамматические классы имен существительных (например, в образовании множественного числа названий народов, племен, профессий при помощи префиксов и суффиксов). Вопрос о месте языка хауса среди других африканских языков долгое время был весьма спорным, и во всех классификациях его помещали изолированно от всех языков Африки. Однако в действительности в южной части Северной Нигерии и в нижнем течении Логоне и Шари, к югу от оз. Чад, а также к востоку от него, в районе Вадаи, насчитывается несколько десятков племен, языки которых очень близки к хауса. Их называют иногда суда- но-хамитскими, или чадо-хамитскими, языками. К ним относятся: котоко, мусгу, нгизим, муби, йидема (будума), карекаре, и другие.

Языки Судана. Гвинейская группа

Языки населения Верхней Гвинеи, от Берега Слоновой Кости до Южной Нигерии включительно, составляют единую, ясно определенную в языковом отношении группу. Это одна из наиболее значительных и лучше всего изученных языковых групп Западного Судана: на языках этой группы говорит около 12 млн. человек, принадлежащих к наиболее значительным народностям побережья: ашанти, эве, йоруба, дагомейцы, ji6o, нупе и др.

Исследование языков всего Судана началось с языков гвинейского побережья, в частности с языка эве. В результате исследований немецкого языковеда Вестермана, было установлено, что на всем пространстве от Золотого Берега до дельты Нигера распространены языки изолирующего типа, односложные, характеризующиеся наличием музыкальных тонов.

Первоначально полагали, что вообще все языки Судана, от Атлантического побережья вплоть до Нила, весьма примитивны, однотипны по своей структуре и сходные языками гвинейского побережья. Однако более близкое знакомство с языками Судана показало ошибочность этого предположения. Языки Судана оказались весьма различными и, как теперь установлено, относятся к различным языковым группам. Позднейшие исследования Вестермана показали, что к числу языков гвинейского побережья, названных им «группой ква» (ква на языке этой группы означает «люди»), относится лишь небольшая часть языков Судана.

К языкам гвинейской группы, или группы ква, относятся языки Верхней Гвинеи, а именно: на Береге Слоновой Кости — аброн и др., на Золотом Береге — тви (чи), фанти, ашанти, в пределах Того — ган и гуанг, в Того и Дагомее — эве и, наконец, в пределах Южной Нигерии — йоруба, эдо, ибо и нупе. За пределами гвинейского побережья к этой группе относится, повидимому, также язык сонгаи, на котором говорит население среднего течения Нигера, между Тимбукту и Гао. Впрочем, вопрос этот не вполне ясен, так как до сих пор язык сонгаи изучен весьма недостаточно Несколько особнякам стоит группа языков кру.

Все гвинейские языки имеют общий основной словарный фонд и общий грамматический строй. Фонетическая структура этих языков во многих отношениях своеобразна1.

Большинство языков гвинейской группы (ква) имеет от семи до девяти гласных. В числе основных гласных, кроме а, е, i, о, гг, всегда входят еще открытые в и о. В языке фанти различаются, кроме того, еще два вида i и два вида и (более открытые и более закрытые).

Система согласных не.отличается особым богатством. В языке йоруба, например, отсутствуют звуки р, к и g. Напротив, в языке эве три вида d (наряду с основным — ретрофлексивное и палатализованное), два вида t,

два / (губно-зубное и губно-губное) и т. д. В языке фанти много лабиализованных согласных — tw, gw и др. В системе согласных следует отметить очень характерные для языков этой группы лабиовелярные (губно-заднеязычные) кр и ge. Эти звуки имеют двойную смычку: губы смыкаются, а задняя часть языка, приподнимаясь, касается мягкого неба, принимая положение для произношения звука к или g. Взрыв происходит одновременно, и между обоими звуками перерыва нет.

Одной из наиболее характерных особенностей всех языков этой группы является наличие тонов.

Языки гвинейской группы односложны и относятся к изолирующему типу. Какие-либо вспомогательные частицы, префиксы, суффиксы и т. п. в них почти отсутствуют. При наличии односложных корней, естественно, число их должно быть довольно ограничено уже в силу того, что количество звуков не безгранично. Наличие тонов устраняет возможность смешения слов различного значения. В языках этой группы — три, пять, иногда даже семь тонов. Всегда различаются высокий, средний и низкий тона; почти все остальные представляют собою комбинацию основных трех тонов. Каждый отдельный слог имеет свой особый музыкальный тон. Таким образом, живая речь производит несколько своеобразное, непривычное впечатление для привыкших к ударению, выделяющему в отдельном слове ударный слог, а в речевом комплексе — ударное слово. При разговоре на языке эве или тви слышны постоянные повышение и понижение тона, выделяются окончания слов, которые произносятся падающим или, наоборот, повышающимся тоном. Каждое отдельное предложение — единый речевой комплекс — имеет по нескольку тонов, и невозможно найти в нем ударение, привычное для русского уха. Поэтому, например, нельзя ответить на такой вопрос, как правильнее сказать — «йоруба» или «йоруба» (название народа), потому что в данном слове нет ударного слога, а есть три музыкальных тона.

В языке эве — пять тонов, или, точнее, пять комбинаций тонов, а именно: средний а, высокий а, низкий а, повышающийся (низкий + высокий)— а и понижающийся (высокий + низкий)—а. Одно и то же слово, произносимое разными тонами, приобретает разные значения. Так, например, ка— «разрушать», ка — «касаться», ка— «который», ка— «усики растения» вообще, ка —«усики растения», о которых идет речь, и т. д. В некоторых случаях число вариаций увеличивается, если учесть, что в языке эве различаются, кроме того, долгие (о) и краткие (о), а также открытые (о) и закрытые согласные; так, например, to — «быть густым», to — «говорить», to — «ухо», to — «отверстие», to — «собственность», to —«воды», to — «владелец». Иногда слова даже и с одинаковым тоном могут иметь разные значения; в частности, в только что приведенных примерах последнего ряда не исчерпаны все возможные случаи омонимов. А именно to ('«собственность»)имеет тот же тон, что и to («поджаривать»), a to («говорить»), тот же тон, что to («ухо»), to («гора»). Следует, однако, заметить, что подобных совпадений очень мало и встречаются они немногим чаще, чем в русском языке, где также имеются случаи подобных совпадений, как, например, омонимы «ключ», «коса» и т. п.

Эти примеры показывают совершенно исключительное значение тона. Предложение может быть построено и произнесено во всех отношениях правильно, но ошибка в тоне хотя бы одного слога может сделать все предложение бессмысленным. Не удивительно поэтому, что овладеть тональностью языка и научиться правильно говорить на языках типа эве можно только в результате долголетней практики. Значение тона особенно ясно сказывается в словах, обозначающих способ или характер действий.

Они представляют собою вид наречия, не видоизменяются и не согласуются с другими частями предложения. Их обычно называют звукоподражаниями (ономатопоэйи, или ономатопеи).

В языке эве эти виды наречий употребляются очень часто. Они обычно указывают на свойство, или состояние, или характер действия и связаны с глаголами. Чтобы судить об их распространенности, достаточно сказать, что глагол zo («идти») в языке эве может иметь при себе около 40 определений способа хождения или характера походки:

zo bafobafo — походка человека маленького роста, все тело которого участвует в движении;

zo behebehe — расхлябанная походка;

zo biabia — походка длинноногого человека, выкидывающего ноги вперед;

zo bohoboho — походка толстого, тяжело ступающего человека; zo bulabula — походка человека, ничего не замечающего перед собой; zo dziadzia — энергическая походка;

zo gblulugblulu — походка человека, идущего «подсобно буйволу», опустив голову, и смотрящего только перед собой;

zo goe goe1— идти с опущенной головой, вихляя; zo piapia — идти мелкими шажками.

Тональность вносит в эти определения смысловые оттенки: низкий тон указывает на медленность движения, рыхлость, беспомощность, высокий тон — на быстроту, энергичность. Так, например, gugluglu, giligili — «беспомощный», blobbobbo— «быстро говорящий», gblululu — «быстро идущий».

Нередко тон указывает на величину или качество предмета, действие которого определяется:

goba — согнутый (о больших предметах);

goba — согнутый (о маленьких предметах);

boll — короткий и толстый (о больших предметах);

boli — короткий и толстый (о маленьких предметах).

В языке йоруба:

Ъггё — быть небольшим (об участке земли);

Ыге — быть большим (об участке земли); surd — быть маленьким (о листьях дерева); suru — быть большим (о листьях дерева).

Таким образом, высота тона придает смысловые оттенки слову, будь то глагол, или существительное, или прилагательное.

Из приведенных примеров видно, что тон слова имеет определенное семантическое значение, причем высокий тон обычно связан с представлениями о маленьких, тонких, твердых предметах, быстрых действиях, энергичных, точных действиях и т. д. Напротив, низкий тон — с большими, обширными, бесформенными, мягкими предметами, медленными движениями, вялыми, неточными действиями. На первый взгляд это может показаться странным, но следует вспомнить, что сходные примеры имеются и в русском языке. Так, в устной речи, в особенности при рассказе, тон может характеризовать как самого деятеля, так и характер действия. На- ' пример «идет, бредет медведь, большой, пребольшой, а маленькая лисичка скачет вокруг». Все характеризующее медведя будет сказано более низким тоном, чем о лисичке. Высокий тон указывает на небольшие размеры животного, на быстрый и легкий характер движений лисицы, на ее живой нрав. Но в русском языке пределы использования тона очень ограничены и не имеют отношения к структуре языка, тогда как в суданских языках они имеют грамматическое значение. В некоторых языках, как, например, в тви, различные глагольные формы и лица определяются часто только высотой тона.

В языке эве безличное выражение «стучат» обязательно должно быть определено: необходимо указать, во что стучат. Нельзя сказать вообще «красиво», но необходимо сказать, что именно красиво. Слово «учитель» в языке эве означает буквально «вещь-показывающий», «повар»— «вещь- варящий». Жарить «вообще» — невозможно, надо указать, что жарить. Таким образом, глагол «жарить» в буквальном переводе означает «мясо- жарить», глагол «делать» — «работу-делать», «погребение» — «человека- погребение» и т. д. Эта конкретность составляет одну из характернейших черт суданских языков. Она сказывается также в отсутствии таких глаголов, как «быть» или «иметь», глаголов, с которых обычно начинается изучение многих языков. Глагола «быть» (вообще) не существует. Возможно лишь «быть в данном месте», или «быть кем-нибудь», или «быть (в значении качества) таким-то» и т. д. Понятие «бытие» должно быть обязательно конкретизировано. Благодаря этой особенности, суданские языки довольно богаты словами. Языки гвинейскои группы далеко не первобытны, и на них можно выразить любую мысль, правда, иными, чем в славянских, романских или других языках, средствами.

В языке эве порядок слов в предложении следующий: на первом месте стоит субъект, затем глагол, а за ним объект: текро ati la («я вижу дерево это»). При наличии двух объектов — прямого и косвенного — на первом месте ставится объект винительного падежа, на втором — дательного: efia ati alela («он показал — дерево — охотнику»).

Отношения родительного падежа передаются при помощи частички we. Это, в сущности, еще не частица, а настоящее имя существительное, означающее «место, родина, принадлежность, имущество». При образовании родительного падежа она как бы заменяет собою посессивную связку: fia we ho — вождь + принадлежность + дом, т. е. «дом вождя»; ale we afo — овца + принадлежность + нога, т. е. «нога овцы».

Эта связка не употребляется, однако, при терминах родства. Родительный падеж в этом случае выражается простым сопоставлением двух имен существительных:

fia dada — вождь + мать, т. е. «мать вождя»; fofoa novi — отец + брат, т. е. «брат отца».

Все сказанное характеризует гвинейские языки как языки изолирующего типа со всеми характерными их особенностями, в частности почти полным отсутствием служебных частиц.

Однако в некоторых языках группы ква встречаются следы грамматических классов; например, в языке тви слова ohene («вождь»), obarima («раб») имеют префикс о — класса людей (мн. ч. ahene, abarima и т. д.). В языках ган и эдо имена существительные, обозначающие растения, части человеческого тела и орудий, имеют в единственном числе префйкс к, названия жидкостей — префикс т, названия людей и животных имеют аффиксы и, о и т. д. Повидимому, в этом следует видеть следы некогда развитой системы грамматических классов, подобной именным классам языков атлантической группы и языков группы моси-груси.